Погода
23 Февраля 2022
Интервью

Александр Тарков: «Защищать Родину должен каждый, но воевать братским странам не подобает»

Александр Тарков: «Защищать Родину должен каждый, но воевать братским странам не подобает»
Краснодар, 23 февраля – Юг Times, Елена Иванова. Сегодня жители Краснодарского края, как и всей страны, отметят один из своих любимых праздников - День защитника Отечества.

Для России - государства, которое знало мало передышек между сражениями, а в середине века оказалось в эпицентре Второй мировой войны, принесшей нации, пожалуй, самые большие беды за всю ее историю, 23 февраля всегда было особой датой. В этот день принято вспоминать тех, кто, отстаивая интересы страны, не вернулся с мест боевых действий и локальных конфликтов, отдавать дань уважения всем имеющим опыт защиты Отечества, поздравлять тех, у кого это еще впереди. О долге перед Родиной, о том, что помогает не поддаваться панике на поле боя и почему, несмотря на смертельную опасность, всегда будут люди, готовые рисковать собой ради страны, рассуждает собеседник «Юг Times».

АЛЕКСАНДР ТАРКОВ, председатель Краснодарского городского отделения Ассоциации ветеранов боевых действий МВД и ВВ РФ, майор юстиции в отставке.

Александр Николаевич, по какой причине вы выбрали службу?

- Мои родители не имели никакого отношения к правоохранительной системе или вооруженным силам, они у меня музыканты. Но я с самого детства хотел служить в милиции, как один из моих дедушек. Говорю так, не только потому, что в то время это ведомство называлось именно так, но и потому, что до сих пор не принял переименования в полицию.

После школы я отслужил срочную службу в рядах Советской армии, на второй день после возвращения домой пошел работать в милицию. Начинал простым сержантом патрульно-постовой службы, одновременно поступил на юридический факультет Кубанского аграрного университета. Я тогда не думал, что буду участвовать в боевых действиях, хотел быть оперативным сотрудником уголовного розыска и ловить правонарушителей. Когда создали региональное управление по борьбе с организованной преступностью, принял решение пойти туда. Вскоре СОБР стали привлекать для решения проблемы, которая не была для нас профильной, однако стала, пожалуй, самой острой для российского общества того времени, - терроризма.

БОЕВОЙ ОПЫТ

- Как это произошло?

- В 1994 году бандитские группировки нашли новый способ заработка, который мы прозвали «чеченская зарплата». Каждый месяц, начиная с мая, в 20-х числах происходил захват заложников в каком-то из российских городов. В основном пытались захватить детей, ведь понятно, что ради спасения несовершеннолетних государство пойдет на любые условия и выплатит даже баснословные суммы. Так вот, захватив детей в очередной школе или детском саду, они получали огромные деньги. Несложно догадаться, на что потом их использовали. Таким образом, получалось, что государство само финансировало террористов, которые нарушали порядок во всей стране. Злоумышленники были очень изобретательны и придумывали хитрые планы. Например, они знали, что самолеты довольно успешно поддаются штурму, а вертолеты крайне неудобны для этого, так как топливные баки располагаются внутри салона, а люди там сидят буквально друг на друге. Поэтому требовали предоставить именно вертолеты, чтобы скрыться с заложниками. В общем, через несколько месяцев этого ужаса стало понятно, что надо положить конец подобным акциям.

И вот 28 июля 1994 г., в очередной раз захватив в заложники пассажиров автобуса в аэропорту в Кавминводах, террористы потребовали вертолет и 15 миллионов долларов. Нас подняли по тревоге, и мы вылетели на место происшествия. Также туда прибыли отряды «Альфа», «Вега», СОБР и другие подразделения. Мы осуществили штурм, часть террористов при этом была уничтожена, остальные арестованы, вертолет сгорел. Таким образом положили конец этому явлению под названием «чеченская зарплата».

- С этого началось ваше участие в контртеррористических операциях, что стало следующим предприятием?

- В конце 1994-го нас привлекли к штурму Грозного. Это был новогодний период. Происходило все довольно сложно. В городе сконцентрировали самые разные виды вооруженных и правоохранительных сил, весь личный состав нашего СОБРа, а также были привлечены другие спецподразделения МВД. Координировать такую разномастную армию было довольно сложно, порой нам казалось, что ситуация не контролируется. СОБР не предназначен для реализации подобных задач, и нас использовали в качестве пехоты. Так, нам надо было пробиться к железнодорожному вокзалу, помочь выйти Майкопской бригаде. Вторая группа шла на так называемый дворец Дудаева, у других групп были свои цели. Сложилось так, что в одном из подразделений СОБРа из другого региона не оказалось наводчика-оператора БТР. Я как раз имел знания в этой сфере и отправился с ними, то есть в этой операции находился не со своими товарищами из Краснодара.

НАВЕСТИ ПОРЯДОК

- Как вы относились ко всему происходящему?

- Целесообразность мероприятия мы не оценивали. И не только потому, что наша задача не рассуждать, а выполнять. При всех сложностях она была нужна в любом случае, потому что на тот момент Чеченская республика превратилась в скопище бандформирований, и терпеть это было уже просто невозможно. Я хорошо помню Грозный 1990 года. Это был такой же город, как и все другие в Советском Союзе, люди растили детей, работали, отдыхали, шла размеренная спокойная жизнь. Русские и чеченцы прекрасно ладили между собой. Что же могло произойти, чтобы в 91-м вдруг начались межэтнические конфликты? И вскоре русские стали покидать город, так как больше не чувствовали себя в безопасности.

В декабре 1990 года я покинул Грозный, но там оставались мои сослуживцы, товарищи, которые позже рассказали, что происходило. Уже в 1991-м были предпосылки, что обстановка накалится. Участились случаи нападений на караулы с целью завладения оружием, а в последующие годы это приняло массовый характер.

Грозный в советское время - средоточие армейских подразделений различного назначения. В нем и в пригородах находилась учебная дивизия. В нее входило несколько полков. Там проходили обучение подразделения срочников-новобранцев, они прибывали на полгода. Также было несколько кадрированных полков - это части, имеющие полный запас оружия, обмундирования, техники, питания на целый полк, но в мирное время его обслуживает только рота. Когда поступил приказ на вывод, практически все это осталось там. К 1993 году российских войск в Грозном не было вовсе. Неудивительно, что республика изменилась до неузнаваемости, а террористы вели себя крайне самоуверенно: они чувствовали себя хозяевами положения.

Другой вопрос - отношение к организации штурма. Конечно, его можно было разработать и лучше.

- Вы говорите, что СОБР не предназначен для подобной работы. Сложно ли пришлось в таких операциях?

- Не совсем верно поняли мои слова. СОБР создавался как подразделение, выполняющее локальную задачу: задержание одного или группы лиц, захват конкретного здания, автомобиля и т. п., в том числе и в зоне боевых действий. Нас же привлекли к прочесыванию, прямым атакам… В нашем подразделении были только офицеры, многие с опытом военных действий в Афганистане. Поэтому нельзя сказать, что мы растерялись, попав в зону боевых действий. А то, чего не знали, быстро освоили на практике.

- Все ли вернулись после штурма Грозного?

- Погиб наш коллега - краснодарец Александр Исаев, начальник отделения автобронетехники. Он сам всегда был за рулем БТРа. Наша колонна, возвращаясь с очередного задания, угодила в засаду сепаратистов. В его БТР попал снаряд гранатомета. Исаев получил множественные осколочные ранения. Он умер на следующий день в госпитале, ему было 26 лет. Посмертно награжден орденом Мужества. К счастью, это наша единственная боевая потеря не только во время штурма чеченской столицы, но и за всю Первую чеченскую кампанию. Сегодня именем Александра Исаева называется одна из улиц Краснодара, мемориальная доска установлена на городской школе номер 1, которую он в свое время окончил.

- Когда вы снова оказались в горячей точке?

- Следующая командировка состоялась в период с 1 июля по конец октября. На этот раз стояли задачи по ликвидации отдельных бандгрупп. Разведка докладывала, где базируется какая-то из них, мы выезжали, блокировали и захватывали. Кроме того, проезжали заброшенные военные части, уничтожали боевые запасы, чтобы не достались бандитам. Нам пришлось поучаствовать в освобождении аргунской комендатуры. Тогда произошли попытки захвата комендатур одновременно в нескольких городах. Мы в составе около 20 человек в этот момент находились недалеко от Аргуна и выдвинулись туда в срочном порядке. Сбор армейских подразделений не очень быстрое дело, а наше более мобильное.

Свою медаль «За отвагу» я получил именно по итогам этой спецоперации.

Затем боевая командировка случилась в январе 1996 года. Нас подняли по тревоге, приехали на базу, потом на аэродром, где уже ждал гражданский борт на Дагестан. Прибыли в Кизляр, где террористами была захвачена больница (по аналогии с Буденновском). Мы сопровождали колонну автобусов с заложниками и террористами до села Первомайское. Оно находится на границе Чечни и Дагестана. Там закрепились террористы, ушедшие из Кизляра после неудачного захвата. Они прикрывались заложниками, среди которых были как мирные граждане, так и наши коллеги-полицейские из новосибирского ОМОНа. Под Первомайским мы простояли дня три, а сам штурм начался утром 14 числа. За селом - чистое поле с глубокими арыками. За ними террористы устроили пулеметные гнезда. Мы же должны были пересечь местность, чтобы добраться до домов. Что тут скажешь? Было «весело». Многие не смогли пройти это поле. Мое отделение из 8 человек сумело ударить во фланг противнику и выйти на кладбище. Там и закрепились. Нужно понимать, что такое кладбище. Оно располагается на пригорке, и спрятаться или окопаться там особо негде. Была зима, очень холодно, еще трое суток мы там находились. До террористов - метров 30-40, перекидывались гранатами. А до наших - от 70 до 100 метров по чистому полю. Наконец наше командование подтянуло артиллерию и авиацию. Окончательный штурм села произошел 18 числа. Во время него я был контужен, меня эвакуировали в санбат, вывезли на вертолете сначала в санчасть, а потом самолетом в госпиталь. Последний день штурма прошел уже без меня. Орден Мужества я получил по результатам этой операции. Часть террористов по непонятным мне причинам смогла уйти, некоторые говорили, якобы они каким-то образом пробрались по газопроводу. Рассказывали также, что по ночам авиация постоянно вывешивала световые авиабомбы, которые освещали территорию вокруг села, как днем. Но в последнюю ночь штурма этого не сделали, и бандиты воспользовались ситуацией. Как бы то ни было, в их составе в том числе ушел командир группировки Салман Радуев, который являлся очень важной фигурой. Уже позже его все-таки нашли, арестовали, осудили к пожизненному заключению, в тюрьме он и скончался.

ОТ ДОЛГА НЕ ОТКАЗЫВАЛИСЬ

- Зная, что вас снова могут привлечь к участию в контртеррористической операции, не планировали покинуть управление и перейти в другое?

- Мы все знали, что нас не просто могут вызвать, а вызовут в обязательном порядке. Это служба, мы имеем полное представление о том, что нас ожидает. Идем по собственной воле и выбору. Наше дежурство в традиционном его варианте тоже несет вероятность столкновения с опасным преступником, и не с одним. Люди без воли, склонные к панике в такие подразделения не приходят. Здесь также не работает механизм, когда просят за кого-то, чтобы его приняли в команду. У нас довольно жесткий отбор как в физическом плане, так и в моральном, серьезная служба не принимает ничьих протеже. Если мы понимали, что не сработаемся с человеком, говорили об этом сразу руководству, и оно нас всегда понимало. Это действительно боевое братство, чувство долга перед Отечеством, мотивация служить не за преференции. Поэтому удивляться тому, что, зная об опасности, люди продолжали служить, не стоит. Даже мысли такой не возникало.

БЕЗ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ НЕЛЬЗЯ

- Вы много общаетесь с подростками, скажите, молодое поколение хочет служить?

- Последний год мы заметили такой тренд. Но ранее видели, что молодежь не чувствует никакого долга по отношению к государству. Я думаю, дело в том, что родители этих детей сами росли в не самое лучшее время, когда в стране были большие проблемы, о подобных ценностях тогда не было и речи. Поэтому они не смогли привить их своим детям.

- Есть разница между тем, как ваше поколение понимало долг гражданина перед государством и как это трактует современное поколение?

- Разница огромная. Наше мировоззрение было таким: мы видели, что для нас сделала страна, и хотели это все защищать. Действительно, тогда у нашего государства было много социальных завоеваний: все имели гарантии бесплатного образования, получения жилья, здравоохранения. Сейчас ситуация совсем другая.

- Получается, современное поколение по-своему право. Ведь сегодня многого вообще нет, что-то сохранилось, но в гораздо меньшей степени.

- Не могу согласиться. Сегодня есть другие возможности, которых не было тогда. По большому счету, мы ни в чем не нуждаемся. Дети просыпаются в теплом доме, своей кровати, получают горячий завтрак, одежду на выбор и оправляются в школу, которая все еще бесплатна. В свободные часы они могут проводить время со своими гаджетами и развлекаться, как им заблагорассудится. Разве не все или почти все к их услугам? Это спокойствие и возможности - заслуга государства и тех, кто стоит на его страже.

- Как часто вы общаетесь с бывшими сослуживцами?

- В течение года мы встречаемся не единожды, в основном в разные знаменательные для общества и для нас даты. Сейчас планируем снимать короткие ролики по антитеррористической безопасности. Хотим с их помощью разъяснить детям, что делать, если обнаружено взрывное устройство, если уже произошел взрыв или ведется захват заложников.

- Сегодня, кажется, уже нет террористов в прежнем смысле этого слова, то есть банд бородатых головорезов. В школах стала актуальна другая угроза.

- Я понимаю, о чем вы говорите. Дело в том, что разработать план противодействия стрелку-одиночке крайне сложно. Его действия непредсказуемы. Еще никто не разрабатывал план действий при подобных ситуациях, но хочу сказать, что мы уже готовимся к такой работе, видя ее злободневность. Конечно, в большей степени противостояние этому должно быть связано с обеспечением надежной охраны учреждений.

- Почему вы столь остро воспринимаете переименование сотрудников органов внутренних дел, после которого прошло немало времени?

- Я вырос на воспоминаниях о Великой Отечественной войне. Зачитывался военными произведениями, книгу «Мы с Малой Земли» Г. Соколова практически наизусть знал, Цезарь Куников, матрос Петр Кошка были моими героями. Даже во время игр все хотели быть советскими командирами, и никто не желал выполнять роль фашистского. И слово «полицейский», созвучное термину «полицай», для меня навсегда окрашено негативным смыслом.

СЛЕДСТВИЕ ВЕДЕТ

- Когда вы закончили службу?

- В СОБРе я завершил ее вынужденно - в декабре 1996 г. Из-за контузии не мог продолжать на том же уровне выполнять боевые задания и вскоре принял решение перейти на работу в Следственное управление. Именно поэтому в отставку я позже вышел в звании майора юстиции. В следствии занимался расследованием преступлений - тяжких, средней и особой тяжести. Моей зоной ответственности был Центральный округ Краснодара. Время тогда было неспокойное, работы хватало. Наиболее часто происходили грабежи и кражи, «разборки» с различными телесными повреждениями, процветало распространение наркотиков.

- Как вы относитесь к сообщениям, что со дня на день мы начнем воевать с Украиной?

- Это тот самый случай, о котором говорят: «Было бы смешно, если бы не было так грустно». Это политические игры и информационные вбросы. Не должно быть войны, обе наши страны должны жить мирной жизнью и развиваться. Убежден: война не нужна ни нам, ни нашему соседу. Если это случится, значит, мир перевернулся.


За всеми важными новостями следите в Telegram и Twitter

Читайте также:

Арсений Фогелев: Театр хочет вносить гармонию и движется в сторону эмпатии, объединения
23 Ноября
Интервью

Арсений Фогелев: Театр хочет вносить гармонию и движется в сторону эмпатии, объединения

Почему в смутные времена нужно тихо и спокойно напоминать о вечных ценностях?
Игорь Васильев: Ипподром важен для развития событийного туризма в кубанской столице
16 Ноября
Интервью

Игорь Васильев: Ипподром важен для развития событийного туризма в кубанской столице

В ноябре исполняется 45 лет, как был введен в строй новый Краснодарский ипподром.
Александр Бондарев: Мы стали чаще раскрывать преступления прошлых лет
09 Ноября
Интервью

Александр Бондарев: Мы стали чаще раскрывать преступления прошлых лет

Кубань находится в числе регионов-лидеров по количеству зарегистрированных преступлений.
Юрий Ткаченко: Дожди будут становиться сильнее, а периоды засухи - дольше
02 Ноября
Интервью

Юрий Ткаченко: Дожди будут становиться сильнее, а периоды засухи - дольше

В XXI веке человечество вступает в новую эру смены климатических циклов.
Наталья Полосухина: Таможня стала частью цифровой среды и системы электронной торговли
26 Октября
Интервью

Наталья Полосухина: Таможня стала частью цифровой среды и системы электронной торговли

Тысяча таможенных инспекторов контролирует перемещение товаров на 95% территории края.
Алексей Чугункин: Завершим мобилизацию, когда Генштаб посчитает, что ее задачи выполнены
19 Октября
Интервью

Алексей Чугункин: Завершим мобилизацию, когда Генштаб посчитает, что ее задачи выполнены

Чем отличаются отсрочка, бронь и куда жаловаться на нарушения прав призывников?
16:41 Кондратьев: За пять лет Союз казачьей молодежи Кубани объединил более 113 тыс. человек 16:16 В инфраструктуру парка «Даховская Поляна» в Адыгее собираются вложить более 1,7 млрд рублей 15:50 В Краснодаре 26-летний мужчина в ходе ссоры задушил знакомую 15:26 В РФ и Китае планируют создать систему расчетов без использования SWIFT 15:19 Мишустин: Принятые системные меры позволили стабилизировать ситуацию в экономике 14:51 Машиностроители Кубани на «ЮГАГРО» заключили договоры на сумму 36 млн рублей 14:23 На Кубани нашли 11 боеприпасов времен Великой Отечественной войны 14:22 В администрации Геленджика рассказали о помощи семьям мобилизованных жителей 13:53 Resort Fee Helps Landscape Seaside 13:38 Что нужно для успешной реализации мусорной реформы в Краснодарском крае
Обмен трафиком СМИ2