Погода
22 Января 2021
Общество

Наш торопливый век

Источник фото: historyriver.ru
Источник фото: historyriver.ru

Краснодар, 22 января – Юг Times. «Юг Times» продолжает публиковать главы из книги, посвященной XX веку, которому выпала уникальная роль - соединить второе и третье тысячелетия нашей эры.

Эта книга известного кубанского писателя Владимира Рунова вышла в свет в 2019 году. В ней автор воскрешает события, пожалуй, самого наполненного противоречиями и потому столь сумбурного этапа человеческой истории - XX века. Он пытается осмыслить их, не разделяя на те, которые имели мировое значение, и те, что касались исключительно личной жизни «маленького человека». Поэтому национальные лидеры и простые рабочие здесь изображены с одинаковой честностью и правдивостью. Из череды их судеб и складывается общее течение торопливого века.

ВЛАДИМИР РУНОВ, писатель, доктор филологических наук, профессор КГИК, кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры России, заслуженный журналист Кубани и Адыгеи, Герой Труда Кубани.


Продолжение. Начало в №35 (384)

Наиболее престижные, скажем так, гитлеровские правительственные объекты находились в полосе наступления 5-й ударной армии.

Это прежде всего резиденция фюрера - имперская канцелярия. Парадным подъездом она выходила на главную улицу Берлина - Вильгельмштрассе. Неподалеку были расположены резиденция Геринга и комплекс зданий гестапо. Части 5-й армии вели бои в районе берлинской ратуши, очень высокого здания, шпиль которого, пробивая пороховой дым, возвышался над центром города. Я думаю, что стремление водрузить красный стяг над некой главенствующей точкой Берлина было естественным порывом всех частей, сражавшихся за город. Но штурмовые подразделения советских войск не знали, какое здание кому принадлежит, и по этой причине искали наиболее величественные или высокие постройки. Ратуша и была как раз таким зданием. 

Жуков пишет, что комсорг 1008-го стрелкового полка, младший лейтенант Константин Громов поднялся на крышу ратуши и, сбросив оттуда фашистский флаг, водрузил там красное знамя, за что и был удостоен звания Героя Советского Союза. Но, тем не менее, знамя, поднятое Громовым, Знаменем Победы не стало. Почему? Я думаю, потому что объект был высок архитектурно, но не политически. В описании событий битвы за Берлин Жуков находит немало добрых слов, говоря о командармах - Кузнецове и особенно о Берзарине, о других военачальниках, и сдержан в оценках Чуйкова, даже в описании известного эпизода, когда в штаб 8-й гвардейской армии был доставлен генерал Кребс, сообщивший о самоубийстве Гитлера.

Жуков до конца жизни не простил Чуйкову его высказывания и попытки ревизовать завершение войны, успешность которой во многом связывалась с полководческим даром маршала Жукова.

Много лет спустя один пятигорский журналист рассказал мне, что отдыхавший в Кисловодске Василий Иванович Чуйков пожелал однажды навестить Жукова, поправлявшегося там после тяжелой болезни.

- Доложи, маршал Чуйков хочет видеть Георгия Константиновича! - сказал он адъютанту Жукова своим властным рокочущим басом. 

Тот щелкнул каблуками и скрылся за стеклянной дверью. Через несколько минут появившись, он сказал, отведя глаза в сторону:

- Георгий Константинович просил передать, что не знает такого маршала.

- А ты и рад стараться... - выругал Чуйков адъютанта неприличным словом, с топотом спускаясь с крыльца.

Со Степаном Андреевичем Неустроевым, Героем Советского Союза, командиром батальона, бравшего Рейхстаг, я был дружески знаком около тридцати лет. Он долгое время жил в Краснодаре, потом переехал в Севастополь. В конце жизни снова вернулся в Краснодар, получил здесь небольшую квартирку в далеком от центра микрорайоне и бедствовал тогда, на мой взгляд, отчаянно.

Я посетил его однажды, и мы долго горевали вместе, сидя на захламленном балконе и глядя на тучи речного песка, который ветер гонял по пустырю возле недавно и небрежно сооруженного дома, в оцеплении строительного и прочего хлама. Степан Андреевич как всегда много курил, глубоко затягиваясь сипящими бронхами.

- Горько, если бы ты знал, Володя, как! - сказал он, опуская окурок в консервную баночку с водой. Выглядел он уже глубоким стариком, в застиранной майке, подчеркивающей дряблость и худобу изболевшегося тела. 

В пустой комнате стояла одна кровать, стола вообще не было. Больная жена, хватаясь за спинки разномастных стульев, подошла и слабым голосом предложила чаю. По всему чувствовалось, что невзгоды и старость безжалостной лавиной обрушились на эту семью. Я знал, что в бытность его жизни в Крыму произошло большое несчастье. Сын Степана Андреевича Юрий вместе с внуком погиб в автокатастрофе...

- Ты знаешь, Володя, все после этого потеряло смысл... - Неустроев посмотрел на меня потухшим взглядом слезящихся глаз. - Беспрерывно ищу успокоения... Вот на Кубань снова вернулся... 

Неустроев на этот раз пробыл в Краснодаре недолго. Он просил квартиру получше. Я знаю, ему пытались в этом как-то помочь городские власти. Сам я суетился с мебелью. Вдруг внезапно узнаю, что Неустроев бросил все и уехал обратно в Севастополь, где вскоре и скончался...

Он был последним в череде ушедших из жизни канонизированных героев штурма Рейхстага. Их было пятеро, как сказано в Указе о присвоении звания Героев Советского Союза, «особо отличившихся при штурме Рейхстага»: Степан Неустроев, Михаил Егоров, Мелитон Кантария, Константин Самсонов и Илья Сьянов. Такой пятеркой они и доставили 20 июня 1945 года Знамя Победы из Берлина в Москву для участия в Параде Победы, который был назначен на 24 июня 1945 года.

Прошу обратить внимание на одну деталь - Знамя было доставлено в Москву лишь за три дня до парада. Почему? Парад уже месяц тренируется на летном поле Центрального аэродрома. Организаторы, генералы Генштаба, носятся в мыле.

- Верховный приказал, чтобы это был парад народов, подлинный триумф победителей.

Композитор генерал Чернецкий, который выведет на Красную площадь духовой оркестр в полторы тысячи человек, специально написал к этому событию марш, который так и называется: «Триумф победителей». 

Швейные фабрики столицы работают в три смены - им приказано изготовить свыше десяти тысяч комплектов парадного обмундирования для всех родов войск. Московские ателье индивидуального пошива переведены на казарменное положение - здесь шьют мундиры для генералитета.

Дед моего студенческого друга Борис Аронович в то время заведовал центральным военторговским ателье, где шили для высшего начальствующего состава Красной Армии, включая маршалов.

- А какое сукно поступало тогда к нам - ай-яй- яй!.. - рассказывал он, восхищенно закатывая глаза.

- Небось импортное? - ехидничали мы с Валькой, внуком Ароныча.

- Што вы, што вы! - воздевал руки Борис Аронович. - Исключительно отечественное, тончайшее... Не сукно, а шелк... все отменного качества. Мы ведь комплектовали форменную парадную одежду, от фуражки до сапог... Надо было видеть эти сапоги - пошив, качество! Голенище как зеркало, хром мягчайший, под рукой струился... Помню, одевали мы Константина Константиновича Рокоссовского. Боже ты мой праведный! - возбуждался еще больше Борис Аронович и начинал исступленно кричать (он был слегка глуховат). - Какая была ответственность! Вы себе представить не можете!.. Мундир из тончайшего голубого сукна. Я лично с лупой просматривал каждый отрез перед раскроем до последнего миллиметра...

- Зачем? - недоумевал я.

- Как зачем! - ахал Ароныч. - Шобы ни одного узелка не попалось. Ткань должна быть как взлетная полоса - ровная, чистая. Грудь облицовываем настоящим китовым усом. Не грудь, а бронзовое литье, императорская статуя... Вы меня извините, Володя, но на ваш заграничный пиджак смотреть совестно и тошно. Заломы, морщины! Зачем вы это носите? А если на него прицепить ордена? Когда монтировался парадный мундир Константина Константиновича, то его награды - а их у него было ого-го! - смотрелись как влитые. А какое было изысканное шитье на вороте и обшлагах - крученая нить настоящего червонного золота! Всех лучших золотошвеек страны тогда собрали в Москву - день и ночь вручную расшивали они маршальские мундиры... Константин Константинович Рокоссовский! Ах, какой был мужчина!.. Ай-яй-яй! Лично приезжал всегда на примерку. Удивительный человек! Красавец писаный... Уверяю вас, таких сейчас нет. Боже мой! Зачем вы показываете по телевизору этих неопрятных людей? Скажите мне - зачем? - вдруг обрушивается он на меня.

- Каких людей? - спрашиваю я.

- Ну этих, новых... - Ароныч пренебрежительно машет рукой. - Толстых, щекастых, неопрятно одетых, болтливых. Я особенно горюю о военных! Ах, как я горюю! Это шо - форма? Это шо такое - пятнистое, похожее на кожу лягушки? Кто это позволил, я вас спрашиваю? Это даже представить себе невозможно, чтобы Константин Константинович или Георгий Константинович одели на себя нечто подобное... Боже мой! - сокрушался старый закройщик. - Я ничего с этого времени понять не могу... А шо это за кепочка, шо они носят на голове даже по большим праздникам... Это шо сейчас в армии позволено?.. Как отличить полковника от рядового? Вы это можете? Я нет! Я смотрю: по Москве ходят какие-то странные люди в маскхалатах. Мне говорят, что сейчас такая форма одежды... Ай-яй-яй! - Ароныч складывает руки на животе и сокрушенно смотрит на нас с Валькой, а потом тихо засыпает в кресле.

Борису Ароновичу шел восемьдесят восьмой год. Он начинал когда-то маленьким кудрявым портняжкой в полковой швальне у Котовского... Но даже из его стариковских причитаний можно было понять, что подготовка к Параду Победы шла очень серьезная.

Смотреть на это было диво дивное! Через месяц тренировок литыми парадными расчетами шли солдаты всех фронтов, будто не они еще недавно знали только окопы, стреляющие кабины и башни. Четко печатая шаг, двигались шеренги, сшитые одной нитью, единым взмахом руки, единым дыханием, единым ударом новеньких кованых сапог. Грохотала взлетная полоса, замирали сердца зрителей, завороженно блестели глаза московской ребятни - зрелище готовилось невиданное...

На артиллерийские позиции было выведено неслыханное количество салютных расчетов: тысяча орудий. Рассредоточенные вокруг Кремля, они должны были одновременно дать тридцать победных залпов.

День парада приближался неукротимо. Особую гордость у его организаторов вызывал предстоящий акт публичного ниспровержения германских военных символов - знамен и штандартов - их должны были бросить бесформенной грудой к подножию ленинского Мавзолея. Но однажды возникла мысль: а что если этот акт еще более усилить и двинуть впереди наше знамя - Знамя с большой буквы, символизирующее Победу?

- А где его взять? И что это должно быть за знамя? - сразу возникли вопросы. И тут сомневающимся был предъявлен снимок, сделанный Виктором Теминым: над куполом полуразрушенного величественного здания, погруженного в пороховой дым, гордо реет крохотный лепесток - флаг, поднятый над поверженным Берлином. А здание это - тот самый Рейхстаг, известный советскому народу со времен приснопамятного поджога, откуда Геринг грозил растоптать коммунистов.

- Немедля доставить в Москву и встретить максимально торжественно, как символ Победы! - тут же последовал приказ. Сверхидея парада сразу приобрела драматургическую законченность и еще большую сюжетную величественность.

Начальник оперативного управления Генерального штаба Сергей Матвеевич Штеменко, имевший прямое отношение к организации парада, вспоминает: 

«...Знамя Победы, водруженное над Рейхстагом, приказали доставить в Москву с особыми воинскими почестями. Утром 19 июня (заметьте, до парада оставалось 4 дня) начальник политотдела 3-й ударной армии полковник Ф. Лисицын на аэродроме Берлина торжественно вручил его младшему сержанту Кантария, сержанту Егорову, старшему сержанту Сьянову, капитанам Самсонову и Неустроеву. В тот же день они отбыли на Центральный аэродром Москвы. Здесь Знамя Победы было встречено почетным караулом Московского гарнизона со знаменосцем Героем Советского Союза старшим сержантом Шкиревым и двумя ассистентами Героями Советского Союза гвардии старшиной Панышевым и сержантом Маштаковым...»

Все действительно было так, за исключением того, что сопровождавшие Знамя Неустроев (старший команды), Самсонов, Сьянов, Егоров и Кантария вначале толком и не знали, куда и зачем едут. В командировочном предписании сказано, что они сопровождают флаг, поднятый над Рейхстагом воинами 150-й стрелковой дивизии, в штаб корпуса.

Штеменко, кстати, ошибся в сроках - 19 июня победный стяг под номером 5 (перед штурмом Рейхстага нескольким ударным частям 150-й дивизии были вручены такие флаги, каждый под своим номером) еще хранился в одном из помещений штаба дивизии...

Все события развернулись на следующий день, то есть 20 июня (до парада оставалось трое суток).

Утром того дня в штаб 150-й дивизии, которой командовал генерал Шатилов, были срочно вызваны безвестные пока воины Неустроев, Сьянов, Егоров и Кантария, где им передали флаг (тогда еще флаг) и приказали доставить его в штаб 79-го стрелкового корпуса. О Москве речи еще не было, это пока большой секрет. В последний момент начальник политотдела дивизии подполковник Артюхов вдруг предложил сделать на полотнище флага надпись.

- Знаю я эти дела! - сказал он раздумчиво. - Флаг уйдет, а потом выяснится, что мы к нему никакого отношения не имеем...

Судя по всему, Артюхов был человеком опытным и предусмотрительным, тем более что через пару недель после того, как Рейхстаг от цоколя до крыши покрылся победными надписями, начались некие шевеления по выяснению персонального вклада во взятие Берлина вообще и Рейхстага в частности. Вскоре это стало массовым движением, вовлекшим в свою орбиту даже маршалов (Жуков, например, жаловался Сталину, что Конев, командующий 1-м Украинским фронтом, вопреки утвержденному плану «лезет» в Берлин, и приказал командующему одной из танковых армий его, то есть Конева, туда «не пускать»)..


Продолжение следует... 


За всеми важными новостями следите в «Одноклассниках» и на канале «Яндекс.Дзен»


Читайте также:

Спорткомплекс в селе Супсех Анапы сдадут в эксплуатацию к концу мая
05 Марта
Общество

Спорткомплекс в селе Супсех Анапы сдадут в эксплуатацию к концу мая

Для экономии времени одновременно со строительством будут закупать оборудование.
Сочинский парламент отмечает 25 лет со дня образования
05 Марта
Общество

Сочинский парламент отмечает 25 лет со дня образования

Глава города Алексей Копайгородский поздравил депутатский корпус.
В Сочи по нацпроекту отремонтируют ул. Горького
05 Марта
Общество

В Сочи по нацпроекту отремонтируют ул. Горького

Работы планируют завершить до начала курортного сезона.
 В Новороссийске введут в эксплуатацию два долгостроя
05 Марта
Общество

В Новороссийске введут в эксплуатацию два долгостроя

Дольщики ЖК «Орион 2» и «Орион 3» смогут получить ключи уже в 2021 г.
Наш торопливый век
05 Марта
Общество

Наш торопливый век

«Юг Times» продолжает публиковать главы из книги, посвященной XX веку.
19:50 Спорткомплекс в селе Супсех Анапы сдадут в эксплуатацию к концу мая 19:12 Сочинский парламент отмечает 25 лет со дня образования 18:26 В Сочи по нацпроекту отремонтируют ул. Горького 18:01 В Новороссийске введут в эксплуатацию два долгостроя 17:47 Руководитель департамента строительства Краснодарского края покинул свой пост 17:35 Наш торопливый век 17:21 В Крымском районе Кубани откроют завод тихих вин 17:00 В Краснодаре е реализуют 39 инвестпроектов на 181,6 млрд рублей 16:51 ВТБ и ПФР ускорят перечисление материнского капитала на ипотеку 16:50 Депутат ЗСК посетил детский технопарк «Кванториум»
Обмен трафиком СМИ2