Погода
12 Февраля 2021
Общество

Наш торопливый век

Источник фото: waralbum.ru
Источник фото: waralbum.ru

Краснодар, 12 февраля – Юг Times. «Юг Times» продолжает публиковать главы из книги, посвященной XX веку, которому выпала уникальная роль - соединить второе и третье тысячелетия нашей эры.

Эта книга известного кубанского писателя Владимира Рунова вышла в свет в 2019 году. В ней автор воскрешает события, пожалуй, самого наполненного противоречиями и потому столь сумбурного этапа человеческой истории - XX века. Он пытается осмыслить их, не разделяя на те, которые имели мировое значение, и те, что касались исключительно личной жизни «маленького человека». Поэтому национальные лидеры и простые рабочие здесь изображены с одинаковой честностью и правдивостью. Из череды их судеб и складывается общее течение торопливого века.

ВЛАДИМИР РУНОВ, писатель, доктор филологических наук, профессор КГИК, кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры России, заслуженный журналист Кубани и Адыгеи, Герой Труда Кубани.

Продолжение. Начало в № 35 (384)

Бой за Рейхстаг состоял из двух частей. Вначале - штурм и жестокая, но достаточно скоротечная схватка на этажах и в залах, а затем внезапное исчезновение немцев (они ушли в подвалы, о наличии которых Неустроев и другие тогда не знали). После этого в здании наступило почти полусуточное затишье... 

Около полуночи в Рейхстаг пришел Зинченко. 

- Я приказал начальнику разведки Кондрашову, чтобы с первой ротой в Рейхстаг было доставлено знамя Военного совета армии. Где оно? 

- Виноват, товарищ полковник! - Неустроев с недоумением посмотрел на командира полка. - Первый раз об этом вообще слышу... 

Понимая, насколько здесь важна не художественная интерпретация события, а его достоверность, я хочу воспользоваться воспоминаниями Неустроева, опубликованными незадолго до его смерти... 

«...выяснилось, что знамя оставалось на командном пункте полка, в «доме Гиммлера». Зинченко позвонил по телефону начальнику штаба майору Казакову и приказал: 

- Немедленно организуйте доставку знамени Военного совета в Рейхстаг! Направьте его с проверенными, надежными солдатами из взвода разведки. 

Вскоре в вестибюль вбежали два наших разведчика - сержант Егоров и младший сержант Кантария. Они развернули алое полотнище - знамя Военного совета 3-й ударной армии под номером пять. Ему суждено было стать Знаменем Победы! Командир полка поставил перед Егоровым и Кантария задачу: «Немедленно на крышу Рейхстага! Гдето на высоком месте, чтобы было видно издалека, установите знамя. Да прикрепите его покрепче, чтобы не оторвало ветром». Минут через двадцать Егоров и Кантария вернулись. 

- В чем дело?! - гневно спросил их полковник. 

- Там темно, у нас нет фонарика, мы не нашли выхода на крышу, - смущенным и подавленным голосом ответил Егоров. 

Полковник Зинченко с минуту молчал. Потом заговорил тихо, с нажимом на каждый слог: - Верховное главнокомандование Вооруженных сил Советского Союза от имени Коммунистической партии, нашей Социалистической Родины и всего советского народа приказало нам водрузить Знамя Победы над Берлином. Этот исторический момент наступил... а вы... не нашли выхода на крышу! Полковник Зинченко резко повернулся ко мне: 

- Комбат, обеспечьте водружение Знамени Победы над Рейхстагом! 

Я приказал лейтенанту Бересту: 

- Пойдешь вместе с разведчиками и на фронтоне, над парадным подъездом, привяжешь знамя, чтобы его было видно с площади и из «дома Гиммлера». 

Про себя с раздражением подумал: «Пусть им любуются тыловики и высокое начальство». Мне в ту пору было только двадцать два года, и я не понимал политического значения водружения знамени. Главным считал - взять Рейхстаг, а кто будет привязывать на крыше Рейхстага знамя, было для меня тогда неважно.

Берест, Егоров и Кантария направились к лестнице, ведущей на верхние этажи, им расчищали путь автоматчики из роты Сьянова. И почти сразу же откуда-то сверху послышались стрельба и грохот разрывов гранат, но через минуту или две все стихло... 

Прошло с полчаса.  Берест и разведчики все не возвращались. 

Мы с нетерпением ожидали их внизу, в вестибюле. Минуты тянулись медленно. Но вот наконец на лестнице послышались шаги, ровные, спокойные и тяжелые. Так мог ходить только Берест. 

Алексей Прокопьевич доложил: 

- Знамя Победы установили на бронзовой конной скульптуре на фронтоне главного подъезда. Привязали ремнями. Не оторвется. Простоит сотни лет! 

Полковник Зинченко, его заместитель по политической части подполковник Ефимов, капитаны Кондрашов, Егоров и Кантария ушли на КП полка, в «дом Гиммлера». В Рейхстаге за старшего командира остался я...» 

В истории схватки за Рейхстаг есть две трагические фигуры. 

Одна из них - это младший сержант Петр Пятницкий, ординарец Неустроева. Он попал к нему в декабре 1944 года, пройдя изнурительную и унизительную фильтрационную чистку, которой подвергались все, кто был в плену. Большую часть войны, три года, Петя Пятницкий находился в немецком концлагере, куда угодил прямо из смоленского «котла». Это был человек с обманчивой внешностью простолюдина - невысокий, со скуластым маловыразительным лицом, чуть сутулый. У походного костра он всегда старался уйти в тень, больше слушал других, чем говорил сам.

Петя преображался в бою. Он был один из тех, у кого мера ненависти к немцам превосходила все мыслимые пределы. В любом бою Пятницкий был впереди, с отчаянностью смертника и с одной только мыслью - убить немца! 

Когда сумрак вспорола сигнальная ракета, Петя первый рванулся к Рейхстагу. И это видели все! Перепрыгивая через ступени, он почти добежал до спасительного пролома и вдруг, надломившись, стал падать. Осколок угодил ему под каску, почти в висок. Пятницкий был убит сразу, поэтому сдавленный, как пружина, для последнего броска, он так и остался лежать, намертво зажав в одной руке автомат, а в другой лимонку... 

Утром 2 мая, когда Рейхстаг еще горел и дымился, Неустроева срочно вызвали в штаб полка. Войдя в большой зал, он увидел группу генералов и, вскинув руку к пилотке, громко начал обращение ко всем сразу: 

- Товарищи генералы! Командир первого батальона, гвардии капитан... 

- Успокойся! - поднял руку и поморщился один из генералов, толстый и важный, с нескончаемой вереницей орденов на кителе. - Тут один товарищ из Москвы хочет побеседовать с тобой по поводу боя в Рейхстаге... 

И только тогда ослепший от генеральских погонов и лампасов Неустроев заметил невысокого крепыша в защитного цвета полувоенном костюме с гладкой, как бильярдный шар, головой. 

Рядом с ним стоял Зинченко. Крепыш, скрипя хромовыми сапогами, быстро и почти вплотную приблизился к Неустроеву: 

- Скажите, капитан, кто же все-таки тот смельчак, который первый прорвался в Рейхстаг? - спросил он, пристально смотря прямо в глаза. 

Неустроев ответил, не задумываясь: 

- Младший сержант Петр Пятницкий! 

Крепыш (а это был знаменитый писатель Виктор Горбатов) вопросительно посмотрел на Зинченко. Тот затрещал скороговоркой: 

- Да он ничего не помнит, товарищ Горбатов. Он дважды контужен. Второй раз недавно. Иди, Степа, иди, голубь... Свободен! Несешь, сам не соображая, что! - недовольно пробурчал он уже вослед. 

Неустроев только потом сообразил, что сказал не то, на что рассчитывал Зинченко. В Рейхстаг уже стягивались люди со всех сторон, чтобы расписаться на его стенах. Скоро их были сотни. Они облепили стены, колонны, лестницы. Краску откуда-то таскали ведрами. 

- Надо и нам, что ли, расписаться? - спросил он Береста, своего замполита. 

- А мы, Степа, расписались с тобой здесь куда как больше! - ответил Берест мрачным басом. - Три четверти батальона положили... Сейчас их увозят, пойдем хоть простимся... 

Алексея Прокопьевича Береста я видел лишь однажды - в Ростове-на-Дону, где он жил последние годы. Честно говоря, по рассказам Неустроева я представлял его другим - более крупным, мощным. Может быть, в мае сорок пятого так и было, но сейчас я видел человека, по которому жизнь, как говорится, походила, не жалея подошв, оставив на лице отпечаток какойто непроходящей горечи и, если хотите, некой возрастной сломленности. Как потом показала та же жизнь, я ошибался. 

Через полгода Берест погиб. Он возвращался с работы вдоль железнодорожной насыпи и увидел на рельсах крохотную девчушку. Визг тормозов электрички, отчаянные вопли случайных прохожих и стремительный бросок сильного мужского тела слились в единое трагическое мгновение. Берест успел вытолкнуть ребенка, но ценой своей жизни... 

Так под колесами поезда окончил свой земной путь Алексей Прокопьевич Берест, вторая, на мой взгляд, трагическая фигура из истории сражения за Рейхстаг. Десять лет он отсидел после войны. Я много раз пытал Неустроева: что же случилось, почему всем - ордена и звезды в петлицы, а Береста, самого отчаянного, самого яркого, самого мужественного, - в северо-муйский лагерь на две пятилетки? Ведь по всем государственным, человеческим, наконец, божеским законам он должен быть шестым в героической пятерке. 

- Да там такая история приключилась... - уходил комбат от прямого ответа. - Я точно и не знаю... 

Лукавил Степан Андреевич. Знал все, но молчал долго. Только в последние годы рассказал, как было дело... 

Разведчики Егоров и Кантария после водружения флага, как известно, ушли вместе с командованием полка, а Берест остался в Рейхстаге, где батальон обустраивался к обороне... - Как предчувствовал я - немцы что-то поганое задумали! Уж больно быстро они исчезли из Рейхстага. Будто сквозь землю провалились... - говорил Неустроев. Главный бой, самый кровавый и многочасовой, разгорелся в Рейхстаге днем 1 мая. Когда Берлин пал, стала во многом ясна и понятна способность немцев внезапно появляться в самых неожиданных местах. Подземные коммуникации германской столицы (включая и метро) были, по сути, еще одним, тайным поясом ее обороны. И в Рейхстаге были свои подземелья (их, кстати, и использовали в свое время поджигатели). Когда неустроевские разведчики стали осматривать здание, то обнаружили в стене первого этажа небольшую потайную дверь. Потянули ее за ручку и вошли в глухое помещение, из которого вниз уходила широкая мраморная лестница, окаймленная чугунным резным парапетом. Лестница с каждым поворотом опускалась все ниже и ниже, пока не привела разведчиков в большой зал с низкими сводчатыми потолками. Здесь было так тихо, что слышали, как где-то со всхлипами струилась вода. Выстрелы они скорее увидели, чем услышали. Пятеро солдат сразу пали замертво, так и не поняв, что произошло. Неустроев чудом остался жив. Через минуту, вылетев наверх, он выпустил в темный проем подземелья весь диск ППШ... Бой начался сразу на максимально звенящей ноте. Немцы, ошеломив наших, пробили путь огнеметами и почти сразу оттеснили батальон из центрального парадного вестибюля, загнав русских на верхние этажи. Это была их ошибка. Оправившись от неожиданности, пулеметчики батальонов Неустроева и Давыдова обрушили сверху на нападающих кинжальный огонь, стараясь держать противника в квадрате вероятного уничтожения. Пожар, охвативший Рейхстаг, быстро набирал неистовую напалмовую ярость. Казалось, что в этом огнедышащем кратере никакой жизни уже быть не может. Но жизнь там была, и она сквозь пламя изрыгала огонь еще большей силы. В конце концов советские пулеметы снова загнали немцев в подземелье, а над светящимся от внутреннего пожара куполом на весеннем свежем ветру трепетал красный флаг, символ нашей победы в великой войне... Когда языки пламени пробили заложенные кирпичом окна, по зданию Рейхстага ударила артиллерия - наша и немецкая. От стен, сложенных из гранитных глыб, отлетали длинные искры, как от гигантского кресала, заполняя все окрест запахом горелого камня. 

После того, как бой закончился и огонь немного стих, на солдат страшно было смотреть - обгоревшие, с волдырями на лицах, со сползшей кожей рук, с опаленными волосами, они жадно припадали к флягам, пытаясь залить обожженное горло хоть какой-то влагой. Немцам было еще хуже, поскольку в подвалах дышать было много труднее. Наконец из темного провала своего узилища они выбросили серую тряпку как символ белого флага... 

Продолжение следует.



За главными новостями следите на наших страницах во «ВКонтакте» и  Facebook 

Читайте также:

На Кубани объем розничных продаж превысил 129 млрд рублей
02 Марта
Общество

На Кубани объем розничных продаж превысил 129 млрд рублей

Торговый оборот вырос на 9% по сравнению с прошлым годом.
Прививку от коронавируса получили более 136 тысяч жителей Кубани
02 Марта
Общество

Прививку от коронавируса получили более 136 тысяч жителей Кубани

Пункты вакцинации развернуты во всех муниципалитетах края.
У депутатов Госдумы попросят помощь в борьбе с недобросовестными УК на Кубани
02 Марта
Общество

У депутатов Госдумы попросят помощь в борьбе с недобросовестными УК на Кубани

Работа управляющих компаний вызывает много нареканий.
В Анапе очищают песчаные дюны от самостроев
02 Марта
Общество

В Анапе очищают песчаные дюны от самостроев

На Витязевской косе возобновили снос незаконных сооружений.
Кубанские предприятия в 2021 году  получили 180 млн руб. льготных займов
02 Марта
Общество

Кубанские предприятия в 2021 году получили 180 млн руб. льготных займов

Средства выделил краевой фонд развития промышленности.
14:45 Массовые отравления в новороссийском пансионате могут быть связаны с норовирусом у повара 14:29 Снести нельзя, оставить! 14:11 Конференция «Твоя весна успеха» пройдет на Кубани 13:45 На Кубани объем розничных продаж превысил 129 млрд рублей 13:28 Прививку от коронавируса получили более 136 тысяч жителей Кубани 13:16 У депутатов Госдумы попросят помощь в борьбе с недобросовестными УК на Кубани 13:01 За сутки на Кубани к скончались 14 пациентов с COVID-19. 12:32 На Кубани к 18 годам колонии приговорили мужчину за жестокое убийство жены и тещи 12:27 На Кубани число инфицированных коронавирусом за сутки снизилось до 140 человек 12:05 В Анапе очищают песчаные дюны от самостроев
Обмен трафиком СМИ2