• Mice Forum Sochi
  • Продажи и маркетинг 2017
  • туристическая выставка

Ирина Веретенникова: «Бизнес вновь растет, ему нужны новые сотрудники»

Ирина Веретенникова: «Бизнес вновь растет, ему нужны новые сотрудники»

Краснодар, 15 декабря – ЮГ Times, Владимир Приходько. Руководитель подразделения компании, владеющей крупнейшим сайтом для поиска работы, о специфике рынка труда Краснодарского края, готовности кубанцев получать зарплаты в конверте  и набирающем популярность фрилансе.

Кадровый рынок стремительно трансформируется. Он меняет не только форму - из кадровых агентств уходит на рекрутинговые порталы, но и содержание. Работодатель уже не заглядывает в диплом о высшем образовании, а просто ищет грамотных вчерашних студентов, готовых быстро обучаться. Специалисты переезжают из стеклянных офисов за домашние компьютеры и становятся востребованными фрилансерами. Об этих и других изменениях рассказывает эксперт «Юг Times», директор макрорегиона Юг компании HeadHunter Ирина Веретенникова. 

- Вы эксперт рынка труда в макрорегионе Юг. Какие регионы входят в зону вашей ответственности?

- Сегодня у меня в подчинении практически весь юг России. Эта территория включает три федеральных округа - ЮФО, ЦФО и СКФО, а также Республику Крым.

Зона достаточно большая и разнообразная, и кубанская столица имеет свои особенности. С точки зрения рынка труда специфика Краснодара - в его близости к морю и в более динамичном, нежели у соседей, экономическом развитии.

Когда анализируем востребованность тех или иных профессий в разных регионах, мы видим, что с одной стороны есть ярко выраженный лидер по вакансиям - продажи, а с другой - вторые и третьи места распределяются в зависимости от региона. Например, в Ростовской области активно развиваются производственные мощности, соответственно, промышленности требуется больше инженеров, на третьем месте на Дону - рабочий персонал. Если взять тот же Воронеж, то здесь набирает силу сегмент информационных технологий, причем вскоре он может потеснить и торговлю. Почему так происходит? Потому что в Воронеже уже сформировался так называемый IT-кластер. Замыкает здесь тройку лидеров производство, которое в последние месяцы опередило маркетинг.

- Как ситуация в этих регионах соотносится с положением дел в Краснодарском крае?

- На первом месте, как и везде, продажи. Но их доля от общего числа вакансий составляет лишь 27% - в других регионах этот показатель находится на уровне 30-40%. На втором месте прочно обосновалось строительство. И это вполне объяснимо: кубанская столица по-прежнему является одним из самых привлекательных городов для жизни, особенно для переселенцев из северных регионов. На третьем месте - индустрия гостеприимства, причем не только на побережье, но и в крупных городах края, прежде всего это ощущается в Краснодаре.

Рынок «задышал»

- Недавно вы констатировали, что Кубань постепенно выбирается из ямы экономического кризиса. По каким признакам судите?

- Мы используем так называемый «индекс HeadHunter», который показывает количество резюме на одну вакансию. Картинка изменения числа претендентов на одно место и служит нам пищей для размышления.

В конце 2014-го - 2015 году в стране были особенно сложные времена. Краснодарский индекс тогда был примерно таким же, как и общероссийский. Количество вакансий сокращалось, а число соискателей резко увеличивалось. На одно предложение работы в отдельных случаях приходилось 10-15 претендентов.

Рынок труда из соискательского превратился полностью в работодательский. Люди при очень высокой конкуренции готовы были трудиться за меньшие деньги. В результате россияне, в том числе кубанцы, за два года практически не видели роста зарплат ни в одной из профессиональных сфер.

Еще одна цифра. Доля вакансий для молодых специалистов до кризиса достигала 10%-11%. В 2014-2015 годах - всего 5-6%. Сейчас падение показателя остановилось. Наметилась тенденция к росту.

Есть и другие позитивные моменты. Например, число предложений работы прибавило 50% по сравнению с двумя кризисными годами и вышло на уровень докризисного 2013 года. Это следствие того, что экономика приходит в себя. Бизнес начал расти, требуются новые сотрудники.

Два года назад на кадровом рынке была паника. Люди чувствовали неуверенность в завтрашнем дне и подыскивали запасные варианты трудоустройства. Сегодня ничего такого нет - кубанцев больше заботит подготовка к Новому году.

И, наконец, самое главное. Средние зарплатные ожидания соискателей составляют примерно 32 тысячи рублей. Это больше, чем предлагает среднестатистический работодатель, - 30 тысяч рублей. То есть люди уже не хотят устраиваться, лишь бы была работа.

- С чем вы связываете столь высокую востребованность специалистов по продажам?

- Это следствие структуры российской экономики. Отдел продаж есть практически в каждой компании - неважно, где она работает. Обрабатывающая отрасль, торговля, транспорт, связь, потребительская сфера, строительство - всем нужны продажники. Бизнес давно понял, что хороший и качественный персонал может приносить прибыль, и ищет его.

Впрочем, ситуация немного меняется. Если в докризисные времена количество вакансий для продажников доходило до 50%, то сейчас показатель в Краснодаре, повторюсь, составляет всего 27%. Причина в том, что идет рост в других сегментах - строительстве, индустрии гостеприимства, промышленности, сельском хозяйстве.

Амбиции решают все

- Насколько, по вашему мнению, сегодня серьезна проблема безработицы?

- Мы специалисты по поиску работы, но не выясняем причины, по которым тот или иной человек не работает. Поэтому уровень безработицы не считаем. Но ведем учет количества приглашений на собеседование. Так вот, только по Краснодару еженедельно работодатели приглашают на отбор более 15 тысяч человек. В целом по стране - 600 тысяч. Говорить о том, что работы, особенно в городах-миллионниках, нет, немного странно. Скорее, нужно учитывать психологию соискателя, который сетует на экономический кризис и не всегда активен в поиске вакансий. А ведь это тоже труд. Многое зависит от того, как постарается конкретный человек.

Действительно, сложнее с поиском работы в малых городах и на селе. Но и здесь выход можно найти: малый бизнес, вахтовый метод. Все зависит от желания, потребностей и амбиций. В наше время, в отличие от советского, люди одной и той же профессии могут получать принципиально разные зарплаты. Кто-то сидит в не очень успешном учреждении за 10-15 тысяч рублей в месяц, иные же работают на максимуме усилий в компании, которая ставит перед собой цель быть лидером рынка. В итоге доходы таких специалистов в разы больше.

Бизнес ищет, как заработать

- Исходя из кадрового дефицита на рынке труда, какие, на ваш взгляд, сферы экономики наиболее перспективны для развития?

- Выделю банковский сектор, в котором кризис был достаточно тяжелым. Сейчас кредитные учреждения понемногу восстанавливаются. Многие открывают либо новые колл-центры, либо неосвоенные направления. Сейчас банки выкладывают достаточно большое количество вакансий.

Также отмечу строительство, которое, несмотря на все сложности, продолжает расти, пусть и не так активно, как раньше. Кроме того, краснодарские работодатели ищут административный персонал - офис-менеджеров, ресепшн. Считаю это показателем намечающегося роста.

Рынок потребительских товаров перенасыщен. В магазинах можно найти все, что душе угодно. Поэтому бизнес ищет другие возможности заработка. Сегодня в регионе огромное количество так называемых «белых воротничков» - офисных работников. Им требуются физическая активность, выход лишней энергии, а значит, они готовы тратить на это деньги. Этим и объясняется огромное количество открывшихся различных спортивных залов, квестов и других развлечений, салонов красоты.

- В регионе в последние два года закрылось немалое количество предприятий малого бизнеса. На какие должности, по вашим наблюдениям, претендуют бывшие предприниматели?

- Очень многое зависит от конкретной позиции, на которую человек претендует, причин закрытия бизнеса и психологического состояния предпринимателя после потери дела. Одни воспринимают это как личный крах, другие считают происшедшее приобретенным опытом. Первые, как правило, с потухшими глазами и без веры в себя, конечно, проиграют вторым конкуренцию за место.

Но и здесь есть несколько критериев. Может ли экс-предприниматель дискутировать с работодателем по поводу развития бизнеса и готов ли руководитель выслушивать эту точку зрения? Если да, то выиграют обе стороны. Если нет, явно они не сработаются.

Какого «оттенка» деньги?

- Как вы оцениваете ситуацию с «серыми» зарплатами?

- Я могу судить об этой проблеме по ряду критериев.

Публикация размера предлагаемой заработной платы - это основное пожелание к работодателям на нашем интернет-портале. Отсутствие таких данных автоматически делает предложение непривлекательным и отталкивает соискателей. Однако мы не можем рассчитывать, что та или иная компания не только приведет реальные размеры оплаты труда, но и раскроет дополнительные инструменты мотивации.

Мы проводим опросы в рамках своих проектов. Работодатели рассказывают о том, что является окладом, а что - премиальной частью, раскрывают данные о соцпакете. Здесь можем констатировать, что с началом кризиса число компаний, которые не готовы работать по «серым» схемам, увеличилось примерно в два раза - с 5% до 10%. Это не очень похоже на реальное состояние дел. Ведь не секрет, что большая часть малого и среднего бизнеса сидит «на конвертах».

Также мы проводили опросы соискателей и выяснили, получают ли они официальную зарплату, насколько для них важен «оттенок» денег в кошельках, ради чего они готовы согласиться на «черную» или «серую» зарплату. По данным таких исследований, на последнем месте работы большинство (57%) кубанцев получали «белую» зарплату. Доля «серых», когда человек часть денег получает официально, а часть - в конверте, составила 27%, а 11% респондентов признались в том, что «по-черному» получали все деньги.

Молодежь жить в офисе не готова

- Какие основные тренды сформировались на рынке труда в последнее время?

- Провал рождаемости очень сильно отражается на рынке труда. Специалистов не хватает практически в любой сфере экономики. К тому же сказывается несовершенство системы образования, которая выпускает из вузов недообученных специалистов. Из некачественного обучения вытекает и первый сформировавшийся в последние годы тренд: даже при конкуренции в десять человек на место работодатель все равно получает сырой продукт, в который еще нужно вкладывать деньги. Увеличились и сроки поиска нового сотрудника - с одной-двух недель до двух-трех месяцев.

Второй тренд - дополнительное онлайн-образование. Работодатели не хотят отпускать работника на курсы повышения квалификации или тренинги. К тому же в кризис компании сильно сократили расходы на содержание собственных кадровых служб, которые прежде занимались, в числе прочего, и обучением персонала. Все это теперь заменяют интернет-ресурсы, позволяющие не отрываться от основной работы. Они не отнимают много времени и значительно дешевле, чем приглашение на мастер-класс крутого тренера.

И еще один важный тренд - фриланс, или удаленная работа. Этот формат в последние годы развивается в геометрической прогрессии. Поколение 20-30-летних, которые, насмотревшись на своих родителей, проводивших по 10-12 часов на работе, не желает жить в офисе.

Работодатели этот тренд приветствуют. За последние семь-восемь лет количество предложений работать «на удаленке» удвоилось в два раза - с 3-4% до 6-7%. Так бизнес экономит на аренде офисов, Интернете. Действительно, какая разница, где находится работник? Главное, чтобы он давал результат.


Читайте также в Юг Times 

Николай Щербаков: «Если санкции отменят, наше садоводство ждет катастрофа»

  • Платан Южный
  • Агентство деловых коммуникаций
  • novostroi-ki