Погода
17 Августа 2018
Общество

Скворцы пропавшие вернутся

Источник фото:  newkuban.ru
Источник фото: newkuban.ru

Известный кубанский публицист и писатель вспоминает о малоизвестных моментах строительства Тщикского и Краснодарского водохранилищ, деятельности краевой власти в советскую эпоху и своем друге и наставнике эпохи 70-х - заведующем кафедрой истории КПСС Кубанского университета Иване Ивановиче Алексеенко.

В середине восьмидесятых годов, волею обстоятельств Владимир Рунов оказался на мелкой чиновничьей должности - помощником одного из заместителей председателя крайисполкома, где попытался укрыться от железных клыков тогдашнего секретаря крайкома партии по идеологии. Его опасались многие - и не без оснований, особенно молодые и дерзкие, желающие через вторую древнейшую профессию утвердиться на жизненной тропе, чего тот не терпел и не скрывал этого, скручивая в «бараний рог» всякого, у кого вопреки всему «глаза горели, а душа пела»....

Владимир Рунов, профессор, доктор филологических наук, кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры России, заслуженный журналист Кубани и Адыгеи, декан факультета телерадиовещания Краснодарского государственного института культуры.

Елена Дмитриевна Стасова до конца своих дней слыла ортодоксальной коммунисткой, причем до такой степени, что рано утром 23 июня 1941 года явилась в военкомат с заявлением немедленно отправить ее на фронт, мотивируя желание превосходным знанием вражеского языка. Семидесятилетнюю старушку еле-еле уговорили отказаться от этой затеи и уехать в глубокий тыл, где она станет воодушевлять маршевые роты пламенными напутствиями. Делала это просто замечательно, яростно проклиная фашизм и потрясая над головой сухонькими кулачками.

Сталин, относившийся к старым большевикам, особенно с дворянскими корнями, не очень хорошо, Стасову выделял и ценил за марксистско-ленинскую преданность на уровне исступления и безоговорочную исполнительность. Вот почему Крупская сталинскую угрозу восприняла серьезно, и когда молодой препаратор Борис Збарский, занимавшийся бальзамированием тела Ленина, обратился к ней с просьбой передать одежду Владимира Ильича, молча принесла все: от носков до кальсон.

В июне двадцать четвертого года ей показали готовую мумию. Она подошла поближе к саркофагу и вдруг, закрыв лицо руками, горько заплакала. Да так, что слезы потекли сквозь пальцы, а плечи сотрясались от конвульсий. С тех пор специальным постановлением ЦК ей выделили время, когда она в одиночестве могла посещать мавзолей, посидеть у изголовья мужа. Бывало, пребывала подолгу, а уходя, всегда прислонялась лбом к стеклу, под которым лежал так не похожий на себя «ее дорогой Володя», навечно превращенный в молитвенный политический смысл.

— А почему все-таки отказались от реализации постановления по созданию Пантеона? — спрашивал я Алексеенко.

— Да никто, собственно, и не отказывался. Про него, как мне кажется, просто забыли, — отвечал Иван Иванович. — Ведь хрущевский доклад на ХХ съезде в конечном итоге определил новый курс партии, без политики насилия и классовых жестокостей, под мотивы которых началось массовое освобождение политзаключенных, а в общество с дальних «северов» хлынули тысячи безвинных людей, которые стали озвучивать такую правду о «сталинских застенках», что кровь в жилах стыла.

На трибуну следующего, XXI съезда партии, к тому же внеочередного, Хрущев уже поднимался в ореоле безусловного реформатора и убежденного освободителя. Он прекрасно понимал, что народу надо дать хотя бы тень надежды на то, что сталинизм никогда не вернется, и подвести под всем этим черту созидательным трудом свободного и одухотворенного общества, где никогда не будет места насилию и принуждению.

Съезд тогда восторженно обсудил контрольные цифры семилетки, то есть этапа, за который страна сделает широкий шаг вперед.

— Заметьте, — уточнял Алексеенко, — не привычная сталинская пятилетка, а именно хрущевская семилетка, что являлось новым, подчеркивая некий экономический реализм, где не будет восторженной шумихи, присущей сталинским ударным трудовым периодам, а широкие, хорошо просчитанные шаги по направлению к реальному благополучию, который может дать только социализм, свободный от штурмовщины и прожектов…

Я и сам хорошо помню то время, которое с легкой руки прочно забытого нынче писателя Ильи Эренбурга назвали «оттепелью». Что и говорить, Хрущева возносили до небес. Он освободил наконец страну от рабских запретов и всякого рода ограничений, а уж эпидемий преследований за неосторожное слово так тем более.

Понятно стало, что в стране готовятся последующие меры по демонтажу сталинского наследия. Это было заметно по многим признакам, но более всего ситуацию подогревала нарастающая кампания по реабилитации вчерашних узников, рассказывающих о страшных таежных болотах, поглотивших тысячи и тысячи ни в чем не повинных душ. Не надо было быть уж слишком продвинутым провидцем, чтобы предположить: главная интрига произойдет на следующем съезде партии, уже очередном, двадцать втором. И вот он нагрянул…

Даже сегодня его стенограммы читаются с содроганием. Все выступающие без исключения говорили об ужасах сталинского правления, словно ничего другого и не было и не эта страна еще несколько лет назад самозабвенно в полный голос из всех рупоров пела:

…Сталин - наша слава боевая,

Сталин - нашей юности полет;

С песнею борясь и побеждая,

Мы вперед за Сталиным идем…

С высоты прожитых лет и утеряв возможность удивляться, я могу отметить только масштабы лицемерия, с которым выступающие рвали на груди рубаху, ни разу не воскликнув: «Вяжите нас, люди добрые! Не со зла, а токмо по личной трусости все это!..»

Формула страха, возведенная в основу государственной политики, сделала из людей, увенчанных даже знаками высшего государственного признания (награды, звания, руководящие посты) заложников обстоятельств, которые могли любого перемолоть в лагерную пыль, иногда просто за тень подозрения: «Что-то у вас глаза сегодня бегают...»

И этого было вполне достаточно, чтобы получить десяток лет без права переписки… На съезде, который превратился в обвал разоблачающих сентенций, делегатам казалось, что это их очищают от причастности к системе, где только за «бегающие глаза» можно было угодить туда, куда Макар телят не гонял. Об этом знали и поэтому старались хоть сейчас, когда вождь притих в гробу, показать, будто сами, хоть и тайно, пожили в иных реальностях, искренне верив, что этого вполне хватит, чтобы отмыться добела.

Сие касалось прежде самого Хрущева, который хотел выглядеть тем, кто якобы всегда осуждал сталинскую тиранию, но мало кто знал, что именно бывший шахтер Никита посылал из Киева, где возглавлял ЦК компартии Украины, самые длинные списки обреченных на ВМН (высшую степень пролетарского наказания). Даже как-то пожаловался Сталину на Берию, что тот отказывается брать предложенное количество врагов народа, уменьшив расстрельный список вполовину. Вождь на углу хрущевского «вопля» написал коротко:

— Никита, угомонись!

XXII съезд КПСС воистину стал звездным часом Хрущева, который при Сталине покорной верноподданностью добился многого, особенно в декабре 1949 года. В Большом театре отмечался семидесятилетний юбилей «вождя народов», где именно Хрущев явился стране в образе главного «тамады», а в президиуме сидел по правую руку юбиляра. Если бы Сталину сказали, что основным его «могильщиком» станет тот самый праворукий «забавник Никитка», несмотря на выдающуюся прозорливость, удивился бы безмерно.

— Хрущев усыпил бдительность вождя этакой простецкостью, часто даже простофильностью, — говорил Алексеенко, который не уважал Никиту, считая, что тот всех объегорил, выстроив на антисталинизме свой собственный культ. Окончательным подтверждением, что обратной дороги нет, стал вынос тела Сталина из мавзолея…

В этом году исполнилось 65 лет с тех событий, которые проходили в худших традициях Средневековья. Правда, тогда трупы просто выбрасывали из могил, после этого еще подвергнув посмертной казни. Как Кромвеля, например, в Англии. Во время прений по докладу Хрущева о Сталине не сказано ни единого доброго слова, поэтому всем заранее стало ясно, что «ружье», которое вывешено в первом акте, в конце спектакля должно выстрелить максимально громко. Оно и выстрелило!

В последний день на трибуну съезда поднялся член ленинградской делегации Иван Спиридонов, авторитетный партиец, выходец из путиловской среды, и от имени питерской партийной организации предложил тело Сталина из мавзолея вынести. Дискуссии, тем более возражений по этому поводу не было, руки подняли сразу, молча и единогласно.

После того съезда Спиридонов избран первым секретарем Ленинградского обкома, а через несколько месяцев - одним из секретарей ЦК КПСС, где, правда, продержался всего ничего, откуда переведен на работу в Верховный Совет СССР. Там вскоре забыт до такой степени, что впоследствии стали даже говорить, что предложение о выносе тела Сталина сделал простой рабочий из города революции Иван Спиридонов.

Как видите, это не так. Иван Васильевич Спиридонов пережил большинство участников XXII съезда КПСС и уж точно всех тогдашних членов политбюро, включая Хрущева и Брежнева. Он дотянул до 85 лет и скончался за месяц до развала СССР, упокоившись на престижном Троекуровском кладбище. Говорят, в конце жизни очень жалел, что пошел на поводу у Хрущева. Вспоминал, что одним из самых молодых делегатов того съезда был первый секретарь Ставропольского крайкома комсомола, сияющий юностью Миша Горбачев. Рассказывал, что руку, чтобы заметили, тянул выше всех, прямо сгорая в нетерпении.

Люди, которые в той или иной степени были причастны к акции, тайну, тем более впоследствии, хранили не слишком. Генерал КГБ Николай Захаров, которому поручили провести «операцию», вспоминал, что их с комендантом Кремля генералом Ведениным за несколько часов до выступления Спиридонова вызвал Хрущев и сказал:

— Сегодня состоится решение по перезахоронению Сталина. Место уже определили... Создана комиссия во главе со Шверником. В составе Мжаванадзе, первый секретарь ЦК компартии Грузии, Джавахишвили - предсовмина Грузии, Шелепин - председатель КГБ, Демичев - первый секретарь Московского горкома и Дыгай - председатель исполкома Моссовета. Вас, персонально каждого, предупреждаю о сохранении полной тайны. Это чрезвычайно важное государственное поручение. Выполняйте…

Генералы щелкнули каблуками и ушли в полном смятении, честно говоря, храня его долго, практически всю жизнь.

Сегодня восстанавливать тогдашние картины непросто, поскольку не осталось никого, кто имел к ним непосредственное отношение. Однако известно, что председатель правительственной комиссии Николай Михайлович Шверник, старый большевик, на момент тех событий член Президиума ЦК, заплакал, когда с покойного вождя стали снимать маршальские погоны и звезду Героя, срезать с мундира золотые пуговицы. Плакал и Джавахишвили, вытирая большим платком мокрое лицо…

Тело из саркофага переложили в сосновый гроб, обтянутый кумачом. Восемь дюжих офицеров перенесли его под кремлевскую стену и сразу опустили в могилу, облицованную деревом. Несколько отобранных солдат, тяжело сопя, молча заработали лопатами. Веденин и Захаров взяли под козырек. Рассказывают, как-то Хрущев выразил неудовольствие Веденину в излишнем подобострастии при перезахоронении Сталина.

— Я солдат, Никита Сергеевич! — твердо ответил старый воин. — И при погребении Верховного Главнокомандующего, тем более в звании генералиссимуса, обязан отдавать ему воинские почести…

Может быть, по этой причине генерал-лейтенант Веденин, в годы войны несколько раз благодарственно упомянутый в приказах Верховного Главнокомандующего, при Хрущеве ни разу не отмечен поощрениями, даже за выполнение того ночного задания.

— А как вы сами отнеслись к перезахоронению тела Сталина? — спросил я однажды Алексеенко, который ко времени того съезда уже учился в аспирантуре, а войну прошел через реальный фронт.

— Безусловно, как возвращению к ленинским нормам партийной жизни, очищении партию от диктаторского своеволия и вопиющего беззакония, — ответил мне пожилой профессор, — Я, убежденный ленинец, держал в сердце мавзолей как священное место, где Сталину делать нечего…

— Да уж!.. — хохотнул я. — Если не считать, что сам мавзолей придумал Сталин.

— Именно так! — согласился мой учитель, — Несмотря на возражение Крупской, он настоял на бальзамировании тела Ленина и сохранении его в специальном помещении, чтобы «все трудящиеся страны сумели попрощаться с вождем революции».

Читайте также:

В Лабинском районе проводят реконструкцию воинских захоронений
12 Ноября
Общество

В Лабинском районе проводят реконструкцию воинских захоронений

Сейчас ремонтируют мемориал в х.Соколихин Лучевого сельского поселения.
Кондратьев поручил вынести промзоны за пределы Краснодара
12 Ноября
Общество

Кондратьев поручил вынести промзоны за пределы Краснодара

Состоялось заседание общественного градостроительного совета при губернаторе.
В Сочи выбрали улицы для ремонта к 75-ой годовщине со дня Великой Победы
12 Ноября
Общество

В Сочи выбрали улицы для ремонта к 75-ой годовщине со дня Великой Победы

Работы проведут в рамках нацпроекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги.
Мемориальную доску финансисту Николаю Половинкину открыли в Краснодаре
12 Ноября
Общество

Мемориальную доску финансисту Николаю Половинкину открыли в Краснодаре

Игорь Галась отметил, что в крае до сих пор используются методики Половинкина.
На Кубани в выставке «ЮГАГРО» участвуют более 710 компаний
12 Ноября
Общество

На Кубани в выставке «ЮГАГРО» участвуют более 710 компаний

Свыше 200 компаний впервые представят посетителям выставки свою продукцию.
В Краснодаре высадили 70 декоративных лип на ул. им. Валерия Гассия
12 Ноября
Общество

В Краснодаре высадили 70 декоративных лип на ул. им. Валерия Гассия

Всего сегодня высадили 70 войлочных лип сорта «Брабант».
20:39 В Лабинском районе проводят реконструкцию воинских захоронений 18:53 Кондратьев поручил вынести промзоны за пределы Краснодара 18:31 В Туапсе депутата подозревают в мошенничестве 17:56 В Сочи выбрали улицы для ремонта к 75-ой годовщине со дня Великой Победы 17:29 Мемориальную доску финансисту Николаю Половинкину открыли в Краснодаре 16:35 На Кубани в выставке «ЮГАГРО» участвуют более 710 компаний 16:08 В Краснодаре высадили 70 декоративных лип на ул. им. Валерия Гассия 15:39 В Краснодаре в районе Западного обхода построят три школы и пять детских садов 15:30 В Краснодаре водитель бросил горящую машину на железнодорожных путях 14:47 Фестиваль православных фильмов «Вечевой колокол» начал свою работу
Обмен трафиком СМИ2