Погода
29 Января 2020
Интервью

Александр Осташевский: «В год на Кубани рассматривают более 150 дел о защите чести и достоинства»

Источник фото: Игорь Чураков
Источник фото: Игорь Чураков

Краснодар, 29 января – Юг Times, Алла Михеенко. 12+ Значительные открытия в журналистике, повлиявшие на развитие медийной правовой культуры, навсегда внесли его имя в список выдающихся ученых-медиаведов.

Доктор филологических наук, профессор кафедры истории и правового регулирования СМИ факультета журналистики Кубанского государственного университета Александр Осташевский рассказал в интервью «Юг Times» о взаимодействии представителей судебной системы и журналистского сообщества, о важности доработки Закона «О СМИ» и о своих новых научных проектах.

— Александр Васильевич, вы оказываете поддержку СМИ в судах. Как часто сегодня издания дают повод для исков о защите чести и достоинства, клевете? В каком периоде времени это было наиболее актуально?

— После перехода на активную внепартийную жизнь и независимость все очень радовались, что пресса стала свободной. Появился регулирующий деятельность документ - Закон «О СМИ». Однако появились и свои минусы. Раньше средства массовой информации были под патронажем коммунистической партии. Судебные процессы, в которые были вовлечены издания, исчислялись единицами на весь Советский Союз. Сейчас только в одном Краснодарском крае стандартно рассматривается 150-160 дел в год, касающихся защиты чести и достоинства. В России около 18 тысяч таких дел ежегодно. При этом дела о клевете и оскорблениях - большая редкость, там уже нужно руководствоваться Уголовным кодексом и другими процедурами.

В 90-е и начале 2000-х пресса столкнулась с тем, что практически по каждой публикации подавались иски в суд. Писали заявления простые граждане, бизнесмены, чиновники. Особенно главы администраций очень любили защищать свою честь в суде. В основном местные суды вставали на сторону истцов, но при этом старались минимизировать суммы ущерба, нанесенного при публикации. Например, в Брюховецком районе дочь депутата Госдумы судилась с местной газетой. По информации издания, она сбила ребенка и повела себя неэтично. Было установлено, что в материале о девушке не было никаких искажений сведений, но, тем не менее, суд вынес обтекаемое решение с требованием опубликовать опровержение. Далее чем больше исков рассматривалось, тем яснее выстраивались практика и определенное политическое, общественное лавирование среди законов.

— Как выстраивались отношения между журналистским сообществом и представителями судебной системы?

— Сейчас с судами у нас сложились продуктивные отношения. Представители Фемиды стали относиться к СМИ как в определенной мере помощникам, за которыми при этом нужен глаз да глаз. В 1996 году мы провели первую конференцию, где принимали участие судьи разных муниципалитетов и даже приезжие из других регионов, а также редакторы печатных изданий. Она проходила в Горячем Ключе.

По итогам был издан сборник докладов, где определялись правила взаимодействия. Еще Москва знать не знала о проведении таких конференций, а мы уже провели. По итогам встречи взаимоотношения были налажены: судьи стали понимать специфику работы изданий, а журналисты - вникать в судейские дела. Раньше были правовые семинары, но они не давали результатов, так как в основном касались только изучения законодательных и нормативных актов. После положительного результата конференции мы при Союзе журналистов Кубани ввели такую практику: приглашали редакторов по пять-шесть человек и обсуждали судебные дела и правовые документы. С другой стороны, работа любого редактора включает много обязанностей и векторов, которые он должен учитывать. В этой ситуации гораздо проще было обращаться к профессионалам, которые занимаются конкретными юридическими делами.

Например, в экспертное бюро или юротделы. Так или иначе, в какой-то момент нам удалось переломить эту тенденцию, что СМИ всегда виноваты. Общее представление в ментальности кубанского сознания было такое: газета - это «брехуха». Есть еще один показатель хороших отношений. Сейчас легче получить информацию при участии в судебных процессах. Раньше судьи выгоняли корреспондентов с заседаний, игнорируя тот факт, что представители прессы могут присутствовать на открытом процессе. Теперь же разрешают без проблем. Я несколько раз выступал в «Новой газете», доказывая, что журналист имеет право присутствовать, вести аудиозапись.


ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОДКОВАННОСТЬ

— Сегодня множество законов, которые должен соблюдать журналист: «О СМИ», «О рекламе», «О защите персональных данных». Нельзя ненароком оскорбить чувства верующих, задеть деловую репутацию и многое другое. Говорит ли это о том, что корреспондент обязан в современных условиях обладать и юридической компетенцией? Особенно если он занимается журналистскими расследованиями.

— Конечно, журналист должен владеть законодательной базой, но при этом полнота юридических знаний не нужна. Необходимо знать азы: ст. 152 ГК РФ «О защите чести, достоинства и деловой репутации», Постановление Пленума Верховного суда РФ от 24.02.2005 № 3 с разъяснениями и Закон «О СМИ» с правами и обязанностями журналиста - это минимальный объем. Если вы занимаетесь журналистскими расследованиями, обязаны знать всю процедуру ведения и правовые последствия. Каждый ваш шаг и слово должны быть подтверждены документами и фактами.

— Но все равно есть опасение, что где-то можешь обронить не то слово…

— Да, законов у нас много. Закон «О СМИ» уже выработал себя, и нужно его либо расширять, либо взять всю эту законодательную базу, которая касается прессы, и сделать один большой документ, включив все эти нормативные акты. В Законе «О СМИ» есть две действующие статьи, 47 и 49, регламентирующие права и обязанности журналиста. Истцы обычно пишут, что согласно п. 2 ст. 49 Закона «О СМИ» журналист обязан проверять достоверность информации. Но достоверность информации - это тоже вещь, весьма плавающая в понятийном пространстве. Я вижу так, а вы видите эдак. Хорошо, конечно, помог документ - постановление Пленума Верховного суда № 3 от 24 февраля 2005 года, где ясно сказано, что мнение, убеждения, оценки не рассматриваются в порядке ст. 48 ГК РФ, то есть они не доказываются. Плюс еще ст. 29 Конституции РФ, где говорится, что мнения, суждения и оценки освобождаются от ответственности. Если мы говорим о репортажных работах, то как проверить и доказать достоверность? Тут всегда присутствует дихотомия.

То же касается и закона «О персональных данных». Журналиста он не касается вообще. Как я буду писать материал, если не укажу фамилию, имя и место проживания? Даже в Конституции РФ закреплено, что гражданин - это человек, у которого есть фамилия, имя, отчество, место проживания и прочее. Как я могу рассказывать о человеке, не используя этих данных? Запрет закона распространяется на операторов банков, всевозможные финансовые организации.

Был такой случай в селе Белая Глина, когда работники полиции пришли и потребовали от редактора написать объяснительную: почему в материале, посвященном конкурсу «Знаешь ли ты свой район?», указали имена и фамилии победителей и какие призы они получили. Они посчитали, что был нарушен закон «О персональных данных». Пришлось объяснять, что журналист не банковский работник, и на него не распространяется этот закон. Да, журналисту приходится использовать некоторые данные человека, но как иначе ему рассказать о событии? Одно время это было большой проблемой, но теперь острота вопроса снята. Зато появились другие.

— Нужно ли создавать сейчас юридические отделы при изданиях?

— Такой опыт был, но попытки создавать у себя юридические службы ни к чему не привели. В год может быть одна-две тяжбы. А может и не быть. Сложно предугадать. «Кубанские новости» впервые ввели должность юриста, который вычитывал все материалы и давал им оценку о перспективе судебного разбирательства. Но в итоге все быстро закончилось, потому что это разные пространства знаний и специфики, которые с трудом совмещаются. У юриста и журналиста разные видения и подходы, поэтому содержание юриста в штате практически ничего не дает.

Но есть издания, которые постоянно судятся и используют процесс в качестве информационного повода. Ведь читатель страшно любит знакомиться с такими делами, кто с кем спорит в суде, кого как обозвали, а тяжбы - это возможность использовать информационную палитру и писать постоянное конфликтогенное чтиво. Для читателя и газеты это дает определенный стимул - мол, если судятся, значит, молодцы ребята, отстаивают права.


ПРИЗНАТЬ ОШИБКУ

— Почему издания неохотно публикуют опровержения, если они не правы, а готовы идти в качестве ответчика в суд?

— Мы утратили эту культуру, но потихоньку к ней возвращаемся. Раньше, в досоветские времена, считалось нормой, когда газеты извинялись, если допустили ошибку, и в этом не было никакого ущерба для репутации издания. Невозможность признать ошибку, наверное, идет от редакторов с авторитарным психотипом. Когда газеты были подведомственны райкому КПСС и Совету народных депутатов, писалось много критических статей, и журналист был уверен, что он во всем прав. Сейчас сменилось направление, нет этого иммунитета, ощущения полной защиты.

С другой стороны, уже прошло время таких абсурдных дел. Вот в Славянске-на-Кубани суд принимал решение о взыскании компенсации морального вреда с газеты «Зори Кубани» от читателя, купившего номер на автовокзале и якобы не получившего никакого морального и эстетического удовольствия от его прочтения. Он просил ему выплатить деньги - стоимость газеты и моральный вред, по-моему, в размере 50 тысяч рублей. Ведь он якобы пострадал, прочитав эту газету.


БУДУЩЕЕ ПРЕССЫ

— Изменилось ли «лицо» студентов-журналистов? С какими идеями они приходят, с какими надеждами?

— Как и во все времена, студенты больше думают о своих молодежных делах, чем о насыщении знаниями и накоплении опыта. Лекцию прослушал, к экзамену подготовился в том объеме, который тебе дали, и хватит. Но в любом случае университет дает большой объем фундаментальных знаний, в основном гуманитарных. Студенты, выходя из вуза, имеют за плечами культурный багаж, владеют русским языком и ориентируются в литературе. Мы заняты еще и формированием личности. Это одна из важнейших задач. Журналист обязан себя постоянно обучать, исследовать мир и пространство вокруг себя. Ты не можешь писать материалы на разные темы (производство, сельское хозяйство, экономика и прочее), не зная хотя бы по-дилетантски эту сферу. Безусловно, есть и правдорубы, таланты с боевым настроем, экстремистского типа характера, но это большая редкость.

— Есть ли проблема трудоустройства выпускников? Куда стремятся пойти студенты?

— Многие студенты, побывав на практике, немного охладевают к профессии. Да, авторитет и престиж, но заработная плата небольшая. На одном альтруизме далеко не уйдешь. Ладно, если работаешь в районной газете и у тебя есть свое хозяйство. Да и выпускать огромное количество журналистов сейчас нерентабельно: медийное пространство не такое уж и большое. Вузу не дают запрос на количество нужных специалистов, как это было раньше в других профессиях. Поэтому студенты стараюся пристроиться в крайцентре. Наиболее перспективная работа, по их мнению, это пресс-служба, что означает вход к начальникам и, как следствие, доступ к информации. Ведь если ты обладаешь информацией, есть возможность добиваться лучшего качества жизни. Девушки стремятся на телевидение, для них на первых порах это что-то вроде публичного «селфи».

Многие ребята пользуются преференциями на уровне Москвы и Санкт-Петербурга. Они туда приезжают на практику и зачастую остаются, обрастая новыми полезными связями. Я говорю не только о Маргарите Симоньян, «наших» много и на центральном телевидении.


РАБОТА НАД КНИГАМИ

— Вы является автором свыше ста научных публикаций, трех монографий. Работаете ли сейчас над каким-либо проектом, статьей?

— В настоящее время я работаю над двумя проектами. Первый - книга с рабочим названием «История цензуры и печати». Это большой труд примерно на 800 страниц. У нас считается, что история печати началась с Англии, Франции, Германии, в лучшем случае еще Испанию и Италию вспомнят. Но мир гораздо шире. Есть, например, исследования о появлении печати в Латинской Америке. Не успели испанцы открыть Америку, как там уже появились печатные станки и с XVII века начали издавать газеты. Второй момент: в книге будут подняты проблемы книгопечатания и цензуры. Еще в X веке китайцы изобрели печатный станок и стали выпускать газеты. При этом у них соблюдалась полная свобода слова, а в законодательном поле не были прописаны критерии цензуры. Чего не скажешь о Европе. Там сразу появились регламентирующие документы в отношении «слова». А если рассмотреть ситуацию в России, тут тоже есть свои особенности. Мы много говорим о цензурных уставах, однако они не мешали выходу острых произведений А. С. Пушкина, Н. А. Некрасова, Д. И. Фонвизина и других писателей. Рассматриваются в книге и наши дни. Сейчас тоже есть цензура, но внутренняя. В журналистике ты интуитивно уже знаешь, что писать, а что - лучше нет. О свободе слова говорила еще Екатерина II в своем наказе: «За мысли мы не судим, а вот мысль, изложенная на бумаге, является действием».

Второй проект несколько конфликтогенный. Он будет посвящен теме рождения информационных войн, их действиям и последствиям на примере истории ордена иезуитов. Научная работа продолжается. Все эти вопросы актуальны и для нас.


За главными новостями следите на наших страницах во «ВКонтакте» и Facebook 

Читайте также:

Александр Джеус:«Мало шагать в ногу со временем, нужно его опережать»
19 Февраля
Интервью

Александр Джеус:«Мало шагать в ногу со временем, нужно его опережать»

Директор ВДЦ «Орленок» отмечает собственный юбилей в год 60-летия возглавляемого им лагеря.
Олег Жарко:«Роль человеческого капитала все больше возрастает»
12 Февраля
Интервью

Олег Жарко:«Роль человеческого капитала все больше возрастает»

В текущем году Ассоциация европейского бизнеса отметит 25-летие.
Сергей Манько: «Мы активно содействуем развитию международной жизни регионов»
05 Февраля
Интервью

Сергей Манько: «Мы активно содействуем развитию международной жизни регионов»

Краснодарский край и Адыгея успешно расширяют внешнеэкономические связи.
Александр Осташевский: «В год на Кубани рассматривают более 150 дел о защите чести и достоинства»
29 Января
Интервью

Александр Осташевский: «В год на Кубани рассматривают более 150 дел о защите чести и достоинства»

Александр Осташевский рассказал о важности доработки Закона «О СМИ».
Иван Сулим: «Сегодня гражданам важно взаимодействовать с Кадастровой палатой»
22 Января
Интервью

Иван Сулим: «Сегодня гражданам важно взаимодействовать с Кадастровой палатой»

Кадастровая палата все активнее внедряет цифровые технологии.
Вадим Бугаенко: «Достижения невозможны без тесного межведомственного взаимодействия»
15 Января
Интервью

Вадим Бугаенко: «Достижения невозможны без тесного межведомственного взаимодействия»

В 2019 году следователями возбуждено более трех тысяч уголовных дел.
14:53 На Кубани работу в 2020 г. получат более 50 тыс. инвалидов 14:18 На Кубани возбудили два дела по факту контрабанды леса на 13 млн руб. 13:50 За два года 1680 кубанских семей получили льготную ипотеку 13:38 Транспортный налог на старые автомобили в России планируют повысить 13:13 Дождливые выходные обещают кубанцам синоптики 12:49 В Крымском районе в ДТП пострадал 62-летний мужчина 12:31 Краевые соревнования по фигурному катанию проходят в Сочи 12:23 В Новороссийске оштрафовали капитана судна за нарушение границы 11:56 Мастер-классы по самбо для школьников пройдут в Сочи 11:33 «Краснодар Водоканал» призывает жителей соблюдать правила пользования канализацией
Обмен трафиком СМИ2