Погода
09 Июля 2021
Общество

Наш торопливый век

Источник фото: из личного архива автора
Источник фото: из личного архива автора

Краснодар, 9 июля – Юг Times. «Юг Times» продолжает публиковать главы из книги, посвященной XX веку, которому выпала уникальная роль - соединить второе и третье тысячелетия нашей эры.

Эта книга известного кубанского писателя Владимира Рунова вышла в свет в 2019 году. В ней автор воскрешает события, пожалуй, самого наполненного противоречиями и потому столь сумбурного этапа человеческой истории - XX века. Он пытается осмыслить их, не разделяя на те, которые имели мировое значение, и те, что касались исключительно личной жизни «маленького человека». Во втрой части книги, имеющей подзаголовок «Вечное движение», события минувшего столетия изложены через воспоминания нашего выдающегося земляка, одного из основателей Международной федерации спортивной акробатики Геннадия Казаджиева.

ВЛАДИМИР РУНОВ, писатель, доктор филологических наук, профессор КГИК, кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры России, заслуженный журналист Кубани и Адыгеи, Герой Труда Кубани.

Продолжение. Начало в № 35 (384) Наконец наступил самый ответственный день - нас пригласили выступить на большой эстраде парка культуры имени Горького в программе с наиболее известными коллективами. К тому времени мы довольно успешно выступали в школах, учреждениях, на предприятиях, различных торжествах. Какой-то опыт публичных выступлений уже имелся, но, тем не менее, все мы волновались. Еще бы! Принимать участие в концерте, на той же сцене, где еще недавно с блеском демонстрировал мастерство знаменитый воздушный гимнаст Морозов. На высоте 25 метров, легкий, как птица, он перелетал с трапеции на трапецию. Причем делал это без страховочной сетки. Более того, Морозов выполнял множество всяческих трюков, от которых у зрителей дух захватывало. Например, полеты в мешке с завязанными глазами. Не имея билетов в зеленый театр, мы заранее рассаживались на ветвях деревьев и с этой «галерки» восхищенно следили за трюками бесстрашного гимнаста. Каждое выступление Морозова заканчивалось продолжительной овацией. 

И вот на этой же сцене, где Морозов подолгу раскланивался, уходил и снова выходил на аплодисменты, предстояло выступать нам - акробатическому коллективу школы № 30, как нас объявил конферансье. 

Вначале все шло хорошо. В одинаковых нарядных костюмах мы четко выполнили первую половину комбинации. Затем я карабкаюсь вверх. Еще несколько мгновений - стойкой на руках завершу стройную пирамиду. Упираюсь в руки партнера, медленно поднимаю ноги и... о ужас! - чувствую, как начинаю валиться в сторону. 

Вижу взбухшие мышцы ребят, их потные, напряженные лица. Изо всех сил они стараются удержать нагромождение тел. Публика замерла. И в этот момент с грохотом мы рухнули на сцену... 

За кулисами, сжав лицо пыльными руками, я плакал. Издавна в акробатике существует неписаное правило - если пирамида упала, то виноват всегда верхний. Мои партнеры ругались, не скупясь на определения, кто-то даже поднес к моему мокрому носу кулак. Что и говорить - горю нашему не было предела. 

Достичь почти вершины успеха и вдруг с треском с нее свалиться. К тому же наши соперники не скрывали торжества. 

- Да стоит ли с ними, слабаками, тягаться! - с пренебрежением говорили они. 

Прижавшись спиной к дощатой стенке, я сидел на корточках, убитый и горем, и обидой товарищей. Вдруг на мою голову легла чья-то рука. Я поднял заплаканные глаза - передо мной стоял Алексей Михайлович. 

- Ну, если ты так будешь реагировать на все неудачи, то делать нам здесь, конечно, нечего, - укоризненно заметил он. - Вот что, Айтушка, давай-ка мы с тобой пойдем и съедим по мороженому... Умытый и притихший, я сидел с Алексеем Михайловичем в тени старой груши и внимательно слушал его рассказ. Мороженое было, действительно, очень вкусное, а рассказ - интересный. Алексей Михайлович поведал мне о своей жизни, о службе в армии, которую очень любил, рассказал о своих первых шагах в спорте - об успехах и неудачах. А в конце подчеркнул, что сегодняшнее наше выступление хоть и закончилось падением, а все-таки было полезным. В следующий раз мы обязательно займем первое место. Федишин проводил меня домой и, сдав с рук на руки родителям, ласково потрепал по вихрам. 

Ночью мне снилось, что на меня нападают какие-то свирепые существа. Ощерив огромные рты, они с хохотом кричат: «Дохляк, развалил пирамиду!» И тут Алексей Михайлович в спортивном трико, смелый и решительный, разбрасывал по углам всех моих неприятелей. Проснулся я оттого, что меня кто- то тормошил. 

- Айтушка! - надо мной склонилась мама. - Ты чего это раскричался? 

Я крепко прижался к ее доброй и теплой руке и прошептал: 

- Мама, я все равно буду акробатом. 

Надо сказать, что моя страсть к спорту далеко не у всех встречала поддержку. Тетя, в ужасе округлив глаза, говорила матери: 

- Послушай, Мария, не хватало еще, чтобы у нас в семье появился пайливан! Так по-армянски называли циркача-канатоходца. 

- Да успокойся, Соня, пусть мальчишка перебесится, - говорила мама. 

Но видя, с каким желанием и нетерпением я бежал на тренировки, всегда заботливо складывала в мешочек чистые трусы и майку. 


ПРОЩАНИЕ С ДЕТСТВОМ 

Я запомнил этот день до мельчайших подробностей. Это был грустный день расставания с Алексеем Михайловичем. Шло лето 1939 года, полное тревожных предчувствий и ожидания больших событий. Красной Армии нужны были командиры, и наш учитель получил однажды повестку из военкомата. 

- Ну вот, братки, расстаемся мы с вами! - он обхватил нас своими широкими руками. - Главное - трудитесь. Каждый день и без жалости к себе. Стране нужны сильные люди, и я на вас надеюсь! 

Он ловко вскочил на подножку вагона и махнул кепкой. 

Мы еще долго стояли на платформе и смотрели вслед убегавшему красному огоньку. Он мелко дробился в паутине рельсов, пока не исчез в сумерках догорающего дня. 

Заменивший Федишина преподаватель физкультуры оказался его полной противоположностью (я даже не помню его имени). На уроках мы снова тупо маршировали, прыгали через бревно и с тоской сердечной вспоминали Алексея Михайловича. Нового физрука любовью не жаловали, и главным образом потому, что он категорически запретил нам тренироваться. 

Сам он никаких спортивных секций не вел и любую попытку как-то активизировать уроки физкультуры пресекал грубым окриком: 

- Я за вас отвечать не намерен! 

Это был, очевидно, тот тип перестраховщика, который глубоко убежден, что лучший способ избежать жизненных неприятностей - это делать как можно меньше. 

Мы заметно приуныли. Школьный коллектив акробатов, еще недавно такой дружный, стал распадаться на глазах. Десятиклассники налегли на учебу, ребята из младших классов еще не имели достаточной подготовки. Нас, нескольких неисправимых энтузиастов, можно было узнать лишь по рискованным проделкам, которые на этот раз приобрели акробатическую окраску. Во время перемены, например, я мог неожиданно для всех отжать стойку на ограждении лестницы или в еще более опасных местах - на перилах балкона, карнизе соседнего дома. Девчонки ахали и в ужасе зажмуривали глаза, мальчишки с нескрываемым восторгом оценивали наши «упражнения». Естественно, подобное ухарство не могло хорошо кончиться. Дирекция школы, обеспокоенная неожиданным проявлением акробатических увлечений, вызвала в школу мою мать и серьезно предупредила ее о последствиях. Запахло даже исключением из школы. К счастью, подошли каникулы. Я неплохо окончил восемь классов и имел все основания быть довольным жизнью. 

Меня ждали два месяца отдыха, походы на Кубань, рыбалка, ночи у костра с закадычными друзьями. Все было хорошо, но не хватало главного - занятий любимым увлечением. Вот тогда мне в голову пришла шальная и дерзкая мысль: а что если самому возглавить кружок? 

Я не относился к числу застенчивых мальчишек, но вначале от этой идеи мне стало как-то неловко. Руководить кружком вместо Алексея Михайловича Федишина? Как бы он посмотрел на эту затею? И тут мне вспомнились его слова, которыми он обычно подбадривал меня: 

- Не трусь, Айтушка, все равно падать на землю! 

На следующий день я осторожно поделился планом предстоящих тренировок со своими друзьями и встретил полную их поддержку. Не откладывая дело в долгий ящик, мы взялись за лопаты. Выкопали во дворе яму, натаскали в нее опилок, разровняли и очистили подходы. Получилось вполне приличное место для занятий. 

Тренировались ежедневно. Закалка, полученная от Федишина, действовала надежно. Мы работали с полной отдачей сил, разучивая и шлифуя новые упражнения и пирамиды. Довольно быстро восстановили былую форму и серьезно стали готовиться к осенним выступлениям. 

Желание, энтузиазм были огромными. Как-то незаметно для себя, да, наверное, и для ребят, я вошел в непривычную роль тренера (хотя это слово было слишком громким для моего тогдашнего положения). 

На правах старшего, не по возрасту, а по сложившейся ситуации, мне приходилось не только организовывать и проводить занятия, но и искать место для выступлений, что оказалось делом весьма трудным. Когда с нами был Алексей Михайлович, все устраивалось само собой - он был известный в спортивных кругах человек, кроме того, педагог. А тут тренер, только что окончивший восемь классов! Личность, прямо скажем, не очень авторитетная для серьезного разговора. Один директор клуба, которому я предложил выступление нашего кружка, прямо оказал: 

- А что, если кто из вас убьется? Отвечать я буду? У тебя небось и паспорта еще нет! 

Паспорта у меня, действительно, тогда еще не было. 

Словом, не знаю, чем бы закончились наши эксперименты, если бы однажды я не решился зайти в институт виноделия и виноградарства (так тогда назывался Краснодарский политехнический институт). Здесь работала одна из лучших секций в городе под руководством отличного акробата Дмитрия Слепченко. За год до этого группа спортсменов института побывала в Москве, где выступала в качестве демонстрантов при составлении первой в СССР классификационной программы по акробатике. После этого Д. Слепченко вместе с В. Ключниковым был участником первого чемпионата СССР по спортивной акробатике. Они стали победителями среди мужских пар по третьему разряду. Для того времени это было достижение, а в глазах начинающих акробатов, то есть нас, - успех немыслимый. Вот почему я робко подошел к Слепченко и, крайне смущаясь, попросил разрешения посмотреть внутриинститутские соревнования. 

- А, кустари-одиночки! - вдруг рассмеялся Слепченко. Оказывается, он помнил нас еще по прошлогодним выступлениям и знал, что сейчас мы тренируемся самостоятельно. Отнесся к нам предельно радушно - усадил на самые удобные места, подробно объяснил программу соревнований, заметил, на что надо обратить особое внимание. Этот доброжелательный разговор и сами соревнования, которые были организованы как хороший спортивный праздник, произвели на нас большое впечатление. Мы возвращались домой окрыленные, с желанием трудиться еще больше, хотя в глубине души каждого из нас зародилась тревога: ну вот придут холода, где тогда будем тренироваться?

 В ту осень рано пошли дожди. Угрюмые и нахохлившиеся, сидели мы однажды в коридоре школы, с тоской наблюдая, как на месте нашей спортивной площадки разливается большая грязная лужа. 

- А вон и Серега «пылит»! - мрачно сказал кто-то. 

Высоко поднимая ноги, стараясь не замочить модных клешей, через школьный двор шагал Сергей Белозеров. Он был года на два старше нас и уже работал на заводе «Октябрь», но с кружком связи не порывал. Мокрый и улыбающийся во весь рот, Серега прямо с порога весело заорал: 

- Собирай манатки, хлопцы! 

Директор нашего клуба, мировой мужик, сцену отдает нам! Директор клуба действительно оказался хорошим человеком. Он предоставил нам возможность регулярно тренироваться, поставив при этом лишь одно условие - на всех торжествах и праздниках мы должны были выступать перед заводским коллективом. Ну что еще надо людям для радости? Мы были готовы расцеловать Серегу. Все устроилось как нельзя лучше - и с тренировками, и с выступлениями.

Я до сих пор с большой теплотой вспоминаю маленький и уютный клуб завода «Октябрь», добрых и отзывчивых людей, которые там работали. Здесь мы, пожалуй, впервые почувствовали дружескую и сердечную поддержку родных стен. На первом же концерте, где мы выступали с довольно сложными упражнениями, рабочие устроили нам такую овацию, что стало даже неловко перед остальными участниками концерта. А немного погодя директор клуба пригласил нас к себе и каждому вручил объемистый пакет. 

- За активное участие в художественной самодеятельности, - торжественно сказал он, - завком принял решение пошить вам всем одинаковые спортивные костюмы. - А затем добавил от себя: - А то вы, ребята, представляете большой рабочий коллектив, а выглядите довольно затрапезно. 

У меня хранится маленькая, облупившаяся от времени фотография. Объектив запечатлел меня и моего первого партнера Леву Авакимяна. В холщовых шароварах, в майках на загорелых до черноты телах мы счастливо смотрим на мир. 

А радоваться было от чего. Наша спортивно-цирковая секция, получив поддержку такого могучего коллектива, как завод «Октябрь», стала одной из признанных акробатических групп в городе. Уже никто не считал нас кустарями и тем более одиночками. Более того, теперь уже не мы просились выступать, а нас приглашали, и довольно часто. В одинаковых нарядных костюмах, стройные мускулистые ребята производили хорошее впечатление на публику. 

Готовясь к выступлениям, мы придавали большое значение и музыке, и освещению, и ритуалу выхода на сцену. Все это обогащало номер, делало его ярким, красочным. Зрителям особенно нравилась наша пирамида на столе. Представьте себе круглую площадку диаметром всего в один метр. Обрывается бравурная музыка марша, и под приглушенный рокот барабанов на крохотном пятачке начинает медленно распускаться ярко-желтый цветок. Он растет буквально на глазах, уходя своими лепестками высоко-высоко, под самый потолок. Много лет спустя, режиссируя крупные спортивные праздники, я широко использовал опыт построения пирамид в виде распускающихся цветов. 

Продолжение следует



За главными новостями следите на наших страницах во «ВКонтакте» и Facebook



Читайте также:

Школы Краснодарского края укомплектованы психологами на 95%
22 Сентября
Общество

Школы Краснодарского края укомплектованы психологами на 95%

Психологи отсутствуют лишь в 56 школах региона, из которых 35 – малокомплектные.
Более 4,5 тыс. россиян прошли курс постковидной реабилитации в санаториях Сочи
22 Сентября
Общество

Более 4,5 тыс. россиян прошли курс постковидной реабилитации в санаториях Сочи

Ожидается, что число желающих пройти такой курс в осенне-зимний период будет увеличиваться.
В Приморско-Ахтарске здание краеведческого музея внесли в список памятников архитектуры
22 Сентября
Общество

В Приморско-Ахтарске здание краеведческого музея внесли в список памятников архитектуры

Построено здание было в 1900 году купцом Владимиром Малышевым.
Директор ВДЦ принял участие в профориентационном форуме «ПроекториУМ»
22 Сентября
Общество

Директор ВДЦ принял участие в профориентационном форуме «ПроекториУМ»

Мероприятие проходит с 21 по 23 сентября в г. Ярославле.
Более 150 млн рублей направят на покупку оборудования для четырех новых детсадов Краснодара
22 Сентября
Общество

Более 150 млн рублей направят на покупку оборудования для четырех новых детсадов Краснодара

Речь идет об уже готовых детских садах по ул. Владислава Посадского и ул. Конгрессной.
На российских дорогах появится новый знак для беспилотных автомобилей
22 Сентября
Общество

На российских дорогах появится новый знак для беспилотных автомобилей

На нем будет изображена перечеркнутая буква "А".
16:24 Школы Краснодарского края укомплектованы психологами на 95% 16:21 Александр Трембицкий:«Проекты, реализуемые на Кубани в инфраструктуре, беспрецеденты» 15:50 На Кубани к 12 годам колонии приговорили виновника смертельного ДТП с автобусом 15:33 Прокуратура Сочи заблокировала 5 сайтов из-за нацисткой символики 15:30 Серийного вора мотороллеров задержали на Кубани 15:17 Более 4,5 тыс. россиян прошли курс постковидной реабилитации в санаториях Сочи 15:04 В Приморско-Ахтарске здание краеведческого музея внесли в список памятников архитектуры 14:17 В Краснодаре гражданин Узбекистана пытался незаконно провезти почти 14 кг тюбетеек и четок 14:14 В Краснодаре в медуниверситете провели проверку после сообщения о минировании 13:53 Директор ВДЦ принял участие в профориентационном форуме «ПроекториУМ»
Обмен трафиком СМИ2