Погода
09 Декабря 2022
Общество

Путешествие по розовым облакам

Источник фото: airbase.ru

Краснодар, 9 декабря – Юг Times. «Юг Times» продолжает публиковать главы из книги, являющейся своеобразным продолжением предыдущей, «Наш торопливый век».

Книга увидела свет в 2017 году. Это повествование, исполненное в привычной для автора форме, где личное, связанное с прожитым временем, тесно увязывается с событиями на фоне жизни всего общества, при этом затрагивая самое чувствительное - эпоху разрушения советского строя. Автор, известный кубанский писатель Владимир Рунов, не уходит от попыток понять причинность нарастания государственного тектонического разлома, на который пришлась молодость героя этой книги. 

Продолжение. Начало в № 40 (441) 

Только время спустя понял, что люди тех поколений, отдавшие все, что имели - ум, здоровье, энергию, жизнь, наконец, созданию нового общества: отец мой - паровозам, Адаменко - театру, Айвазов - пивзаводу, Семенов - телевидению, умели ценить то малое, что на крыльях верности идеалам уносило их в миражи, где было так воодушевляюще прекрасно от осознания самоотверженного служения ценностям, отвергавшим всякое жирующее благополучие как фактор сугубо антинародный. Они были людьми эпохи, воспетой очередным «Городом солнца» или «Утопии», писанных величайшими мечтателями, вводившими в сладкий обман себя и целые поколения. 

Теми радостями и жили, на устах с ними умирали, оставляя детям и внукам потемневшие от времени ордена, медали, телеграммы от «вождя народов», бережно обернутые в затертый и помутневший целлофан. Трясущими от немощи руками показывали все великолепие прошлого чиновникам новых генераций, равнодушным, как полярная тундра, ко всему, кроме самих себя. А вот с Военно-Грузинской дорогой у нас так ничего и не получилось. Странно, но помешал тот, кто боле всех ратовал за поездку, - Миша Архангельский. Став дипломированным художником, он наконец перестал красить башку и так прикипел к Сочи, что даже выхлопотал себе в поселке Тетляшка участок земли на взгорье (или на склоне), откуда до моря было километра три колдобистой дорогой, сужающейся до козьей тропы, карабкающейся все выше и дальше, в труднодоступные горы. 

- Ну и что ты здесь будешь делать? - спросил Корсун. - На луну выть? 

- Я построю двухэтажный дом на грузинский манер, с террасой по всему периметру. Просторный, откуда будут открываться виды, от которых ты, Валя, станешь рыдать от восторга, - огрызнулся Михаил. 

- Три ха-ха! - Корсун стал деланно гоготать. - Пока я буду рыдать от восторга, ты наплачешься горькими слезами, потому как начинать строить что-то в этакой глуши может только неисправимый романтик, как ты. Или конченый идиот, как я. 

Они еще долго препирались, но прав оказался, как всегда, практичный Корсун. Мишка, что тот чудаковатый каталонец Антонио Гауди, всю жизнь возводивший в Барселоне храм Святого Семейства - Саграда Фамилия (чем, кстати, превратил его в мировую архитектурную достопримечательность), сколько я помню, сооружал свой дом в глухомани, чем считалась Тетляшка. Почти всегда, когда мы туда наезжали, особенно в теплые времена года, вокруг пилили, строгали, стучали, гремели кирпичами и досками, грохотали самосвалами. 

Дом так и остался недостроенным, хотя именно там мы провели самые прекрасные дни и ночи. После долгих застолий под жаркие споры и лукавую домашнюю маджарку разбредались по территории, где в разных местах под открытым небом были устроены полевые спальные места, и отходили в сон под бешеный стрекот цикад. 

Я устраивался на старой раскладушке, которую умащивал возле виноградных шпалер, еще долго рассматривая небосвод, усыпанный серебряной пылью звездных осколков, мысленно утверждаясь, что именно это место с нелепым названием и есть лучшее на планете. 

Маджарку брали у соседа, дедушки Васо. Именно по его совету Мишка заложил на своем участке просторный виноградник, и Васо появлялся, когда требовались какие-то работы по уходу, особенно обрезке. Я с ним любил общаться и узнал, что Васо Автандилович никакой не виноградарь, а всю жизнь проработал садовником правительственных дач, к тому же много лет слыл активным рабкором под псевдонимом Дауд Чаидзе. 

- Мне до войны в Кремле Михаил Иванович Калинин почетную грамоту вручал, - рассказывал, не выпуская из прокуренных зубов трубку вишневого корня. - Табак делаю сам, да такой, что с Леонидом Ильичом однажды поделился. 

- Как? - удивился я. 

- Он заезжал на дачу Сталина, и я ему рассказывал о том времени и некоторых привычках Иосифа Виссарионовича. Оказался очень доступным человеком. 

- Кто? - ахнул я. - Сталин? 

- Да нет! - засмеялся, - Брежнев, конечно. Тоже, кстати, курильщик отчаянный, - и продолжал вспоминать: 

- На дворе Иосиф Виссарионович чаще потягивал трубку. Сидит, бывало, на веранде в плетеном кресле, листает газеты, а трубка на столе дымится. Нет-нет, пыхнет дымком и обратно в пепельницу. Так вот табак, я догадался, он курил из смеси самсунга с добавлением берли. 

- Ну, про самсунг что-то слышал, а про берли не помню... - пожал я плечами. 

Васо пригласил меня сесть на скамеечку, примостился рядом и рассказал, что табак сорта берли растет в Америке и, как ни странно, на Украине. 

Очень сухой, но замедляет горение. Главное достоинство - способность впитывать добавки через ферментацию, чаще всего ароматы меда или патоки. Его сушат над тлеющими углями, но надо внимательно следить, чтобы не перегрузить копченостью. Сам по себе берли не идет, а вот как добавка превосходен, и Сталин, видать, это хорошо знал. Бывало, далеко в саду слышался тот аромат. 

- А какие привычки были еще? - расспрашиваю Васо, демонстрируя репортерское любопытство, по поводу которого тот же Архангельский сравнивал меня с молодым волчонком: «Вцепится - не оторвешь!»

 - Вино уважал, которое по вечерам пьете. Правильно оно «маджари» называется. И еще предпочитал сам подрезать виноград. Брал из моих рук секатор и начинал считать почки. Виноград ведь в основном обрезают осенью, готовят к зимовке, поэтому режут без жалости, но с умом. А весной, когда почва чуть прогреется, тут и заплакала наша лоза горючими слезами. Потекла влага по побегам. Это трогательно, особенно для поэтов, но не очень для урожая. Плач уносит питательные вещества. Вот почему обрезка, особенно весенняя, искусство тонкое. С каждым кустиком нужно обязательно договариваться. Я думаю, и с людьми тоже, - этакой мудростью заключал Васо свои советы. Видя мое удивление, добавлял: 

- Надо стараться жить со всеми в мире, тогда и виноград, быть может, перестанет плакать. 

Мы всегда с шумом приглашали его за свой развеселый стол, где он по большей части молчал, усмехался, потягивая трубку. Пил только подогретую маджарку, и то крохотными глотками, словно пробуя. Уже был слаб, а вот голова ясная на удивление. 

- Учти, Володя, - сказал както мне, - вино сближает, но до поры до времени. Знай об этом. 

Увы, старый садовник, немало битый долгой жизнью, мудрый, как луговая сова, оказался прав. Хотя лично мне эту истину сподобилось понять лишь много-много лет спустя. Но когда это еще будет? 

А пока юркий, как полевая мышь, ярко-зеленый «жигуленок» несется дальними дорогами, и о плохом никто и не думает. Товарищ Сталин, любитель маджари и самсунгских табаков, давно упокоился под кремлевскими елями. Вспоминать о нем, чтобы быстрее забыли, при Хрущеве настойчиво не рекомендовали, а при Брежневе если и вспоминали, то с оглядкой, тем более что Леонид Ильич сам выбился в верховные главнокомандующие и фактически в генералиссимуса всех времен и народов. За двести штук наградных знаков на себя навесил. Смешно это. Да и грустно тоже. 

Но Брежнев, особенно ранний, право же, был «свой парень» для всей страны. Замечательно улыбался по телевизору, где было всего две программы, и все о ней, нашей мирной жизни. Тем более для молодых, живущих в стране Советов, уже по дошедшей к возрасту зрелости, то есть шестидесяти годам. Кто бы думал, что до конца заявленного коммунистического рая оставалось лишь 14 лет. 


Конец Золотого века 

Календарный 1978 год в моей жизни стал рубежным. Вопервых, преемник Василия Ивановича, некий Иван Илларионович, за проявление творческой дерзости с чувством мстительной зависти выгнал меня с телевидения, причем с волчьим билетом. Он считал себя большим журналистом и зачищал площадку от соперников, пугая окружающих личной дружбой с Медуновым. То, видимо, было правдой, поскольку до этого возглавлял краевое управление по печати и всем показывал книжки, которые якобы писал Сергей Федорович, а он их печатал. В общем, все как по Салтыкову-Щедрину: «Не урядника боялись, а картуз урядника в телеге возили по уезду, и все тряслись от страха!» 

Во-вторых, я кое-как устроился на работу в крайисполком помощником к одному из замов, и жизнь моя превратилась в размеренное существование по принципу «Упал - отжался!». 

Я стал узником чиновничьего кабинета, который мы делили с таким же расстригой, только из «Советской Кубани», Володей Чубуком. 

Беда в другом! Никто тогда и не предполагал, что именно семьдесят восьмой станет черным днем для нашего огромного государства, когда из степного захолустья на паркеты третьего этажа Старой площади позовут бывшего ставропольского хуторянина Мишу Горбачева, карьерного партработника, заметного велеречивостью с признаками лакейской учтивости, что нравится всегда и всем, а выживающему из ума Леониду Ильичу тем более. 

- О, я его знаю! - воскликнул Чубук, разворачивая утреннюю газету. - Помнишь, прошлый год Медунов возил его по Красной. Какой-то сходняк там грохотал, Кубань со Ставропольем братались. Дерево в парке сажали, так меня ответственным за лопаты сделали. Там я его вот так, как тебя, видел. 

Володька, бывший газетчик, слыл дотошным до тонкостей. Он прочел с выражением биографию нового секретаря ЦК КПСС по сельскому хозяйству и сказал: 

- Батюшки! Он же молод и силен, как степной джейран. Сорок семь лет всего! Того и гляди разгонит всех... 

- Кого? 

- Старших товарищей, конечно. Брежневу-то семьдесят два. Чует мое сердце, вот-вот начнется массовый падеж. Однако, странно, - Чубук впал в опасные рассуждения, - по образованию юрист, а курировать будет сельское хозяйство. Хотя, - пожал плечами, - чему удивляться? Опять милицию хотят подчинить аптеке. 

- Ты бы того… - начал я недовольно бухтеть, еще недавно переживший стресс выгона с работы. Жалко будет, если и отсюда попрут. 

- Как-то поаккуратней выражайся, - и за чем-то показал на потолок, словно именно оттуда за нами кто-то подсматривает. 

- Хорошо! - охотно согласился Чубук. - Давай заткнемся, тем более наше дело солдатское - «Право-лево... Стоять! Ша-гом марш!» Что там еще? Ах да, «Оправиться!». 

Увы, он оказался прав! Но если честно, клетка, в которую я угодил после бурной и разнообразной кочевой жизни, душу заставляла трепыхать: «Повеситься, что ли, от тоски?» Чубук идею поддержал: 

- Представляешь, какой шухер поднимется. Утром приходят, а ты в петле. Согласись, отличный, а главное, будоражащий сюжет, особенно для этаких пещер. Забегают: «Что, чего, по какой причине, что написал в записке? Кого назвал?» 

От скуки мы часто фантазировали на подобные темы, тем более что Володя Чубук был удивительный человек, с какой стороны ни подойди. Действительную служил матросом на Черноморском флоте на каком-то сверхсекретном корабле, замаскированном под рыбацкий траулер, на деле подсматривающим за американской эскадрой, что громоздилась в Средиземном море, как у себя дома. 

Однажды Чубук, будучи дневальным по камбузу, мыл обеденную посуду и от избытка старательности решил для лучшей стерилизации сполоснуть ее в море. Добыл где-то обрывок сети, сложил туда наличествующие кастрюли, тарелки, ложки чашки, чумички, в переводе с военно-морского - поварешки. Потом на джутовом шнуре все судовое богатство опустил за борт. 

Что уж там произошло - не помнит. То ли поскользнулся, то ли траулер неловко качнуло, словом, упустил бедняга всю корабельную утварь, в том числе и фарфор кают-компании, на дно морское. Осознанию наступившего ужаса предела не было. 

- Мне тогда экипажем было предложено решить альтернативу, - рассказывал он. - Или удавиться на рее, или утопиться в такой же сетке. Наш командир, замаскированный под бородатого шкипера, капитан-лейтенант Бурцев ругался таким матом, что чайки к траулеру боялись подлетать. 

Для начала наказания Чубуку вручили самую большую швабру и заставили драить ют. -

 Что это такое? - спросил я. - Не дай Бог! - закатил глаза. - Мы ж замаскировались, поэтому ют, кормовая часть судна, была заделана всякой чешуей прямо-таки образцово-показательно. Драить ее - высшая мера морского наказания. 

Но Чубуку повезло неслыханно. Вместо обещанной командиром вечной гауптвахты (мыслимо ли дело - оставить команду без единой ложки-тарелки!) командующий флотом объявляет ему благодарность с предоставлением отпуска на десять суток, не считая дороги, а командира, капитан-лейтенанта Бурцева, повышает в звании до капитана 3 ранга. Во дела! К тому же на весь флот слава! 

Продолжение следует


За всеми важными новостями следите в Telegram, во «ВКонтакте» и «Одноклассниках»

Читайте также:

В Краснодаре в четырех лифтах подземных переходов установили камеры видеонаблюдения
30 Января
Общество

В Краснодаре в четырех лифтах подземных переходов установили камеры видеонаблюдения

Ранее в результате вандализма два лифта в новых подземниках вышли из строя.
В нескольких районах Кубани временно не будут взымать плату с детей-сирот за жилье
30 Января
Общество

В нескольких районах Кубани временно не будут взымать плату с детей-сирот за жилье

Увеличение платы за найм – приказ Минстроя России.
Казаки Кубани доставили в зону СВО более 40 тонн гумпомощи
30 Января
Общество

Казаки Кубани доставили в зону СВО более 40 тонн гумпомощи

Помощь предназначена для казаков-добровольцев, мобилизованных жителей региона.
В Темрюкском районе нашли работу 29 переселенцев из Херсонской и Запорожской областей
30 Января
Общество

В Темрюкском районе нашли работу 29 переселенцев из Херсонской и Запорожской областей

Основная масса трудоустроенных пришлась на санаторно- курортную отрасль.
Губернатор Кубани рассказал о 80-й годовщине освобождения Тихорецкого района
30 Января
Общество

Губернатор Кубани рассказал о 80-й годовщине освобождения Тихорецкого района

Жители Тихорецкого района с первых дней войны помогали фронту.
13:53 В Краснодаре в четырех лифтах подземных переходов установили камеры видеонаблюдения 13:49 Состоялся финальный день конкурса журналистов печатных и онлайн-СМИ «Искра Юга 2022» 13:16 В Усть-Лабинске следователи проводят проверку после ДТП с автомобилем, принадлежащим полицейскому 13:13 В нескольких районах Кубани временно не будут взымать плату с детей-сирот за жилье 12:55 В России смягчили условия программы льготной ипотеки для IT-специалистов 12:20 Динской комбинат бетонных изделий приступил к реализации нацпроекта 12:15 В Тихорецке водитель-лихач подозревается в применении насилия к инспектору ДПС 12:00 Казаки Кубани доставили в зону СВО более 40 тонн гумпомощи 11:55 В России расширят поддержку радиоэлектронной промышленности 11:34 В Сочи после падения мальчика в канализационный люк осужден и.о. главинженера
Обмен трафиком СМИ2