Погода
15 Января 2021
Общество

Наш торопливый век

Источник фото: dayofru.com
Источник фото: dayofru.com

Краснодар, 15 января – Юг Times. «Юг Times» продолжает публиковать главы из книги, посвященной XX веку, которому выпала уникальная роль - соединить второе и третье тысячелетия нашей эры.

Эта книга известного кубанского писателя Владимира Рунова вышла в свет в 2019 году. В ней автор воскрешает события, пожалуй, самого наполненного противоречиями и потому столь сумбурного этапа человеческой истории - XX века. Он пытается осмыслить их, не разделяя на те, которые имели мировое значение, и те, что касались исключительно личной жизни «маленького человека». Поэтому национальные лидеры и простые рабочие здесь изображены с одинаковой честностью и правдивостью. Из череды их судеб и складывается общее течение торопливого века.

ВЛАДИМИР РУНОВ, писатель, доктор филологических наук, профессор КГИК, кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры России, заслуженный журналист Кубани и Адыгеи, Герой Труда Кубани.


Продолжение. Начало в №35 (384)

21 сентября 1933 года во Дворце юстиции Лейпцига со всей угрожающей нацистской символикой (барабаны, факелы, мрачные шествия, черепа на мундирах) начался процесс, где в качестве обвиняемых были представлены несчастный Маринус Ван дер Люббе и три болгарина: Благой Попов, Басил Танев и Георгий Димитров. Особенно крупной фигурой являлся Димитров, убежденный коммунист с яркой биографией профессионального революционера (встречался даже с Лениным). Он был хорошо известен в Советском Союзе, где не раз скрывался от преследования не только за свои убеждения, но и за участие в антиправительственных выступлениях у себя на родине. Еще в 1923 году за руководство сентябрьским вооруженным восстанием в Болгарии (вместе с В. Коларовым) его приговорили заочно к смертной казни. Димитрова в Советском Союзе любили за открытый характер, последовательность действий и, конечно, располагающую яркую внешность, помноженную на южный темперамент.

Болгар арестовали через неделю после поджога, во время ужина в дорогом берлинском ресторане «Байернгоф». Документы у них были фальшивые, и то, что в руки нацистов угодил такой видный коммунист, к тому же руководитель коминтерновского подполья в Западной Европе, как Георгий Димитров, вселяло надежду, что процесс о поджоге Рейхстага превратится вообще в шумное судилище над мировым коммунистическим движением.

Однако не получилось. С одной стороны, дело о пожаре было слеплено довольно топорно, и никто в мире не верил, что такой солидный мужчина, как Димитров (ему к тому времени было уже за пятьдесят), будет бегать по подвалам с канистрой и факелом. И хотя молодой Ван дер Люббе, размазывая по щекам слезы, признавался во всем, Димитров, обладающий блистательным ораторским мастерством и могучей силой аргументации, легко разоблачил и его, и тех, кто использовал психически ущербного человека для своих низменных устремлений.

Спасая положение, суд вызвал в качестве свидетеля председателя рейхстага Германа Геринга. Тот явился в зал правосудия с многочисленной свитой, в блестящем облачении, усыпанном орденами. И здесь немцы попались в свой собственный пропагандистский капкан. Предполагая, что процесс над «поджигателями» станет триумфом нацистской идеологии, они постарались превратить его в максимально публичное действо - прямые радиотрансляции с заседаний суда шли на многие страны.

Пресса, широко представленная ведущими информационными агентствами, сделала процесс над болгарами первополосной мировой сенсацией. Приезд в Лейпциг Геринга был обставлен максимально помпезно, и накануне он широко пообещал, что завтра публично раздавит врагов рейха и немецкого народа. Но одно дело - пьяно махать кулаками в мюнхенских пивных, а другое - вести острую публичную дискуссию с таким великолепным оратором и опытным полемистом, как Димитров, к тому же при неусыпном внимании доброй сотни журналистов (в то время Гитлер и его команда еще пытались демонстрировать некое подобие демократии и лояльность в отношении Советского Союза).

Допрос «свидетеля» Геринга превратился в звездный час Димитрова. Он буквально размазал по стенке недавно испеченного председателя рейхстага, легко и просто доказав, что тот и есть главный поджигатель. Яркая, убедительная речь одного из лидеров мирового коммунистического движения вмиг превратила его в символ борьбы с фашизмом и во всеобщего любимца народов Советского Союза. Геринг был в ярости. Покидая мраморные покои Дворца юстиции, он исступленно орал, обзывая болгар «пархатыми и вонючими жидами», плевался в бронзовый лик богини правосудия, кричал, что он сегодня же перевешает всех коммунистов, и в конце концов поскользнувшись лакированным ботфортом на гранитной лестнице, покатился бы с нее, громыхая всем своим наградным железом, не подхвати его рослые эсэсовцы.

Чтобы окончательно не оконфузиться в глазах мирового общественного мнения, гитлеровский суд был вынужден болгар оправдать, повесив всю вину на бедного голландца, который под воздействием киносъемочных юпитеров свихнулся окончательно и на вопросы судей только жалобно кричал «хайль!».

В сущности, весь тридцать третий год прошел в Германии под знаком поджога Рейхстага. По окончании процесса Люббе сразу отрубили голову, а Димитрова и его друзей вынуждены были отпустить, согласившись даже с тем, что Сталин прислал за ними свой самолет. 

Встреча Димитрова в Москве превратилась в широкое общенародное торжество. Сотни тысяч людей приветствовали его на всем пути от Центрального аэродрома. Ему было предоставлено советское гражданство, он был избран депутатом Верховного Совета СССР и даже стал заведовать международным отделом ЦК ВКП(б), а с 1942 года возглавил Отечественный фронт Болгарии против фашизма.

Советская пропаганда многое сделала для возвеличивания образа Димитрова, постоянно обращаясь при этом к эпизодам процесса в Лейпциге, где Димитров не просто стал победителем в очной схватке с Герингом, которого с начала войны советская печать иначе как жирной свиньей и не называла, а знаковым человеком, первым публично вступившим в борьбу со зверем в его же логове.

По этой причине понятие «рейхстаг» уже тогда было прочно включено в сознание советского народа как объект, символизирующий гитлеризм, фашизм, нацизм, «свинью Геринга» и прочее зло, со всем этим связанное. Никто тогда, как, впрочем, и потом, не задумывался, какое же место в действительности занимал рейхстаг в гитлеровской управленческой иерархии. Как вы уже знаете - никакое.

Здание незаметно отремонтировали, и там тихо шелестел бумагами безгласный парламент, находились посещаемые с экскурсиями покои, напоминающие о кайзере и Бисмарке, библиотека книжных раритетов и картинные галереи с мрачными полотнами времен средневековых германских королей.

Надо особо подчеркнуть, что во время судилища в Лейпциге в СССР шли массовые митинги в поддержку Димитрова. Люди приникали к картонным раструбам репродукторов, чтобы услышать уверенный и возвышенный баритон болгарина в ответ на лающий фальцет Геринга. Раскрывая пахнущий краской газетный лист, советские граждане с неподдельным волнением искали сообщение ТАСС из зала лейпцигского суда - что там нового?..

В это время в уральской деревушке Талица, недалеко от Свердловска, жил белоголовый одиннадцатилетний мальчонка Степа Неустроев, маленький, верткий, любознательный. Степа недавно оправился от оспы, навсегда сделавшей его лицо слегка корявым, рябым.

Детей с такими лицами, увы, в России всегда было немало. Сталин тоже, между прочим, не избежал оспы и тоже имел лицо, будто побитое градом. Оспа считалась почти национальной российской напастью.

Через много-много лет Степан Андреевич Неустроев, легендарный комбат, рассказывал мне, что впервые слово «рейхстаг» он услышал от своего отца, председателя местной сельской коммуны. По вечерам, подкрутив фитиль керосиновой лампы, Андрей Сергеевич водил ногтем по газетным строчкам и читал вслух о замечательных стройках страны - почти рядом с Талицей возводился Уралмаш, где-то дальше сооружалась Магнитка и еще дальше - Ростсельмаш, Сталинградский тракторный, Днепрогэс.

Страна гудела от успехов и великих строек, и узнавать об этом в курной деревенской избе было большой радостью. А дальше читались сообщения из-за рубежа, где окопались противники успехов трудового народа.

- Ты скажи! - возмущенно хлопал рукой Андрей Сергеевич Неустроев по газетному листу. - Ну никак не угомонятся... Точат и точат на нас зубы. Ну ничего, мы и по зубам дать можем! - грозился старший Неустроев, прикуривая махорочную самокрутку от светлого жара, струящегося над стеклянным жерлом керосиновой лампы...

- Вот тогда я слово «рейхстаг» и запомнил, - говорил мне Степан Андреевич, - и курить заодно научился. Мне нравилось, как отец ловко скручивал папироску. От этой же газеты, которую читает, оторвет уголок, ровнехонько так, будто по линейке. Потом из кисета табачок зацепит - всегда точно по мере. Крупный такой, рубленый самосад домашний, разровняет его бережно мизинцем и одним движением пальцев - круть, языком подклеил, и готово. А прикуривал как! Меня это и покорило. Только потянулся к лампе, а кончик самокрутки уже и заискрился... Я первый раз когда затянулся, сразу упал без чувств... Мать облила меня водой из кадки, а после поняла, в чем дело, и отлупила вицей, да, видимо, слабовато действовала. Курить я с тех пор стал без продыху, и все табак крепкий, - Степан Андреевич прижал очередной окурок «Примы» в чугунную пепельницу. - И слово «рейхстаг» хорошо запомнил. Уж больно взрослые по этому поводу гневались... Представляете, сколько людей, которым через несколько лет предстояло встать в военный строй, запомнили тогда это зловещее слово, олицетворяя его с фашизмом вообще и тем страшным злом, которое он принес нашему народу? Вот почему, когда войска ворвались в Берлин, все и искали сей зловредный рейхстаг... 

А теперь еще один вопрос: откуда взялось Знамя Победы, каким документом утверждено, кем на эту роль назначено? Знамя ведь - штука серьезная, тем более - в Красной Армии. По уставу внутренней службы Вооруженных сил Союза ССР, оно - «...символ воинской чести, доблести и славы, является напоминанием каждому солдату, сержанту, офицеру и генералу об их священном долге преданно служить Советской Родине...». При утрате знамени командир части и непосредственные виновники подлежат суду военного трибунала, а воинская часть, на долю которой выпал столь неслыханный позор, - расформированию. Вот так, строже некуда! 

Однако вы напрасно будете копаться в архивах - не существует ни указа, ни приказа об учреждении Знамени Победы. История его возникновения совсем иная.

Знамя это на общепринятый боевой стяг вовсе не похоже. То - тяжелое, плотное двустороннее полотнище с накладными символами и буквами из блестящего парчового шитья, с золотой бахромой, с полированным древком, увенчанным острым шишаком и нарядными шнурами с кистями. А Знамя Победы - это, по строгому счету, просто сатиновый флаг, прикрепленный к сосновому древку. На знамя, тем более столь масштабное по значимости, мало, как говорится, тянет... Дело в том, что история его возникновения, на мой взгляд, еще более значительна, если бы она брала свое начало от традиционного в таких случаях указа.

Когда завязались бои в Берлине и всем стало ясно, что Великая Отечественная война идет к победному завершению, в политических кругах стали активно дискутировать о будущих символах нашей победы. Но маршал Жуков, целиком и полностью захваченный военной операцией и ожиданием пленения гитлеровских главарей, от предложений политработников по этому поводу отмахивался:

- Гитлера поймаем, вот вам и символ будет! - а маршала побаивались...

Через два десятка лет после войны, после отставки с военной и политической арены Георгия Константиновича Жукова, заместителя Верховного главнокомандующего, то есть второго человека после Сталина, весьма активно развернулась дискуссия о ее полководческих итогах. Публично было высказано мнение (впервые, по-моему, в «Военно-историческом журнале»), что боевые действия, а проще говоря - войну, можно было победно закончить не в мае, а в феврале 1945 года. А три лишних месяца войны обошлись стране в сотни тысяч людских потерь - так надо было понимать высказанное мнение, которое принадлежало не кому-нибудь, а Василию Ивановичу Чуйкову, командовавшему легендарной 62-й армией, защищавшей Сталинград. Маршалом Василий Иванович стал через десять лет после войны, а в берлинской операции командовал 8-й гвардейской армией в звании генерал-полконика. Жуков по поводу этого высказывания страшно возмутился. Он привел целый ряд доводов о некомпетентности Чуйкова в общестратегических вопросах, во всяком случае на период окончания войны. В качестве аргумента своей правоты Георгий Константинович рассказал об апрельском (1945 года) совещании в штабе 1-го Белорусского фронта, где высшему генералитету были доложены не только основные концепции Берлинской операции, но и рассказано об общей стратегии завершения Великой Отечественной войны.

Чуйков возразил, что он не помнит такого совещания. Тогда Жуков отправил его посмотреть известный снимок, сделанный во время совещания, где Василий Иванович Чуйков сидит за первым столом, сосредоточенно склонившись над картой. Однако этот довод только распалил ссору. 

Неприязненные отношения между двумя выдающимися полководцами берут начало, конечно же, не от этой дискуссии, а много раньше. Я думаю, причина здесь в характерах этих военачальников, весьма самоуверенных в принципе и неуступчивых в частностях. Как говорится, нашла коса на камень. Откройте воспоминания Г. К. Жукова, и вы убедитесь, что это так. За овладение центром Берлина сражались части трех общевойсковых армий: 3-я ударная, командующий - генерал-полковник В. И. Кузнецов; 5-я ударная, командующий - генерал- полковник Н. Э. Берзарин, и 8-я гвардейская, командующий - генерал-полковник В. И. Чуйков.


Продолжение следует... 


За главными новостями следите на наших страницах во «ВКонтакте» и  Facebook

Читайте также:

Спорткомплекс в селе Супсех Анапы сдадут в эксплуатацию к концу мая
05 Марта
Общество

Спорткомплекс в селе Супсех Анапы сдадут в эксплуатацию к концу мая

Для экономии времени одновременно со строительством будут закупать оборудование.
Сочинский парламент отмечает 25 лет со дня образования
05 Марта
Общество

Сочинский парламент отмечает 25 лет со дня образования

Глава города Алексей Копайгородский поздравил депутатский корпус.
В Сочи по нацпроекту отремонтируют ул. Горького
05 Марта
Общество

В Сочи по нацпроекту отремонтируют ул. Горького

Работы планируют завершить до начала курортного сезона.
 В Новороссийске введут в эксплуатацию два долгостроя
05 Марта
Общество

В Новороссийске введут в эксплуатацию два долгостроя

Дольщики ЖК «Орион 2» и «Орион 3» смогут получить ключи уже в 2021 г.
Наш торопливый век
05 Марта
Общество

Наш торопливый век

«Юг Times» продолжает публиковать главы из книги, посвященной XX веку.
19:50 Спорткомплекс в селе Супсех Анапы сдадут в эксплуатацию к концу мая 19:12 Сочинский парламент отмечает 25 лет со дня образования 18:26 В Сочи по нацпроекту отремонтируют ул. Горького 18:01 В Новороссийске введут в эксплуатацию два долгостроя 17:47 Руководитель департамента строительства Краснодарского края покинул свой пост 17:35 Наш торопливый век 17:21 В Крымском районе Кубани откроют завод тихих вин 17:00 В Краснодаре е реализуют 39 инвестпроектов на 181,6 млрд рублей 16:51 ВТБ и ПФР ускорят перечисление материнского капитала на ипотеку 16:50 Депутат ЗСК посетил детский технопарк «Кванториум»
Обмен трафиком СМИ2