Погода
13 Ноября 2020
Общество

Наш торопливый век

Источник фото: fotostrana.ru
Источник фото: fotostrana.ru

Краснодар, 13 ноября – Юг Times. «Юг Times» продолжает публиковать главы из книги, посвященной XX веку, которому выпала уникальная роль - соединить второе и третье тысячелетия нашей эры.

Эта книга известного кубанского писателя Владимира Рунова вышла в свет в 2019 году. В ней автор воскрешает события, пожалуй, самого наполненного противоречиями и потому столь сумбурного этапа человеческой истории - XX века. Он пытается осмыслить их, не разделяя на те, которые имели мировое значение, и те, что касались исключительно личной жизни «маленького человека». Поэтому национальные лидеры и простые рабочие здесь изображены с одинаковой честностью и правдивостью. Из череды их судеб и складывается общее течение торопливого века.

ВЛАДИМИР РУНОВ, писатель, доктор филологических наук, профессор КГИК, кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры России, заслуженный журналист Кубани и Адыгеи, Герой Труда Кубани.


Продолжение. Начало в №35 (384)

Шелепин пришел в КГБ не один, а во главе многосотенного отряда «профессиональных комсомольцев», коренным образом изменивших саму суть системы охраны государства.

Коснулось это и Краснодарского края, где на моей памяти минимум три лучших комсомольца были призваны на службу в КГБ. Все трое: Зверковский, Бураков и Шишков - впоследствии стали генералами, большущими начальниками, а главное - профессионалами новой формации, сумевшими понять и освоить, что государство надо в основном защищать от врагов внешних... Да вот странно - страну-то как раз развалили недруги внутренние под равнодушие и созерцательную позицию народных масс, давно понявших, что Никиткины обещания про коммунизм - даже не фейк, а так, голая отсебятина, основанная ни на чем. 

Шелепин возглавлял КГБ почти 3 года, с декабря 1958 года по ноябрь 1961-го, с порога заявив основную позицию: 

- Я хочу коренным образом переориентировать КГБ на международные дела, внутренние должны уйти на десятый план...

Генерал армии Филипп Бобков, легендарный контрразведчик, свидетельствует: 

«...В начале 1960-х годов, когда в КГБ произошли коренные структурные изменения, оперативная работа целиком переводилась в сферу каналов борьбы с проникновением в страну иностранных разведок. От контроля за средой, которую эта разведка намеревалась использовать в целях подрыва конституционного строя страны, органы госбезопасности по существу отстранялись...»

Это и привело в конце концов к появлению на авансцене такого персонажа, как Пеньковский, которого не отследили как морального разложенца (пьянки, распутство, не соответствующие служебному жалованию расходы), а заподозрили только тогда, когда он почти случайно засветился на контакте с «мутным» иностранцем.

Когда дело раскрутили, одной из первых папах, что слетела с головы, была папаха Серова. Хрущев приказал расправиться с першим другом по полной программе, полностью забыв все доброе, что делалось для него в Киеве, где Серов не раз спасал его от длинных рук Абакумова. 

Генерал Ивашутин, пришедший в ГРУ на смену Серову, впоследствии вспоминал:

- Серова сняли не только из- за разоблачения агента английской разведки Пеньковского. За Серовым были и другие прошлые дела, которые могли подорвать авторитет Хрущева. Он занимался переселением народов, ведал тюрьмами, оперативной работы не знал и не занимался ею. На должность начальника ГРУ его назначил Хрущев. Никита Сергеевич доверял Серову. Все указания Хрущева Серов безоговорочно выполнял. Провал с Пеньковским был ударом не только по Главному разведывательному управлению, но и по престижу Хрущева. Поэтому он и отправил Серова подальше от Москвы, в Туркестанский военный округ...

Можно по-разному относиться к оценке Ивашутина, пришедшего, кстати, в разведку еще более неожиданно, с кресла командира тяжелого бомбардировщика (это я по поводу знания оперативной работы), но то, что Хрущев показательно жестоко обошелся с Серовым, - очевидно.

Он ведь, злодей, все растянул по «ступенькам», шоб помучился. В начале февраля 1963 года снял с должности, а в конце зимы отправил в Туркестан помощником командующего военным округом по учебным заведениям (которых, кроме сержантских школ, в округе не было), 7 марта разжаловал в генерал-майоры, 12 марта лишил звания Героя и нескольких орденов, в августе перевел в Приволжский военный округ, и тоже помощником, на полковничью должность.

19 ноября 1964 года Серов обращается в президиум ЦК КПСС:

- Я никогда не думал, что после 42 лет службы партии и Родине одна допущенная ошибка на чаше весов перетянет весь труд моей жизни. Не думал также, что мне придется доказывать, что я не уклонялся в годы Отечественной войны от выполнения священного долга защиты моей Родины, что я не случайный человек в партии и в армии, что я отдаю все силы и здоровье на благо строительства нашего коммунистического общества...

На заседании президиума секретарь ЦК - подслеповатый Суслов огласил скрипучим голосом заявление Серова, время от времени поверх очков насмешливо оглядывая товарищей. 

- А он что, еще в партии? - спросил Хрущев.

- Да! - ответил кто-то с места. 

- Ну, товарищи... - недоуменно развел руками Никита Сергеевич.

В результате Серова вдогонку исключили еще и оттуда с формулировкой «за нарушение социалистической законности и использование служебного положения в личных целях» и в конце концов уволили в отставку.

Он еще много раз писал, добивался реабилитации, восстановления в КПСС, возвращения воинских званий и звезды Героя, да все без ответа. Единственным, кто его пожалел, был Господь Бог - Иван Серов пережил всех: Хрущева, Суслова, Брежнева, Жукова, даже Андропова, скончавшись глубоким стариком 1 июля 1990 года в Красногорском военном госпитале, и похоронен на сельском кладбище села Ильинское, лишь года не дотянув до развала страны и партии, которой служил исступленно, не жалея ни себя, ни других...

Безусловно, появление во главе столь строгой организации, как Комитет государственной безопасности СССР, такой персоны, как Александр Шелепин, было не столько неожиданно, сколько малопонятно, особенно для большинства чекистов, бывших и настоящих, привыкших через систему спецотделов держать страну под контролем: от Союза писателей до Общества слепых.

А стукачество, что при Хрущеве достигло фантастического размаха, когда все партийные комитеты были завалены анонимками? Это сейчас мы подзабыли, что это такое: ну, подумаешь, какой-нибудь тронутый умом от зависти гаденыш кидает в интернетное пространство каловые массы собственного изготовления. Однако в те времена это были совсем не шутки.

Мой приятель по студии телевидения, неожиданно переведенный инструктором в отдел пропаганды и агитации крайкома партии, спустя время рассказывал, как его предшественник, передавая ему ключи от сейфа, вдруг многозначительно хмыкнул и сказал:

- Почитаешь тут кое-что о себе.

Стучали все: друзья и враги, знакомые и незнакомые, грамотные и не очень, писатели и читатели, зрители и артисты, плохие и хорошие, молодые и старые, женщины и мужчины, по делу и без дела, главным образом обслуживая наше самое гнусное качество - зависть. Особенно, когда тебе хорошо, отчего мне обязательно будет плохо.

Чего скрывать, именно анонимка в течение долгих лет была основным информационным инструментарием властного аппарата, который как проникающей радиацией отравлялся вместе с обществом сверху донизу самыми пакостными качествами. Поэтому в любом сыскном ведомстве можно было убирать структуры прослушивания, поскольку объект наблюдения сам про себя все расскажет, да еще в подробностях и красках. Откровенный бред отбросишь, вроде плохого отношения к IV Интернационалу, а суть малую оставишь:

- Нет, не наш он человек, Иван Павлович! - это при докладе заведующему отделом крайкома. - Не наш.

В результате еще одного кандидата из кадрового резерва пускают «под сплав». Анонимщик радуется, страна страдает. Да кто об этом думал?.. 

Уж точно не Шелепин, больше занятый собственной карьерой. А почему нет? Молодой, образованный, прошедший большую организационную школу, приятный сам собой, верный товарищ, обаятельный друг, да еще и окруженный друзьями, которые на всех углах твердили о нем как о скором сменщике Хрущева.

Вскоре и до Никиты Сергеевича стукачи стали доносить слухи о неких иных притязаниях его ставленника на нечто больше, чем руководитель отдела ЦК КПСС. Кто такое потерпит?..

Хрущев, что касается внутрипартийной борьбы, был искушен до невозможности и прекрасно понимал, что активная поддержка «главным комсомольцем» страны его противостояния антипартийной группе - во многом поиск на этой волне новых возможностей подняться еще выше, но уже по партийной лестнице.

Он не ошибался, особенно когда узнал, как Ворошилов орал на Шелепина:

- Я что, и тебе должен давать объяснения? Еще штаны научись застегивать!..

Но Саша их (то есть штаны) уже давно не только умел неплохо застегивать, но и знал, куда и какие надевать.

Чтобы все сталинские ветераны получше убедились в этом, Хрущев вскоре переводит его в КГБ, что для первого секретаря ЦК комсомола - очень высокое повышение, в итоге 37-летний Александр Шелепин и занял легендарный кабинет на Лубянке, где обитал три года.

Кроме хрущевского повеления, у него были и свои взгляды на формы организации безопасности государства, но главное - с опорой на людей, не зараженных подозрительностью и насилием. Он стал набирать в систему молодежь, свободную от этих склонностей, обязательно образованную, хорошо понимающую разницу между кулаком и словом.

В отличие от предшественников, был доступен, при необходимости мог спуститься до общения с рядовым сотрудником, по-прежнему скромен, не забывал друзей, не строил из себя нечто великое, не кичился доверием Хрущева.

Но всем отчетливо была видна возрастная дистанция - ему сорок (только 40!), а «хозяину» уже под семьдесят. Ощутите разницу...

На трибуну XXII съезда партии, состоявшегося в октябре 1961 года, Шелепин поднимался еще председателем КГБ, но вскоре был поднят на уникально высокий уровень, став руководителем вновь созданного, по степени влияния исключительного органа - Комитета партийно-государственного контроля, с неограниченными возможностями, получив право контролировать всех и вся, от правительства и партийный органов до армии и того же КГБ.

Вот с этой влиятельной позиции Шелепин начал атаку на Хрущева, по сути, выступив инициатором того самого заговора, который закончился пенсионным забвением неистового Никиты. Но, увы, вопреки ожидаемому, выбор нового лидера пал не на яркого Шелепина, а на скромного Брежнева.

Когда поникший Хрущев по окончании судилища над ним стал прощаться с бывшими товарищами по Политбюро, он подходил к каждому и молча жал руку. Когда очередь дошла до Шелепина, вдруг сказал:

- Запомни, с тобой они сделают так же, если не хуже. 

Вообще-то угадал! А как не угадать, если Борис Пастернак в ту пору уже весьма точно предсказывал:

И каждый день приносит тупо, 

Так что и вправду невтерпеж, 

Фотографические группы 

Одних свиноподобных рож...

Тогда Шелепину после всего поручили возглавить советские профсоюзы, в сущности, тупиковую, ничего не решающую должность. Но когда во главе делегации профсоюзных деятелей он поехал в Англию, там его встретили еще хуже, чем когда-то генерала Серова, - свистом и оскорбительными выпадами.

В итоге это стало поводом для вывода его еще и из Политбюро. На том заседании как бы между прочим Брежнев заметил, что «товарищ Шелепин проявляет ложный демократизм - отдыхать ездит в рядовой санаторий, где ходит в обычную столовую. Ищет дешевую популярность».

После этого «железного Шурика» задвинули вообще в отстой - в систему профтехобразования, на должность очередного заместителя, где при Ельцине он стал свидетелем всех развалов, прежде всего страны, которую когда-то бережно охранял. Говорят, в конце жизни очень жалел, что не воспротивился Хрущеву и не настоял на генеральском звании. Хоронили его скромно - родные да полсотни бывших комсомольцев, седых и лысых, подпирающих походку тросточками, а кто и костылем... Да и памятник, хотя и на Новодевичьем, совсем скромный, на две персоны, то есть для супруги.

Вот в этаких величинах (приходится признать) окончилось «распогонивание» и «разлампасование», которое вообще-то коснулось только одного Шелепина. Все остальные по-прежнему оставались большими генералами, даже армии, когда выше только маршалы. Слава Богу, в КГБ ни одного маршала Советского Союза не было, поскольку Берия не в счет.

Преемник «железного Шурика», тоже комсомолец и бывший первый секретарь ЦК ВЛКСМ Вова Семичастный, в отличие от Шелепина, все-таки принимавшего участие в Финской войне, где поморозил ноги, был чистый белобилетник (порок сердца), не имел никаких воинских званий, но сразу выторговал генерал-полковника (по три звезды на каждом погоне и лампасы шириной в ладонь). 

Есть фото, когда перед парадом в очередной День Победы возле выхода на Красную площадь «свежий» генерал-полковник Семичастный, коряво козыряя, представляется группе маршалов, бывших командующих фронтами. Хорошо видно, что Жуков, не скрывая кислого презрения, даже отвернулся. Может быть, и сплюнул от досады, вспомнив про свои первые революционные шаровары красного цвета, полученные еще в Армавире, где аттестовали лефортовских курсантов в первых советских офицеров.

Правда, ни он, ни другие ветераны еще не ведали, что начинается брежневская эпоха застоя, славная не только неудержимыми «опогониванием» и «олампасованием», но и шумной героизацией без всяких причин и поводов.


КТО НЕ СЛЕП...

В смутные и мятежные годы Гражданской войны самопровозглашенный Верховный правитель империи, адмирал Колчак, наводя ужас на Сибирь и ее окрестности, призывал к борьбе с большевиками следующим пожеланием:

- Не трогайте, пожалуйста, артистов, проституток и кучеров. Они служат любой власти.

Он, безусловно, прав, но я бы тот список пополнил еще и журналистами, которые, по моим наблюдениям (за неким исключением, конечно), охотно перебегают к любому новому «владыке», с восторгом суммируя в единое целое две первые древнейшие профессии. Сегодня, увы, и того хуже, поскольку так называемые независимые издания нередко занимаются откровенным шантажом, особенно если в перекрестие их интересов попадают успешные персоны:

- Ежели не будешь «отстегивать», станем тебя «мочить» по полной программе.

Такие способы применяются даже у нас, на щедрой, благословенной и дважды орденоносной Кубани. Увы, наступили времена, когда всем плевать на всех и даже на Нагорную проповедь, лишь бы костюмчик сидел. Лучше, конечно, от Кардена, да еще за чужой счет, и так почаще, да и подольше тоже. Словом, как получится, если совесть - излишняя тяжесть.

- Сталина-то, говорят, отравили? - самый распространенный вопрос, который задают в последние годы. Многое из того, что он собирал и сберег для нас, неразумных, мы промотали, продули, просвистели, а в конечном итоге, извините, просто прос...ли, поддавшись на удочку вечно задающих вопросы, но так ничего и не понимающих, если там нет личной выгоды. Если честно, то бесконечное и довольно плодотворное творчество по выдумыванию самых неожиданных версий кончины известных персон все чаще становятся общим делом. Предположений сколько угодно!

Кто, например, заказал убийство Кирова, или кто и за что повесил Есенина? Маяковского за что и как застрелил? То же самое с Фадеевым и Хемингуэем. Да и в самоубийствах маршала Ахромеева и поэтессы Марины Цветаевой не все понятно. Кто, почему? 

Вроде бы самый информированный деятель сталинских спецслужб Павел Судоплатов давно и откровенно рассказал, что главной и основной причиной гибели пламенного революционера Сергея Мироновича Кирова стало его темпераментное горение в чужих супружеских постелях. Ан нет, обманутый муж официантки из Смольного Мильды Драуле, некий Николаев, оказался еще и давним агентом международного империализма. Это и сподвигло на злодеяние, вызвав опустошительный обвал сталинских репрессий.

А Есенин? Тут вообще бесконечный поток фантазий гибели поэта. Кажется, что убедительнее предсмертного послания, найденного возле остывшего тела в петербургской гостинице «Англетер»:

До свиданья, друг мой,
до свиданья.

Милый мой, ты у меня в груди. 

Предназначенное расставанье

Обещает встречу впереди.

До свиданья, друг мой, 

без руки, без слова, 

Не грусти и не печаль бровей, -

В этой жизни умирать не ново, 


Но и жить, конечно, не новей.

По-моему, есть даже крупное литературное произведение некоего автора, который доказывает, что Есенина в «Англетер» затащили силой, и все посмертные отметины на его лице потому, что его повесили на раскаленной трубе отопления.

А Маяковский? Того некие злодеи якобы застрелили прямо в «лодочке», знаменитой комнатке на Лубянке (не на той, хрестоматийной), а не в дремучей московской коммуналке, где сейчас музей и где на полу следственным мелом обведен силуэт огромного мужского тела, рухнувшего от выстрела, произведенного, к сожалению, самим Маяковским. 

Ведь это подтверждает возлюбленная поэта, красавица и театральная актриса Вероника Полонская, на тот момент жена Михаила Яншина, от которой Маяковский требовал, чтобы Вера немедленно бросала мужа, то есть сейчас же, сиюминутно. Она не соглашалась, считая, что это обидит Мишеньку, несравненного Лариосика из «Дней Турбиных», к тому же спешила на спектакль.

Маяковский настаивал, угрожая самоубийством, но Вера, вырвавшись из объятий, заспешила вниз по лестнице, но на первом же пролете ее остановил выстрел. Она вернулась и увидела то, что потом следователи тщательно обводили мелом. Однако и эта очевидность сегодня подвергается сомнению.


Продолжение следует... 


За всеми важными новостями следите в «Одноклассниках» и на канале «Яндекс.Дзен»

Читайте также:

В Краснодаре модернизируют автоматические системы безопасности
27 Ноября
Общество

В Краснодаре модернизируют автоматические системы безопасности

В системе видеомониторинга краевого центра задействованы 897 камер.
Геленджик демонстрирует новый подход к организации пространств
27 Ноября
Общество

Геленджик демонстрирует новый подход к организации пространств

На Кубани начата масштабная работа по наведению порядка в сфере градостроительства.
Республика Адыгея удостоена награды Правительства РФ
27 Ноября
Общество

Республика Адыгея удостоена награды Правительства РФ

Эффективность дорожных работ оценили на самом высоком уровне.
В сочинском Дендрарии созрело восковое дерево
27 Ноября
Общество

В сочинском Дендрарии созрело восковое дерево

Из растения получается три вида масла.
Пострадавших в ДТП в Выселковском районе при необходимости доставят в Краснодар
27 Ноября
Общество

Пострадавших в ДТП в Выселковском районе при необходимости доставят в Краснодар

Газель была не предназначена для перевозки пассажиров.
Поисковики установили место захоронения воспитанников Ейского детского дома
27 Ноября
Общество

Поисковики установили место захоронения воспитанников Ейского детского дома

Работа по поискам осложнена тем, что за 78 лет границы населенных пунктов значительно изменились.
14:02 Vladimir Vinar: “Full Indemnity Is the Best Result of Detectives’ Work” 14:00 В Краснодаре модернизируют автоматические системы безопасности 13:53 Геленджик демонстрирует новый подход к организации пространств 13:34 Республика Адыгея удостоена награды Правительства РФ 13:30 В сочинском Дендрарии созрело восковое дерево 13:09 Пострадавших в ДТП в Выселковском районе при необходимости доставят в Краснодар 12:40 Поисковики установили место захоронения воспитанников Ейского детского дома 12:34 В Сочи задержали двух наркосбытчиц из Москвы 12:14 ВТБ более чем на 16% нарастил кредитный портфель СМБ на Кубани 12:06 Семинар по обучению производителей промпродукции системе госзакупок состоялся в Краснодаре
Обмен трафиком СМИ2