Погода
06 Апреля 2022
Интервью

Наталья Данина:«Новый кризис поможет всем окончательно понять, что люди - главный ресурс»

Источник фото: «Юг Times»
Источник фото: «Юг Times»

Краснодар, 6 апреля – Юг Times, Елена Иванова. Стоило компаниям адаптироваться к новой реальности на рынке труда с ее дефицитом кадров и высокой конкуренцией за персонал, как стремительно на смену ей пришла сверхновая, требующая максимально быстрых решений.

С момента отсчета сверхновой реальности прошло не так много времени. Кроме того, активный период турбулентности совпал с гендерными праздниками, а это традиционное время отпусков и всеобщего затишья, поэтому за последние недели февраля и первую неделю марта аналитики не наблюдали особых всплесков на рынке труда. К середине марта уже стали заметны первые значимые изменения, однако судить по ним о глобальных тенденциях нельзя - ситуация развивается по непредсказуемому сценарию. Пока в своих выводах мы опираемся на данные, собранные за слишком короткий для полноценного анализа период, поэтому речь скорее о высокоуровневых трендах. Традиционно все будет зависеть от дальнейшего развития событий. Прогнозами о том, что может ожидать бизнес, HR и людей, делится собеседница «Юг Times».

НАТАЛЬЯ ДАНИНА, главный эксперт HeadHunter по рынку труда.

- Наталья Александровна, что сейчас происходит на рынке труда в целом? 

- На протяжении всего 2021 года эксперты наблюдали жесточайший дисбаланс на рынке труда, который в 2022 году должен был только усилиться. Но с 24 февраля наметился спад активности работодателей. С этого момента динамика вакансий значительно замедлилась, однако предложения о работе не исчезли. 

С другой стороны, если вакансии демонстрируют явный тренд на снижение, то число открытых или обновленных резюме плавно растет. Помимо цифр, есть и свежие комментарии от компаний, которые тоже замечают приток соискателей на рынок. Правда, как показывает практика, большая часть кандидатов таким образом пытается просто мониторить ситуацию и не спешит менять текущую работу. Более того, тренд на увеличение числа соискателей полностью соответствует обычному сезонному росту. То есть пока говорить о наплыве кандидатов на рынок не приходится. 

Если сравнивать текущую динамику с той, что наблюдалась в другие кризисные годы (в 1998, 2008, 2014 и 2020-м), то аналитики пока не видят лавинообразного роста числа резюме. И это ключевое отличие от предыдущих кризисных лет. 

- Уровень конкуренции складывается преимущественно в пользу соискателя или работодателя? 

- За последние несколько лет с напряженностью скорее сталкивались работодатели, нежели кандидаты. На протяжении первой половины 2021 года конкуренция среди соискателей практически во всех профессиональных сферах плавно снижалась и к середине года остановилась на уровне 3,8 резюме на вакансию, хотя нормой на рынке труда считается показатель 5-6 активных резюме на одно предложение о работе. Разумеется, напряженность была выше или ниже в зависимости от региональной или профессиональной специфики, но общая ситуация такова - компании конкурировали за одних и тех же людей на рынке труда. 

После 24 февраля 2022 года привычная для многих работодателей картина начала меняться: 5,3 резюме на вакансию. Важно отметить, что подъем связан не с увеличением количества резюме, а с уменьшением числа вакансий. 

Наиболее ощутимо изменилось соотношение резюме и предложений о работе с 14 февраля по 20 марта в сферах «Юриспруденция», «Страхование», «Административный персонал» и «Начало карьеры, студенты». Представители этих профессиональных групп больше, чем другие, могли почувствовать на себе трудности с поиском работы в моменте. У работодателей, сфокусированных на подборе специалистов данных профилей, появилась возможность выбрать для себя максимально релевантных кандидатов. 

По-разному сейчас выглядит и ситуация в регионах. Сильнее всего конкуренция за рабочие места выросла в Москве и Московской области (прирост +2,1 пункта: с 4,4 до 6,5 резюме на вакансию), Санкт-Петербурге и Ленобласти (+1,9 пункта: с 4,4 до 6,3 резюме на вакансию), а также в Северо-Кавказском федеральном округе (+1,7 пункта: с 5,4 до 7,1 резюме на вакансию). Другими словами, уже заметны изменения по всем значимым профессиональным сферам во всех регионах, но драматичными их пока назвать нельзя. 

- Что наблюдается в разрезе профессиональных сфер? 

- Многих сейчас интересует судьба ИТ-специалистов, производственного и рабочего персонала. Число вакансий в этих профессиональных сферах тоже сократилось, если сравнивать с цифрами за неделю с 7 по 13 марта 2022 года: в сфере «Информационные технологии» - на 10%, в «Производстве» и «Рабочем персонале» - на 7-8%. 

Госслужба - это единственная профессиональная группа, в которой наблюдался значимый прирост вакансий, если сравнивать с показателями в феврале. Это обусловлено, с одной стороны, высокой потребностью госструктур и тех, кто с ними связан, в квалифицированных специалистах, которых сейчас, очевидно, можно быстрее и проще привлечь, а с другой - интересом самих соискателей к стабильной работе в нестабильное время. Однако за неделю c 14 по 20 марта в сравнении с неделей с 7 по 13 марта и в этой сфере число вакансий уменьшилось на 8%. 

В меньшей степени турбулентность на рынке труда сейчас затронула представителей сферы безопасности, медицины и фармацевтики - в этих областях количество предложений о работе уменьшилось в среднем на 3%. Куда острее ситуация с вакансиями в сферах «Страхование» (-17%), «Управление персоналом» (-16%), «Искусство, массмедиа» (-16%), «Маркетинг, реклама, PR» (-15%). 

- Многих взволновали новости об уходе иностранных компаний. Как решения зарубежных работодателей повлияли на рынок труда? 

-  На данный момент практически никто из иностранного бизнеса не покинул страну, пока речь идет лишь о приостановке деятельности. Это связано и с влиянием головных офисов этих компаний, и с изменением логистических цепочек, многие не понимают, что делать с финансовыми потоками. Абсолютное большинство компаний пока взяли паузу, чтобы сориентироваться в сверхновой реальности. 

Ситуация, обрисованная в СМИ, зачастую далека от действительности, как и масштабы бедствий на данном этапе для российского рынка труда. В иностранных компаниях в целом занято около 200 тысяч человек. Соответственно, количество людей, работающих в этом сегменте, не столь велико в рамках 70-миллионного рынка труда России (менее 1%). На данный момент утверждать, что на рынок выйдет огромное количество соискателей, преждевременно. Учитывая ситуацию, с которой мы вошли в 2022 год, - имеется в виду гигантский разрыв между спросом и предложением, который сложно было устранить, гипотеза такова: если иностранные компании начнут расставаться с сотрудниками, эти кандидаты так или иначе будут инкорпорированы в текущий рынок труда для устранения дисбаланса. И про настоящую реакцию компаний сейчас объективно рано говорить. 


БАЛАНС СИЛ 

- Будет ли сокращаться дефицит людей на рынке труда? 

- Этот вопрос волнует большинство работодателей, и универсального ответа нет. Ситуация может развиваться по-разному, все зависит от отрасли бизнеса и профессиональной принадлежности кандидатов. Например, в ИТсекторе, скорее всего, стоит ожидать еще большего усиления конкуренции за людей не только среди российских, но и международных компаний. До 24 февраля дефицит ИТ-специалистов в стране составлял 1-1,5 миллиона человек при занятости в этом сегменте 1,1 миллиона человек. Технически конкуренция может стать мягче, и тогда вместо 1 резюме на вакансию будет 2 кандидата, но вряд ли это поможет работодателям. До апреля ситуация значимым образом не поменяется, как не исчезнут и проблемы, связанные с демографией, - они по-прежнему будут давить на рынок труда. 

- Если судить по рынку труда, каковы настроения работодателей?

 - О том, что происходит с бизнесом, сегодня проще всего судить на основании статуса подбора в компаниях. Этот показатель всегда отражает реальную позицию руководства в отношении развития компании и людей. 

По данным результатов мониторинга настроений работодателей, который мы ведем с начала марта, 41% работодателей оценивают текущий статус подбора позитивно, 48% - негативно, а каждый десятый придерживается нейтральной позиции. При этом в 38% компаний планы на подбор не меняются, а 3% даже в нынешних обстоятельствах планируют увеличение штата. Еще 34% опрошенных отметили, что наем в их компаниях остановлен. Обсуждаются дальнейшие шаги по поиску и привлечению персонала в 11% организаций. Если говорить о будущем, 12% представителей бизнеса сообщили, что намерены уменьшать объемы подбора, порядка 2% признались - у них идут сокращения. 

- Как и когда рынок труда будет реагировать на события конца февраля-марта? 

- Подобные прогнозы уместно делать, только опираясь на текущую аналитику. При условии эскалации внешнего фона все может кардинальным образом измениться. Сейчас всех - и работодателей, и соискателей - объединяет парадигма мышления: никто не понимает, что будет происходить дальше. Однако, отталкиваясь от точки «А» в середине марта, можем предположить, что картина будет выглядеть следующим образом. 

В апреле поступит четкий сигнал, что произойдет на рынке труда дальше. И тогда мы сможем увидеть сокращение дисбаланса на рынке труда, потому что первые соискатели, потерявшие работу и вышедшие на рынок, вероятно, почти мгновенно растворятся в спросе. 

Есть вероятность роста числа резюме и снижения количества вакансий по секторам, то есть «разбалансировки» в конкретных отраслях и профессиональных группах. В некоторых сферах ситуация может оказаться диаметрально противоположной той, что была в начале года. С начала лета начнется адаптация рынка труда под новые реалии: сокращение рабочих часов, «теневая» и «гаражная» экономика, рост востребованности подработки и прочее. Речь идет о росте безработицы, который формально может остаться невысоким из-за гибких форм подстройки рынка труда в условиях низких пособий. Здесь важно учитывать специфику российского рынка труда: даже в самые тяжелые времена в пиковые моменты безработица в стране не превышала 14%. Это в том числе обусловлено негласным обязательством между работниками и бизнесом - вместо сокращения людей компании используют урезание зарплат, рабочих часов, социальных пакетов. Следствием станет снижение доходов у большей части населения и покупательной способности зарплат. 


АНАЛОГИЙ НЕТ 

- С чем, по вашему мнению, можно сравнить сегодняшний экономический шок? 

- Кто-то из экспертов сравнивает текущую ситуацию с началом 90-х, кто-то вспоминает 1917 год, делая акцент на теме национализации. При этом все сходятся во мнении, что с подобной ситуацией не сталкивалась ни одна развитая страна. Попытаемся представить, какие эффекты можно прогнозировать при условии отсутствия видимых потрясений. 

Если говорить о вероятных негативных эффектах, можно прогнозировать жесткий разрыв общемировых цепочек ценности, которые создают люди. Безусловно, Россия была плотно встроена в мировую экономику, и сейчас резко теряется все то, что нарабатывалось десятилетиями. И речь идет не только о производстве, но и о продажах, потреблении. Кто и каким образом будет это восполнять - открытый вопрос. Еще одним последствием может стать «децифровизация» экономики. Реальность такова, что Россия потребляет большое количество импортных продуктов и услуг, мгновенно и полноценно заменить их на отечественные не получится, особенно в высокотехнологичных отраслях. В сложившихся условиях возможна примитивизация экономики. Стоит также опасаться удара по сырьевым и смежным отраслям. По данным Росстата на январь-ноябрь 2021 года, экспорт в России на 60% превышает импорт. В условиях значительного снижения внешнего спроса ситуация для этого сектора экономики будет наиболее болезненной. И здесь очевидна следующая прямая взаимосвязь: при ограниченных потребностях внутреннего рынка нет необходимости в масштабном производстве, а значит, не будет нужного количества работы для компаний и людей. Вероятный позитивный эффект для рынка включает появление новых цепочек ценности, которые будут создаваться в ответ на вызовы. Компании начнут больше ориентироваться на российских потребителей. Положительными для экономики были бы и новые возможности с Востока: изменение региональной структуры занятости, усиление потоков миграции - ситуация, при которой Москва и Петербург не будут единственными центрами притяжения. 

Разумеется, сюда стоит включить импортозамещение западных товаров и услуг, которое по некоторым направлениям уже началось. При этом велика вероятность того, что оно будет медленным и крайне сложным. Даже в рамках одних и тех же отраслей будут компании, которые смогут перестроиться и выиграть, и те, у кого не получится. 

- Что это означает для бизнеса?

 - Серьезную турбулентность, с которой справятся не все. В итоге рынок покинут неэффективные игроки. Малый бизнес сейчас выглядит сегментом с наибольшими угрозами из-за невысокого запаса прочности. С другой стороны, есть альтернативный сценарий развития событий, когда представителям малого бизнеса удастся переориентироваться и встроиться в новые цепочки потребления - в гигантские бизнесы, которые сами по себе так быстро перестроиться не смогут. Новые бенефициары неизбежно столкнутся со сложностями от разрыва цепочек. Будут актуальны вопросы: как производить, кому продавать, как доставлять и будет ли спрос при низкой платежеспособности населения? Сильнее всего пострадает сфера услуг, поскольку люди в первую очередь начнут экономить на этой статье расходов. История в первую очередь коснется крупных городов. По данным того же Росстата, в сфере услуг и обслуживания населения занято более 6,5 миллиона человек, не считая продавцов (5,3 миллиона) и водителей (6,8 миллиона). 

К плюсам нужно отнести то, что бизнес поймет (если этого пока не произошло), что люди - главный ресурс. Именно им предстоит создать новую цепочку ценностей и выстроить новую реальность. Топ-менеджмент усвоил урок кризиса 2009 года, что вернуть грубо уволенных людей, когда все наладится, крайне сложно. Бережное отношение к сотрудникам - это история тесной кооперации HR-департамента и бизнеса, которая прослеживалась на протяжении предыдущих двух лет и проявляется сейчас. Работа над эффективностью бизнес-процессов, в том числе и в HR в целом и в подборе в частности. Многие компании бросают это начинание, потому что создается обманчивое ощущение, что все и так работает. Пора перестать «бросать» и плотно с этим работать. Конечно, бизнесу потребуются эффективные менеджеры с подтвержденными результатами работы и навыками антикризисного управления, чтобы преодолевать негативные сценарии. Появятся новые бенефициары на освободившихся нишах потребительских товаров с огромным потенциалом найма. Одним из них может стать локальное производство. В связи с этим через какое-то время должен вырасти спрос на инженерно-технический персонал и на рабочие и сервисные роли в производстве. 


ГРАНИЦЫ РИСКА 

- Как ситуация может отразиться на регионах? 

- Сильнее других могут пострадать самые крупные и технологичные регионы и города за счет большой турбулентности в сфере услуг. В зоне риска регионы с недиверсифицированной структурой экономики, а также торговые (портовые) «окна», ориентированные на Запад. 

- Что будет происходить с зарплатами? 

- Негативный эффект заключается в том, что рост зарплат не будет успевать за ростом цен и темпами инфляции. Однако для компаний доля затрат на фонд оплаты труда будет постепенно сокращаться, хотя вряд ли это можно назвать позитивной тенденцией для рынка в целом. 

- Какие последствия наметившихся трендов для работников? 

- В большей степени пострадают люди, которые работают в компаниях, тесно вплетенных в мировую экономику, а также стоящие у руля цепочки создания ценности. В основном речь идет о белых воротничках, не столько занятых в иностранном бизнесе, сколько ориентированных на европоцентричный рынок. Одни потеряют работу, а другие столкнутся с менее явными, но болезненными проблемами, связанными с занятостью: простоями, неполным рабочим временем, изменениями системы оплаты труда и прочим. Соответственно, люди будут стараться разными любыми способами компенсировать нехватку денег, то есть искать любые возможности подработки. Как следствие: чем больше сотрудники будут уставать, тем вероятнее снижение эффективности и производительности труда. 

Основная масса людей имеет невысокий доход, поэтому последствия экономического шока для них будут менее болезненными. Какую-то часть компенсации возьмет на себя государство, уже заметны меры поддержки бизнеса. Навыки людей в возрасте 45+ могут оказаться востребованными. В 90-е было «все можно», но никто не знал, как; сейчас «ничего нельзя», но многие понимают, как можно и нужно выживать. 

Если говорить о настроениях внутри компаний, стоит отметить, что люди еще не отошли от постковидного синдрома, новый стресс чреват дополнительным снижением эффективности и производительности труда. Различия во мнениях в коллективе грозят обернуться конфликтами, и это тоже сказывается как на производительности, так и на атмосфере в команде. Повышенный и токсичный информационный фон, с которым нужно работать прежде всего HR-специалистам. Проявлять заботу о сотрудниках можно по-разному. Зато мы можем ожидать снижения текучести: сотрудники будут держаться за работу и, как и в случае с бизнесом, осознавшим ценность людей, поймут, что компания - это важно. 

- И, наконец, ответ на главный вопрос, который волнует сегодня всех: начнется ли глобальная безработица? 

- Для подобных прогнозов сегодня слишком много неопределенностей. Все очень многослойно и многомерно. Если экономику ждет коллапс, безработица неизбежна. Но возможен и более положительный сценарий - я склоняюсь именно к нему. Думаю, уже летом мы сможем увидеть более ясную картину будущего рынка труда.


За всеми важными новостями следите в Telegram

Читайте также:

Василий Швец: В Анапе, несмотря на закрытый аэропорт, туристов меньше не стало
18 Мая
Интервью

Василий Швец: В Анапе, несмотря на закрытый аэропорт, туристов меньше не стало

Самый солнечный курорт рассчитывает на увеличение количества гостей в высоком сезоне 2022 года.
Федор Дерека:«Нам нужно свое производство сельхозоборудования и комплектующих»
11 Мая
Интервью

Федор Дерека:«Нам нужно свое производство сельхозоборудования и комплектующих»

В Краснодарском крае производят четверть всего российского сахара, а также 40% фруктов и ягод.
Александр Олейников:«Защита дольщиков - важная задача правоохранителей Краснодарского края»
04 Мая
Интервью

Александр Олейников:«Защита дольщиков - важная задача правоохранителей Краснодарского края»

В 2022 году на Кубани восстановят права владельцев 85 проблемных объектов.
Мурат Дударев:«Я выслушиваю сотни историй бизнесменов о том, как нарушают их права»
27 Апреля
Интервью

Мурат Дударев:«Я выслушиваю сотни историй бизнесменов о том, как нарушают их права»

На что жалуются кубанские предприниматели и инвесторы, желающие работать в регионе.
Сергей Пашко:«Таможня сегодня проходит путь от электронной к интеллектуальной»
20 Апреля
Интервью

Сергей Пашко:«Таможня сегодня проходит путь от электронной к интеллектуальной»

20 апреля 1992 года система таможенных постов в южных регионах была объединена в общую структуру.
Игорь Лобач:«Нужно заранее рассчитывать цены, а не гасить их в разгар кризиса»
13 Апреля
Интервью

Игорь Лобач:«Нужно заранее рассчитывать цены, а не гасить их в разгар кризиса»

Как проявит себя сельскохозяйственный сектор экономики в период экспортных ограничений?
09:07 Режим ограничения полетов в 11 аэропортов России продлили до 31 мая 09:01 Водооткачивающая техника вышла на улицы Краснодара 08:55 На Кубани двое местных жителей незаконно добыли креветку на 4 млн рублей 08:39 Кондратьев рассказал о создании третьего обрабатывающего центра для авиакосмической отрасли на Краснодарском ЮЗТС 08:33 Херсонский торговый порт заминирован украинскими нацистами 08:02 Фестиваль Dog Picnic пройдет в Абрау-Дюрсо 07:50 В Анапе летом появятся «умные» парковки 07:28 Вениамин Кондратьев: Кубань получит порядка 96 млн рублей на спортивную индустрию 22:02 Минобороны РФ: российские военные доставили 50 т гумпомощи жителям Херсонской области 21:51 В Краснодаре подростки устроили стрельбу по прохожим из страйкбольного оружия
Обмен трафиком СМИ2