Погода
20 Ноября 2020
Общество

Наш торопливый век

Источник фото: rustur.ru
Источник фото: rustur.ru

Краснодар, 20 ноября – Юг Times. «Юг Times» продолжает публиковать главы из книги, посвященной XX веку, которому выпала уникальная роль - соединить второе и третье тысячелетия нашей эры.

Эта книга известного кубанского писателя Владимира Рунова вышла в свет в 2019 году. В ней автор воскрешает события, пожалуй, самого наполненного противоречиями и потому столь сумбурного этапа человеческой истории - XX века. Он пытается осмыслить их, не разделяя на те, которые имели мировое значение, и те, что касались исключительно личной жизни «маленького человека». Поэтому национальные лидеры и простые рабочие здесь изображены с одинаковой честностью и правдивостью. Из череды их судеб и складывается общее течение торопливого века.

ВЛАДИМИР РУНОВ, писатель, доктор филологических наук, профессор КГИК, кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры России, заслуженный журналист Кубани и Адыгеи, Герой Труда Кубани.


Продолжение. Начало в №35 (384)

Существует ведь целая система исследований (и очень авторитетных), утверждающих, что Лаврентия Павловича физически изничтожили еще на дому, в том мрачном особняке, что на Садово-Кудринской, который москвичи оббегали седьмой дорогой.

Я даже видел довольно любопытную телепередачу, где известный журналист и пресс-секретарь Ельцина Сергей Медведев утверждал, что дело обстояло именно так, а судили и расстреляли двойника. Однако ни один участник судебного процесса (а их были десятки), от рядовых конвоиров и до председателя специального судебного присутствия маршала Конева, никогда не упоминали даже и о тени подставы. Тогда вольно спросить: какого же добровольца тогда расстреливал генерал Батицкий в присутствии генерального прокурора Руденко?

Все это, конечно, выдумки, которыми легко и просто будоражат простофиль, а их у нас всегда было, есть и будет переизбыток. Но, согласитесь, все равно интересно, особенно когда подобное транслируют писатели и прочие творцы, увлекательно подвергая сомнению очевидное. Известная ученая дама, академик Милица Нечкина, буквально тряслась от гнева, листая блистательные романы Валентина Пикуля, где он повествует о деяниях Распутина, придумывая свою трактовку образа Гришки «Темного» (по паспорту Новых), а в миру - Распутина, взявшего императорскую семью, а заодно и самодержавную Россию в свой кулак, да еще за причинное место.

В том и разница между исторической литературой и научным исследованием, что первую читают все, а вторую с трудом одолевают диссертанты, как правило, это скучные и нудноватые фолианты, впрочем, как и сама до сих пор почитаемая Нечкина...

Кстати, и разговоры об отравлении «великого вождя» идут достаточно давно, и не только на уровне осторожных предположений современников Сталина, теперь в среде более активной, сформированной много позже его смерти.

Надо заметить, что перед кончиной «вождя» Москва существенно преобразила традиционный облик, обозначив его непривычными храмовыми силуэтами, словно белоснежными грудами кучевых облаков, опустившихся на столичные улицы. Это то, что сразу стали называть высотными зданиями. Заметьте, не небоскребами, а именно высотками. Как я понимаю, в том и суть причинности, так как борьба с «безродными космополитами», что после войны трясла всю страну, шла на самом высоком уровне и с более чем опасными выводами.

За преклонение перед иностранщиной вполне можно было схлопотать немалые неприятности, особенно в Москве, куда иностранцы таки приезжали, в отличие от большинства городов страны, особенно от Урала и дальше, где сплошняком шли «зоны». Свой первый паспорт я, например, получал в Хабаровске, где на одной из страниц красовался фиолетовый штамп с грозной надписью: «Житель запретной зоны». 

Перед этим несколько лет мы семейно обретались в Свердловске (ныне Екатеринбург), где отец в управлении железной дороги занимал должность начальника локомотивной службы.

Тот период я хорошо запомнил, потому как однажды родитель меня чуть не прибил, когда, глядя в окно и увидев в небе большой самолет, я назвал его «дугласом». Вдруг мой достаточно сдержанный папа стал орать, чтобы я навсегда забыл это слово и никогда его больше не произносил, и долго клокотал в том же духе, обещая мне за этот эпизод разнообразные кары.

Естественно, я струсил и заткнулся, хотя в полном недоумении, пока меня не просветил Сергей Владимирович Михалков (тот, который «гимн» и «папа») басней, что мы зубрили в шестом классе под названием «Две подруги»:

Подружки еще те, вот почитайте:

- Красиво ты живешь, любезная сестрица! -

Сказала с завистью

в гостях у Крысы Мышь.


- На чем ты ешь и пьешь,

на чем сидишь,

Куда ни глянешь -

все из-за границы!..


- Ах, если б, душенька, ты знала, - 

Со вздохом Крыса отвечала, 

- Я вечно что-нибудь ищу!

Я день-деньской в бегах

за заграничным - 

Все наше кажется мне серым

и обычным, 

Я лишь заморское

к себе в нору тащу. 


Вот волос из турецкого дивана!

Вот лоскуток

персидского ковра!

А этот нежный пух

достали мне вчера -

Он африканский. Он от Пеликана! 


- А что ты ешь? -

спросила Крысу Мышь, - 

Есть то, что мы едим,

тебе ведь не пристало! 


- Ах, душенька! -

ей Крыса отвечала. 

- Тут на меня ничем

не угодишь! 

Вот разве только

хлеб я ем и сало!..


** *
Мы знаем, есть еще семейки, 

Где наше хают и бранят,

Где с умилением глядят

На заграничные наклейки.

А сало... русское едят!

Несомненно, та басня стала неким программным произведением, в котором определялись вектор и направление советского патриотизма. Но стало значительно хуже, когда в кампанию по борьбе с космополитами стали включаться другие масштабные творцы. Например, Константин Симонов (пьесы «Чужая тень» и «Русский вопрос»), Николай Вирта (пьеса «Заговор обреченных»), Николай Погодин (пьеса «Массурийский вальс») и ряд других видных авторов, где проблемы низкопоклонства оценивались много строже, чем в диалоге михалковских грызунов.

В такой постановке, как «Чужая тень» (кстати, самой слабой пьесе Симонова), давалась даже трактовка наказания за отступление от догм социалистической идеологии. Пожалуй, ни в одном своем произведении Симонов не был столь противоречив, как в «Чужой тени», за которую, кстати, получил Сталинскую премию, правда, второй степени.

Зато за «Русский вопрос» - уже первая, хотя «Чужая тень», поставленная в сорок девятом году режиссером Каревым во МХАТе, стала громким общественно-культурным событием. И не только по проблематике, а по количеству сталинских лауреатов первой степени, прежде всего актеров, всех подчеркнуто народных СССР: Николай Боголюбов, Борис Ливанов, Михаил Кедров, Мария Титова, Михаил Болдуман, блистательно исполнивших главные роли. Говорят, Сталин лично попросил Симонова написать что-то значимое на тему актуальности советского патриотизма после так называемого дела Клюевой и Роскина.

Сегодняшнему читателю эти имена вряд ли что-либо говорят, а в 1947 году они оглушительно звучали на всю страну, а после и на весь мир. Дело было настолько громкое, что в него была вовлечена большая часть советской научной интеллигенции.

Почему? Сейчас поймете. 

Суть в том, что означенные персонажи: Нина Георгиевна Клюева и ее муж Григорий Иосифович Роскин, оба доктора наук - она микробиолог, он - фармаколог, вдруг во всеуслышание заявляют, что ими создано радикальное противораковое средство, которое они наименовали «круцин».

Их авторитет в науке был настолько высок, что почти сразу даже в строгой академической среде начался радостный переполох: наконец-то!

Я думаю, поскольку и сегодня онкологические проблемы предельно обострены, то объяви какой-нибудь волшебник, что наконец найдена чудодейственная таблетка, освобождающая человечество от раковой угрозы, поверили бы! Так хочется поверить, особенно когда начинаешь вспоминать близкие жертвы этой хвори...

Ценность создания круцина в присутствии Сталина обсуждали на заседании Политбюро, где приняли решение немедленно засекретить все данные об открытии советских ученых - такие вызовы тогда стояли на нашем отечественном «дворе». И вдруг (представляете!) Берия докладывает, что монография Клюевой и Роскина «Биотерапия злокачественных опухолей» опубликована в США...

Масштаб скандала трудно передать! Сталин, чтобы другим неповадно было, принимает решение о несколько непривычном для того времени наказании и предлагает «ослушников» подвергнуть суду чести. То есть предателей размазать морально, в том числе средствами пропаганды и даже искусства. А там уж их дело, как они сами с собой поступят.

В газетах чередой идут гневные статьи о продажности некоторых ученых, с театральных подмостков гремят монологи, обличающие несчастных микробиологов. Кино тоже не в стороне. Идет этакий залповый обстрел по научным площадям, от академии наук до закрытых лабораторий. Все мелко дрожат.

К симоновской пьесе «Чужая тень» добавляется еще и сценическое произведение известного драматурга Александра Штейна «Закон чести», по которому вскоре кинорежиссер Абрам Роом ставит фильм «Суд чести», где некая ученая дама меняет государственные секреты на флакон французских духов.

Топтали Клюеву и Роскина до тех пор, пока американцы не выявили полную бесполезность круцина, однако супругов реабилитировали только после смерти вождя, весьма деформировав их научную репутацию, заодно и житейскую.

Но зато какой поток сталинских премий обрушился на тех, кто с театральных подмостков и киноэкранов гнобил авторов круцина, чудом избежавших лютой участи, и то - потому, что каприз вождя на этот раз пошел вдруг иным карательным путем, кстати, не только в отношении Клюевой и Роскина. 

Чуть позже перед подобным судом предстала группа высших флотских командиров: нарком ВМФ Кузнецов, адмиралы Галлер, Алафузов и Степанов. Повод для разбирательства привычный - донос. Некий капитан 1-го ранга Алферов сообщал, что изобретенная им парашютная торпеда оказалась в руках англичан. Торпеда была самодеятельной инициативой Алферова, по оценке экспертов, не представляющей никакой новизны, тем не менее, делу дали ход.

Тогда все вязалось в один узел: неприязненное отношение премьер-министра Булганина к Кузнецову, смело отстаивающего интересы флота и способного возражать даже Сталину. Все помнили, как вождь однажды с раздражением бросил:

- Почему, Кузнецов, ты все время ругаешься со мной? Ведь органы уже давно просят у меня разрешение тобой заняться.

Понятно, что Берия ту реплику на ус намотал. Неслучайно, когда формировали тот суд, он порекомендовал на председательский пост маршала Советского Союза Говорова. Органы раскопали, что в Гражданскую войну двадцатилетний прапорщик Леня Говоров воевал против красных в составе колчаковских войск. Более того, принимал участие в наступлении Восточного фронта под командованием Колчака и за усердие произведен в подпоручики.

Маршал догадывался, что Берия в курсе тех фактов, и, откровенно говоря, побаивался, что сей эпизод «зловещий Лаврентий» может разыграть в своих интересах.

Несмотря на полководческие заслуги, звание Героя Советского Союза, орден Победы и пять орденов Ленина, бывший колчаковский подпоручик вполне мог загреметь вослед за главным маршалом авиации Новиковым, на которого после войны наручники надели прямо в служебном кабинете на Пироговке, где тут же, обмотав голову мокрым полотенцем, стали жестоко избивать.

Берия в намерениях не ошибся, Говоров с готовностью подписал суровый приговор: Кузнецова разжаловали и отправили на оскорбительно малую должность, остальных посадили в тюрьму, где Галлер, не выдержав издевательств, скончался. И это отважный Галлер, который штурмовал мятежный Кронштадт и, будучи царским офицером, стоял у истоков формирования Красного флота.

Что касается художественного воплощения «продажной сути» микробиологов Клюевой и Роскина, все выглядело просто превосходно: Абрам Роом за постановку спектакля «Закон чести» удостоен Сталинской премии 1-й степени, а это 100 тысяч рублей и возможность отовариваться в закрытых распределителях. Симонова тоже наградили такой же премией, но 2-й степени. Эта у него (по характеристике Шолохова - «хозяина советской литературы») была уже шестой, пять из которых - первые.

Воистину, ничего мы не делаем так замечательно, как топчем друг друга, напрочь забывая истину, которую еще во времена императрицы Анны Иоановны высказал астраханский губернатор Артемий Волынский:

«Нам, русским, хлеб не надобен: мы друг друга едим и с того сыты...»

Есть несколько предположений, почему Сталин незадолго до своей кончины снова взялся за старое, то есть за борьбу с «врагами народа». А были ли они у него, во всяком случае в ближнем кругу? Я думаю, несомненно. Тот, кто боялся, тот и ненавидел. Они потом все выявились, прежде всего Хрущев, что покупал расположение вождя личными унижениями и крайней жестокостью по отношению к другим, с легкостью подписывая расстрельные списки.

Когда Сталин скончался, ему шел 74-й год, для тех времен возраст более чем серьезный, и в ту пору все понимали, что смерть его ходит где-то рядом. Думаю, что и вождь думал об этом, ненавидя ту единственную, что ни запугать, ни отвадить не мог, поэтому и мстил окружению за непривычную беспомощность перед надвигающейся угрозой. Слухи о его отравлении как раз и возникли на фоне тех страхов.

Тут ничего удивительного нет, все сатрапы подобного боятся. Говорят, современные толстосумы воду стараются пить только из-под крана - тоже опасаются. Сталин как раз и стал звереть на фоне этих ожиданий, взявшись снова за уничтожение более молодых и невиновных, придумывая для них заговоры и замыслы. 

Космополитизм для этого был вполне подходящим мотивом. Микробиологи - так, пустяки, не более чем площадка для разминки. Проба пера сработала вполне, не прошло и короткого времени, как снова грозно загудели-заиграли провода: «Работают все радиостанции Советского Союза. Слушайте срочное сообщение ТАСС».

- Некоторое время назад органами государственной безопасности была раскрыта террористическая группа врачей, ставивших своей целью путем вредительского лечения сократить жизнь активным деятелям Советского Союза. Преступники признались, что они, воспользовавшись болезнью товарища А. А. Жданова, неправильно диагностировали его заболевание, скрыв имевшийся у него инфаркт миокарда, и тем самым путем умертвили товарища Жданова. Следствием установлено, что преступники также сократили жизнь товарища А. С. Щербакова. 

Врачи-преступники старались вывести из строя маршала Василевского А. М., маршала Говорова Л. А., маршала Конева И. С., генерала Штеменко С. М., адмирала Левченко Г. И. и других, однако арест расстроил их злодейские планы. Большинство участников террористической группы были связаны с международной еврейской буржуазно-националистической организацией «Джойнт», созданной американской разведкой. Другие участники террористической группы оказались давнишними агентами английской разведки. Следствие будет закончено в ближайшее время.

Но главная сенсация - это перечень фамилий, за каждой из которых огромный профессиональный и человеческий авторитет. Из девяти арестованных - восемь профессоров, два академика, личный врач Сталина и ведущий терапевт страны Егоров. К тому же нетрудно заметить, что большая часть арестованных - лица еврейской национальности, крупные специалисты, доктора наук, терапевты М. С. Вовси, братья М. Б. и Б. Б. Коганы, отоларинголог А. Н. Фельдман, терапевт Я. Г. Этигер, невропатолог А. Н. Гриштейн.

По всему было видно, что в стране началась масштабная антисемитская кампания. Тут же загудела пресса, на этот раз открытым текстом разоблачая преступную деятельность лиц еврейской национальности. В ход пошел слух, что предстоит массовая депортация евреев в дальние районы Сибири, медицинских работников стали называть «убийцами в белых халатах», люди убегали из больниц, перестали посещать аптеки, принимать лекарства, психоз принимал массовые формы.

На этом фоне появляется новый «Павлик Морозов», отважно взявший на себя роль разоблачителя. Правда, на этот раз женщина, врач-терапевт Кремлевской клиники по имени Лидия Тимащук.

В те дни это имя массово звучало, окрашенное самыми превосходными эпитетами. Известная журналистка Ольга Чечеткина пишет в «Правде»: «Еще совсем недавно мы не знали этой женщины, теперь же имя врача Лидии Феодосьевны Тимашук стало символом советского патриотизма, высокой бдительности, мужественной борьбы с врагами нашей Родины. Она помогла сорвать маску с американских наймитов, извергов, использующих белый халат врача для умерщвления советских людей. Весть о награждении Л. Ф. Тимашук высшей наградой - орденом Ленина - за помощь в разоблачении трижды проклятых врачей-убийц облетела всю нашу страну. Лидия Феодосьевна стала близким и дорогим человеком для миллионов советских людей»...


Продолжение следует...


За главными новостями следите на наших страницах во «ВКонтакте» и  Facebook 


Читайте также:

Схема движения троллейбусов №13 и №20 в Краснодаре временно изменится
25 Ноября
Общество

Схема движения троллейбусов №13 и №20 в Краснодаре временно изменится

Здесь произошел провал дорожного покрытия из-за порыва теплотрассы.
Музей ретро-автомобилей открылся в Новороссийске
25 Ноября
Общество

Музей ретро-автомобилей открылся в Новороссийске

Музей войдет в программу экскурсионных туров по Новороссийску
На Кубани организовано наибольшее в стране число площадок для акции «Географический диктант»
25 Ноября
Общество

На Кубани организовано наибольшее в стране число площадок для акции «Географический диктант»

Это позволит максимально обезопасить участников в условиях пандемии.
Во время осеннего призыва на военную службу отправят почти 1,5 тысячи краснодарцев
25 Ноября
Общество

Во время осеннего призыва на военную службу отправят почти 1,5 тысячи краснодарцев

Ряды Российской армии уже пополнили почти 600 призывников.
20:09 Схема движения троллейбусов №13 и №20 в Краснодаре временно изменится 19:09 Музей ретро-автомобилей открылся в Новороссийске 18:59 На Кубани организовано наибольшее в стране число площадок для акции «Географический диктант» 18:48 Победителей VI конкурса «Сделано на Кубани» наградили в Краснодаре 18:23 Project to Ensure Safety of Seeds 18:21 Имущество банка «Новопокровский» продали на торгах за 51 млн рублей 17:59 В Краснодаре продлили ремонтные работы на улицах им. Седина и Азовской 17:29 Во время осеннего призыва на военную службу отправят почти 1,5 тысячи краснодарцев 17:17 В Восточно-Кругликовском мкр. Краснодара подготовили ряд проектов по реконструкции дорог 16:52 Житель Павловского района убил супругу и ее сына
Обмен трафиком СМИ2