Погода
23 Сентября 2020
Интервью

Арсений Фогелев: «У нашего театра есть все, чтобы быть заметным на всероссийском уровне»

Источник фото: Татьяна Зубкова
Источник фото: Татьяна Зубкова

Краснодар, 23 сентября – Юг Times, Анастасия Громовикова. 6+ Как удивить современную публику, видевшую многое, и на каком языке разговаривать со зрителем, который с полуслова догадывается о дальнейшем развитии сюжета Краснодарский драматический театр минувшим летом получил нового творческого руководителя. Предыдущий актерский и режиссерский опыт вступившего в должность лидера заставляет предполагать новые тренды в развитии драматургического искусства в столице Кубани. Справедливы ли такие прогнозы, как театр будет повышать интерес публики, совершенствовать свой репертуар и что поможет ему идти в ногу со временем, руководитель труппы рассказывает в интервью «Юг Times».

- Арсений Владимирович, какое определение вы можете дать понятию «современный театр»? И что представляет собой театр, который мы наблюдаем в этом году? 

- Современный театр - тот, который идет в ногу со временем. Это в первую очередь принципы существования на сцене и вопросы, которые затрагиваются постановщиками. Они должны соответствовать сегодняшнему времени и актуальным обстоятельствам. Современность в театре проявляется не в том, что актеры ходят по сцене в модных костюмах. Не про это разговор. И не про осовременивание каких-то классических текстов. Театр рассказывает о том, что происходит здесь и сейчас. Я ощущаю какую-то проблему или фактор в настоящем времени и рассуждаю о нем. 

В этом году многие театры вынужденно срочно освоили пространство диджитал - одни с большей изобретательностью, другие - с меньшей. Много было репетиций в онлайн-режиме, всевозможных проектов для зрителей, трансляций спектаклей. Глобальный минус в этой всей ситуации в том, что игра в театре - живом виде искусства - отошла на второй план. Однако есть и плюс: театры освоили веб-пространство - неотъемлемую часть нашей сегодняшней жизни. Кто-то сказал, что в этом году мир словно остановился, застыл перед неким следующим большим шагом. Думаю, в этом можно найти пользу и театру. Известно ведь, что после кризиса всегда есть подъем - универсальное правило. Для каких-то театров это, безусловно, сложнейший период - для частных в первую очередь. Но в целом, я думаю, длительное сдерживание приведет к чему-то плодотворному в ближайшем будущем. Это похоже на то, когда человек приготовился к старту и ждет сигнального выстрела, чтобы потом всю энергию потратить на достижение цели. 

Для краснодарского театра драмы это очень символично: одно столетие закончилось, наступил ощутимый рубеж веков, и мы оказались на пороге нового старта - сто первого театрального сезона. 


УДЕРЖАТЬ ВСЕ СЛОЖНЕЕ 

- Что вам, как режиссеру, кажется главным в современном театре? 

- Я человек уже во многом перенасыщенный театром, поэтому мне нравятся уходы от нарочитой театральности. Я имею в виду те средства выразительности, которые можно найти в ортодоксальном искусстве: понятный сюжет, линейная игровая конструкция, иллюстрация времени и процессов, вычурная костюмированность. Такие вещи мне лично малоинтересны как зрителю, но это совсем не значит, что они не интересны другим. Вполне легко себе представить тех, кто приходит на спектакли именно за этой пышной театральностью. В этом нет ничего дурного. Просто во все времена существовали свои тенденции, особенно цеплявшие публику. 

Ведь что такое тенденция? Это некое направление, так или иначе состоящее из уже сложившихся элементов. Театр давно уже придуман. По большому счету в более-менее привычном для нас понимании он сложился еще в XIX веке. Просто в XX столетии появились теснейшие связи театра со всеми другими видами искусства - художественным, музыкальным, хореографическим. 

На сегодняшний день все, что можно было бы сделать в театре, мне кажется, уже придумано, да и идеи эти выжаты. Ничего глобально нового изобрести нельзя. Все же есть одно большое но: что-то свежее всегда рождается от какой-то новой грани, новой личности, нового угла зрения. 

Я думаю, идти нужно (совсем не значит, что в этом не бывает исключений) по пути, на котором актер всегда является носителем смыслов, режиссер с помощью компоновки и расставления этих смыслов делает какую-то историю, а зритель ее улавливает и сопоставляет с собой. При этом сама история не обязательно должна быть линейной и разжеванной, это ведь может быть и что-то бессюжетное. 

Я для себя понимаю, что репертуарный театр в городе - это встреча зрителя с актером в любом случае. Ведь театр - это про и для человека. Самое главное, о чем мы пытаемся сказать: о себе, или о другом, или о другом через себя, или же о себе через другого. Простая конструкция. Главная идея этого искусства в том, что зритель попадает в процесс жизни и мысли актеров-проводников, а режиссер - мастер составления таких отношений. 

- Вы сказали о большой роли синтеза театра с другими видами искусства в XX веке. Главной тенденцией в театре последних десятилетий стала компиляция его с кино и мультимедиа. В чем, на ваш взгляд, здесь плюсы и минусы? 

- Если говорим о прямой трансляции как приеме - когда мы из зала наблюдаем происходящее на сцене в увеличенном виде - это здорово, потому что дает возможность рассмотреть человека в момент его жизни буквально в микроскоп. С этим приемом мастерски работает, например, английский театральный режиссер Кэти Митчелл.

Если говорить о медиа типа видеоарта - в этом тоже есть большой смысл и особая зрелищность, которая может помогать происходящему на сцене и воздействию на зрителя. 

Сейчас так или иначе человек погружен в медиапространство - хочет он того или нет. Наша собственная восприимчивость жизни и себя самих отражается через кино. Это продиктовано развитием технологий в целом и видеотехнологиями в частности. Если бы мы жили в XIX веке, больше бы ассоциировали свою жизнь с неким художественным произведением, например, романом. Поэтому внедрение медиа в театр, как и в другие виды искусства, процесс вполне закономерный на сегодняшний день. Есть, конечно, моменты, когда без этого можно обойтись, и режиссеры просто идут на поводу у моды. Но это совсем не исключает важность инструмента. Краснодар - быстро развивающийся город, и театр в нем должен быть развивающимся, прогрессивным. Медиа - часть технологического цифрового прогресса, в котором мы все существуем. Просто кто-то находится внутри него, а кто-то, кто более ретрограден, снаружи. В этом нет ничего плохого, через это в том числе отражается смена времен и эпох. Всегда были те, кто умеет и не умеет обращаться с чем-то новым. Например, бабушка, не владеющая навыками использования гаджетов, в некотором смысле вырвана из цифровой системы координат. В то время как жизнь молодого человека неразрывно связана с этой системой, он мир ощущает и видит через призму технологий. Те, кто не погружен в этот аспект и в театре его не воспринимает. 

Но это не значит, что нам надо отмахнуться от одних зрителей и, идя только на поводу тенденций, создавать что-то для продвинутых пользователей гаджетов. Нет. Нужно «для всех быть всем» - цитирую апостола Павла. 

Театр с тысячным залом не может позволить себе элитарные спектакли - не в смысле чересчур умные, а в смысле избранности конкретной аудитории. Он должен быть для максимально широкого зрителя. 


ВЗГЛЯД РУКОВОДИТЕЛЯ 

- В этом сезоне вы стали главным режиссером театра драмы. Что важное вам хочется сохранить в краснодарской драме и что привнести нового? 

- Когда ты находишься на поле и бегаешь с мячом, думаешь: «Почему тренер нас так расставил?» Когда ты сам тренер и видишь всю ситуацию с другой стороны, замечаешь немного иные процессы. Сейчас со мной происходят подобные метаморфозы. Я понимаю, что есть вещи, которые мне казались не очень нужными для театра, а перейдя на другую сторону, осознаю, почему необходим тот или иной шаг, тот или иной спектакль, то или иное решение. 

Какая-то точная миссия и программа театра у меня сформируется, думаю, в течение полугода, когда вникну и освоюсь на другой стороне театрального процесса. У меня есть понимание, что нужно и что не нужно театру сегодня. Например, то, что делал Рудольф Кушнарев - более экспериментальные авангардные постановки были на малой сцене и более коммерческие на большой - в целом мне кажется правильной стратегией. И я вижу, что сегодня именно эта стратегия - не без исключений - приобретает более ясные очертания. 

Идея программы на самом деле простая: нужно территорию успеха увеличивать в границах Краснодара, потом на уровне края и Юга России, далее - на театральной карте страны. У театра драмы есть все, чтобы он был в хорошем смысле заметен и оригинален на всероссийском уровне. Сейчас движение к тому и ведет: у театра есть гастрольная жизнь, фестивальная, проектная. Да, пандемия подорвала немного этот путь к успеху. Точнее, замедлила его. Но, как я говорил выше, может быть, в этой всей ситуации есть и плюс в виде некой передышки перед еще более мощным рывком. 

В первую очередь театр должен постоянно работать над качеством, потому что зритель сегодня насыщен опытом просмотров в целом. Из-за обилия кино и сериалов вокруг нас театру сложно конкурировать с нынешним сюжетным контентом. 

Возьмите любого человека 30 лет в начале XX века: почему ему казались романы XIX века пределом совершенства? Потому что этих историй, сюжетов было очень мало. Если мы сейчас посмотрим на театр начала XX века, поймем, что это достаточно наивный вид искусства - современными глазами. Там все досконально показывалось и рассказывалось, чтобы каждый сидящий в зале уловил верный подтекст. 

Сейчас публика выросла настолько, что она не нуждается в каких-то подсказках, ей достаточно увидеть картинку, чтобы понять, в каком направлении история будет развиваться. У современного зрителя мощно работает ассоциативное восприятие. Поэтому показывать и объяснять ради самого этого процесса - бессмысленно. Как говорит наш актер Александр Катков: «Зрителю не интересно смотреть на то, как ты играешь. Зрителю интересно смотреть на то, что ты скрываешь». 

Нам всем, как мне кажется, именно это и необходимо: скрывать до последнего все смыслы. Развлекательный коммерческий спектакль вполне может быть сюжетным и на первый взгляд понятным, но зрителя должно «кидать», он должен во время просмотра проходить некий квест. Сюжет «Ромео и Джульетты» известен каждому. Так вот зрителя надо путать так, чтобы он был полностью уверен, что герои в конце не умрут. Все настолько витиевато и мудрено должно происходить на сцене, чтобы был элемент неожиданности, это ведь, и правда, самое интересное. 

- Что думаете о работе с коллективом театра? 

- Нужна поддержка тонуса и профессиональной энергии артистов. Актеры в театре способные, они заслуживают побед. Есть, конечно, некие дисбалансы в артистическом составе: например, женщин больше, чем мужчин, хотя должно быть меньше чуть ли ни в два раза; средний возраст - 40-50 лет - представлен  буквально двумя-тремя артистами. При всем при этом труппа объективно сильная, что отмечаем не только мы сами, но и постановщики, которые с ней работали, и критики, которые видели результаты этих работ. Артистам нужны грамотные режиссеры. Это и режиссеры-педагоги, и режиссеры-новаторы, и режиссеры, способные в ходе репетиций своих спектаклей раскрыть артиста с неожиданной стороны. 

Если мы говорим о театре как о живом виде искусства, то спектакль, поставленный двадцать лет назад, не может отвечать современным требованиям, которые негласно существуют и всегда существовали. В репертуаре много постановок, которым не более пяти лет, это значит, что пока еще они остаются актуальными и отвечают актуальным запросам. Есть несколько спектаклей, которым много лет, и тут действительно надо думать, взвешивать все за и против и решать их судьбу - стоит ли сохранять их, или же заменять на что-то аналогичное по тематике, или же выводить из репертуара совсем. Не потому, что они плохие, а потому, что время поменялось: и территория смешного (если мы говорим о комедиях), и эстетика. Да, актеры всегда стараются быть интересными здесь и сейчас, но суть в том, что глобально выйти за границы замысла режиссера и выстроенности какой-либо постановки они все же не могут. 

К этому всему добавляется острая нехватка современной драматургии на сцене, если, повторюсь, мы говорим о театре живом, театре здесь и сейчас, который исследует темы, касающиеся современного человека. 

В разные годы театр претерпевал разные периоды, разных руководителей. Нельзя сказать, что что-то было плохо, ведь все это - часть истории. Ты ведь не можешь признать, что в какую-то часть своей жизни был совершенно отвратительным. Я ни в коем случае не хотел бы бравировать наполеоновскими планами. Не собираюсь открывать историю театра с сегодняшнего дня. Я постараюсь с помощью и поддержкой коллектива двигаться и добиваться каких-то вещей, нужных не мне лично, а театру и тем, кто в нем заинтересован. На самом деле все вышеупомянутое можно собрать в одну мысль. Театр драмы последние несколько сезонов активно движется в сторону успеха. Мне бы хотелось, чтобы это движение было более стремительным. 


НОВЫЙ РЕПЕРТУАР 

- Ваш первый спектакль на посту главного режиссера в новом, 101-м сезоне - «Три сестры» Антона Чехова. Почему выбор пал именно на эту его пьесу и этого автора вообще? 

- Чехов был и есть в репертуаре театра драмы. Несмотря на то, что «Три сестры» самая мрачная и апокалиптичная его пьеса, в которой герои больше двадцати раз повторяют фразу «Все равно», «Все равно, пусть», может быть, в нашем случае клин выбивается клином. Мне кажется, именно это произведение в посткарантинный период, когда у всех появилось некое ощущение безвременья, соответствует желанию скорейших перемен - тому самому «скорее, скорее в Москву!». Как у Сократа: «Если этот мир не идеален, значит, есть гдето идеальный мир». История об этом же. Пьеса тем и интересна, что она может своей безысходностью и фатальностью произвести противоположный эффект - побудить к движению. 

Антон Чехов - из тех драматургов, которых чаще всего ставят режиссеры по всему миру. Когда говоришь «Чехов» - имеешь в виду театр. 

Этот автор велик именно тем, что у него очень простые человеческие истории, рассказанные на сложном языке подтекстов. За каждым словом, за каждой ремаркой, за каждым поворотом головы подразумевается образ. У него не пьесы, у него - романы. Ты читаешь «Вишневый сад» и понимаешь, что это не драматургия, а роман. Ты вовлечен автором на территорию художественной литературы. Гениальность Чехова в том, что он размах романа сумел вместить в объем пьесы. Если бы романист за каждой фразой героя сочинял бы целую историю этой фразы, то Чехов грамотно написал ее так, что читатель понимает и представляет все, что под сказанным подразумевается. 

История в «Трех сестрах» о том, что некоторым людям, живущим среди нас, словно не находится места. «Крах русского аристократизма» - было где-то написано в контексте этой пьесы. И в этой формуле определенно заложен символистский мотив. К слову, у самого Чехова что-либо читать буквально невозможно. И в этом смысле у нас все как-то сошлось исторически: пьеса, написанная на рубеже веков - XIX-го и XX-го (1900 год написания, в 1901 впервые издана), появляется в репертуаре театра, переживающего сегодня собственный исторический рубеж веков. Плюс ко всему, эта ситуация с пандемией: определенно есть ощущение, что ты находишься на границе неких жизненных перемен. А еще под эту премьеру открывается новая площадка театра, про которую зритель узнает немного позже. Все будто сошлось в один большой знак - символ перехода от одной страницы жизни к следующей. 

- Для кого будет этот спектакль? 

- Я думаю, нужно делать честную историю прежде всего для себя самого. «Три сестры» - это внутренние переживания человека. «В Москву! В Москву!» Кто не хочет в Москву? У каждого из нас есть своя «Москва», куда мы стремимся. Жизнь не стоит на месте, и, добившись для себя одной «Москвы», человек начинает поиски другой. И эта та самая территория, на которой люди встречаются с чувством влюбленности и переживают романы, на которой происходят душевные мучения, несправедливость, где судьба сталкивает совершенно разных людей и роднит чужих. В этом смысле контекст «Трех сестер» может быть доступен любому зрителю. 

- Как вы определяете для себя успех? 

- Любой человек стремится к успеху. Не в смысле к славе, а именно к пониманию того, что его потенциал реализован. Я считаю, что и театр должен стремиться к успеху. Конечно же, этот успех в театре многокомпонентен: с одной стороны он зрительский, с другой - фестивальный. То есть с одной стороны меня признают зрители, с другой - профессионалы. И это те самые два направления, по которым должен как можно сильнее двигаться краснодарский театр драмы. У меня есть понимание, как разделить эти вещи. Это не значит, что мы будем, условно, опускаться ниже плинтуса, чтобы быть понятными кому-то. Нет, мы будем повышать интерес поднятием планки.



За всеми важными новостями следите в «Одноклассниках» и на канале «Яндекс.Дзен»

Читайте также:

Елена Коняхина: «Центр Краснодара должен рассказывать жителям и гостям историю города»
21 Октября
Интервью

Елена Коняхина: «Центр Краснодара должен рассказывать жителям и гостям историю города»

Около трехсот тысяч объектов культурного наследия в России не учтены, но нуждаются в реставрации.
Владимир Куксов: «Хотим, чтобы наша молодежь принесла пользу региону и стране»
14 Октября
Интервью

Владимир Куксов: «Хотим, чтобы наша молодежь принесла пользу региону и стране»

Одаренные дети и подростки должны реализовывать свои способности в полной мере.
Сергей Габриэль: «Только очень сильный организм может справиться с коронавирусом»
07 Октября
Интервью

Сергей Габриэль: «Только очень сильный организм может справиться с коронавирусом»

В Минздраве РФ заявили о прогнозируемом росте заболеваемости COVID-19.
Ральф Бендиш: «Инвесторы ищут не мягкий климат, а налаженные коммуникации»
30 Сентября
Интервью

Ральф Бендиш: «Инвесторы ищут не мягкий климат, а налаженные коммуникации»

В этом году завод КЛААС отметил свое 17-летие.
Арсений Фогелев: «У нашего театра есть все, чтобы быть заметным на всероссийском уровне»
23 Сентября
Интервью

Арсений Фогелев: «У нашего театра есть все, чтобы быть заметным на всероссийском уровне»

Как удивить современную публику, видевшую многое, и на каком языке разговаривать со зрителем?
Юрий Пустовит: «Время самоизоляции стало проверкой бизнеса на эффективность»
16 Сентября
Интервью

Юрий Пустовит: «Время самоизоляции стало проверкой бизнеса на эффективность»

Как в обиходе юристов появился новый термин «коронавирусное право» и что он означает?
10:50 Коронавирус на Кубани выявили еще у 130 пациентов 10:16 Поиски пропавших моряков взорвавшегося танкера продолжаются в Азовском море 23:45 Росморречфлот: Пожара на борту танкера в Азовском море не было 20:19 В Азовском море загорелся нефтяной танкер 20:06 Деревья в парке «Краснодар» утеплили для защиты от холода 19:23 Softline провела конференцию о развитии облачных технологий на Юге России 19:19 Кубанские фермеры привезли на ярмарки в Краснодар 250 тонн продукции 18:37 Жители Кубани могут поучаствовать в «Культурном марафоне» 17:48 В Сочи при пожаре в 12-этажном доме эвакуировали 73 человека 17:33 В Туапсе задержали участников драки, в которой погиб мужчина
Обмен трафиком СМИ2