Погода
02 Октября 2020
Общество

Наш торопливый век

Источник фото: news-mt.ru
Источник фото: news-mt.ru

Краснодар, 2 октября – Юг Times. «Юг Times» продолжает публиковать главы из книги, посвященной XX веку, которому выпала уникальная роль - соединить второе и третье тысячелетия нашей эры.

Эта книга известного кубанского писателя Владимира Рунова вышла в свет в 2019 году. В ней автор воскрешает события, пожалуй, самого наполненного противоречиями и потому столь сумбурного этапа человеческой истории - XX века. Он пытается осмыслить их, не разделяя на те, которые имели мировое значение, и те, что касались исключительно личной жизни «маленького человека». Поэтому национальные лидеры и простые рабочие здесь изображены с одинаковой честностью и правдивостью. Из череды их судеб и складывается общее течение торопливого века.

ВЛАДИМИР РУНОВ, писатель, доктор филологических наук, профессор КГИК, кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры России, заслуженный журналист Кубани и Адыгеи, Герой Труда Кубани.


Продолжение. Начало в №35 (384)

Я думаю, Черчилль догадывался, что в излучине Волги и Дона берет начало нечто невиданное, где, может быть, решается судьба всей войны. Через десяток дней после его визита в Москву немцы произвели самый массированный авианалет на Сталинград (в один день более 1000 самолетовылетов), обратя город в пылающие руины, одномоментно погубив около 100 тысяч жителей. Я думаю, в той жестокости вполне могла содержаться реакция Гитлера на встречу Черчилля со Сталиным, о которой сообщили все информационные агентства мира. Нетрудно догадаться, что Сталин не терял надежды с участием англичан открыть второй фронт. Но зря.

Спустя много лет в мемуарах, которые составили много томов, Черчилль вспоминал полет в советскую столицу в чреве огромного четырехмоторного либерейтора, заваленного сэндвичами и пивом. Он был убежден, что в Москве ему предстоят серьезные испытания, в том числе и голодом.

«Я размышлял о моей миссии в это угрюмое, зловещее большевистское государство, которое я когда-то так настойчиво пытался задушить при его рождении и которое вплоть до появления Гитлера я считал смертельным врагом цивилизованной свободы. Что я должен был сказать им теперь?» - писал Черчилль. 

Вопреки надеждам Сталина, выстроенным на обещаниях союзников, он уже знал, что никакого второго фронта (во всяком случае в 1942 году) не будет. Традиционный цинизм в том и заключался, что Черчиллю надо было еще поглядеть, чем закончится на Волге схватка двух бульдогов. В случае любого исхода он выигрывал... Потому и тянул со вторым фронтом вплоть до июня 1944 года, когда война уже вовсю шла за пределами государственной границы Советского Союза, а немец катился к своему Берлину, что называется, кувырком...

Тот, кто бывал на кладбище в Блейдоне, прежде всего отмечал скромность могилы Черчилля. Вообще в Европе, за исключением, пожалуй, итальянцев, не принято громоздить над могилами национальных героев громады мрамора пополам с бронзой, где хищные орлы разрывают грудь павших рыцарей. Само место погребения является святилищем.

Нынешние британские политики редко посещают Блейдон, да Англия уже давно не рождает гигантов. Больше так, суетящихся особ, набитых кураре, которым, однако, по-прежнему ядовито плюют в нашу сторону. Как всегда много врут, хитрят, пытаются обвести на мякине, превращаясь в карликовых затрушенных бульдогов, которые только хрипло рычат, а укусить боятся. Где величие духа, где возвышающие поступки, которыми Черчилль пытался подчеркнуть даже сам факт ухода из этой жизни?..

Не так давно исполнилось полвека со дня его похорон, что торжественно и публично было отмечено повторением отдельных погребальных процедур с участием самых пафосных лиц метрополии. Из музейных арсеналов был извлечен изрядно обветшавший катер «Хавенгрог», который повторил водный маршрут с гробом Черчилля от Тауэрской крепости до вокзала Ватерлоо. Точно как тогда сделал остановку против парламента, где под звон Биг-Бена в воды Темзы руками премьер-министра был спущен памятный венок. Набережную заполнили тысячи лондонцев, мужчины под всеобщее молчание обнажили головы. Памятник Черчиллю, что, набычившись, стоит близ набережной, горожане завалили цветами. И это, заметьте, полвека спустя - совсем другие поколения. Значит, помнят и, более того, ценят. Попутно вспомню, что у нас происходило в полувековую годовщину смерти Сталина, не будем скрывать, очень много сделавшего, чтобы гигантская страна прошла все тернии и войны, сохранив достоинство и могущество. Да ничего особенного, более того - мало кто вспомнил...

5 марта 1983 года, то есть в 50-ю годовщину смерти Сталина, мы еще находились под впечатлением от недавнего ухода изболевшего до дыр Брежнева, которого с облегчением проводили в последний путь, наименовав его время эпохой застоя, и сразу стали готовиться к следующим национальным похоронам.

Его преемник, Юрий Владимирович Андропов, хотел возродить «сталинский кнут», да не успел, так как оказался тоже подточен хроническими недугами.

Ну а дальше все малоинтересно, если не считать, что президент США Рейган именовал наше умирающее государство «империей зла». Страна, которую по крохам собирали великие предки, зримо сыпалась. До Сталина ли тут было, когда массовое народное сознание вовсю морочил «агент влияния» в образе последнего генерального секретаря ЦК КПСС. Советские люди осознано были лишены возможности даже в малой степени оценить масштаб скорби во время похорон Черчилля, где вопреки традициям присутствовали сама еще совсем молодая Елизавета II и вся королевская семья.

Прощание с легендарным премьер-министром времен Второй мировой войны, не допустившим поражения Англии и не позволившим гитлеровской авиации превратить его страну в прах, вылилось в крупнейшие траурные события за всю историю Великобритании.

За десяток лет до этого Черчилль к прочим высоким наградам и наименованию «сэр» присовокупил Нобелевскую премию в области литературы, соперничая с самим Эрнестом Хемингуэем. Предпочтение было отдано политику, Хемингуэй свою «Нобелевку» получит спустя год.

Погребальные торжества - это тоже часть государственной культуры, особенно там, где умеют чтить значимых людей. Увы, похороны Сталина, случившиеся, в общем-то, неожиданно, вылились в крупнейшую московскую беду, унесшую на могильный холм вождя сотни жертвенных жизней. Все как у диких скифов. Надо бы еще припомнить другую печаль тех дней - в те же сроки в Москве скончался великий советский композитор Сергей Прокофьев, лауреат шести (!) Сталинских премий, человек, при жизни вошедший в мировую музыкальную элиту.

Его кончина, попавшая в вулкан печали по великому диктатору, сформировала такие погребальные трудности, о которых и вспоминать неловко. Даже цветы достать было невозможно, а гроб везли на Новодевичье в сопровождении почти одних родственников, окольными путями, в объезд, пропуская бесконечные скорбные толпы, спешащие к Колонному залу, чтобы потом брести километры в плачущей навзрыд очереди.

А вот англичане встретили кончину Черчилля ожидаемо. Советский кинодокументалист Роман Кармен вспоминает, как в 1964 году он работал над двухсерийным фильмом о Великой Отечественной войне и был гостем известного британского продюсера Графтона Грина, который помогал ему в подборе архивных киноматериалов. Дело это долгое, кропотливое, нудное (знаю по себе), до степеней, выматывающих без остатка...

Однажды после многочасового просмотра Грин, заметив полуобморочное состояние своего гостя, решительно заявил:

- Ну вот что, дорогой Рома! У вас это, кажется, называется «выполнять» и «перевыполнять», а я, откровенно говоря, голоден, как ирландский волк. Поэтому желаю вернуть вам долги и пригласить в неплохой ресторан. Но заранее предупреждаю, он не выдержит никакого сравнения с восхитительной кухней в ресторане «Арагви», куда вы меня затащили в Москве. Я до сих пор под впечатлением.

Однако Кармен, который часто ходил в легкой кожаной куртке, свободной рубашке без галстука, вынужден был при входе в заведение надеть прокатный пиджак, правда, от Кардена, и галстук, стоивший минимум сто фунтов. Ресторан оказался суперфешенебельным, где подтянутый, седой, в черном фраке метрдотель, похожий на лорда Маунтбетена, слегка склонив на плечо напомаженную голову, проводил посетителей к заранее заказанному столику и замер в ожидании с блокнотом и серебряным карандашиком в оперстненной руке.

После роскошного обеда с участием изысканных морских деликатесов Грин закурил и, откинувшись на спинку дубового стула, помнившего еще времена Кромвеля, вдруг предложил:

- Если не возражаете, давайте проведем часок за стаканом доброго портвейна в старом английском клубе...

На этом месте я хочу обратиться к воспоминаниям самого Кармена, ко всем достоинствам еще и удивительного рассказчика. 

«...Грин повел машину узкими улочками старого Лондона, остановил ее около невзрачного трехэтажного серого дома, швейцар открыл нам тяжелую дубовую, обитую медью дверь, и мы погрузились в скованный чопорной тишиной мир темных гобеленов, мореного дуба и старинных гравюр. Прошли через комнату, где несколько джентльменов играли в бридж. Добрая старая Англия Диккенса, Форсайтов, герцогов Мальборо, Уинстона Черчилля. Словно не пробушевали над ней бури Второй мировой войны, словно не обрушивались на Лондон ФАУ-2.

Мы расположились в глубоких креслах, утопив ноги в мохнатом ковре около горящего камина.

- Обратите внимание на это... - сказал Грин. На камине под стеклом какой-то пожелтевший документ, - ...это членский билет Редьярда Киплинга. Герберт Уэллс, Киплинг, Стивенсон были членами нашего «Сейвилл-клуба». Кстати, одна деталь из правил нашего клуба - дамам сюда вход воспрещен... 

Мы провели около часа в тихой спокойной беседе. Говорили о кино, достоинствах английского трубочного табака, о королях, бомбежках, Киплинге, охоте на тигров и, конечно же, снова о кинематографе. Был субботний вечер.

- Я хочу предложить вам завтра небольшую поездку, - сказал Грин...»

Поездка, вопреки предложенному, оказалась длинной, с заездом в Оксфорд, знакомством со знаменитым колледжем, старинной библиотекой, потом переездом в Вудсток, обедом в таверне XVI века, где путников хорошо покормили настоящим английским бифштексом с кровью под пинту темного холодного пива.

И вдруг, склонившись над столом, почти заговорщицки Грин прошептал Кармену:

- Это город, где родился Черчилль. Хотите, я покажу вам дворец герцогов Мальборо? Если он сегодня открыт для посетителей, вы увидите комнату, в которой девяносто лет назад родился Уинстон...

Далее снова хочу обратиться к лексике самого Кармена: 

«...Дворец был закрыт. Мы прошлись по аллеям парка, по газонам. И Грин показал мне лишь снаружи окно этой комнаты. Задумавшись на минуту, он мне сказал:

- Открою вам один секрет, убежден, что вы его сохраните. Дело в том, что Уинстон Черчилль доживает последние дни - это для всех ясно, он очень плох. И вот правительство Великобритании поручило мне руководить всеми киносъемками похорон Черчилля, которые могут состояться в ближайшие дни. Черчилль завещал похоронить его на кладбище приходской церкви в Блэйдоне, где были в свое время похоронены его отец и мать. Это кладбище здесь, поблизости. Хотите, подъедем туда.

Мы остановили машину у подножия холма и по крутому склону поднялись к старой приходской церкви, стоящей на его вершине. На краю крутого склона у церкви небольшое кладбище. Здесь я увидел надгробные плиты на скромных могилах отца Черчилля - Рендольфа Черчилля и его матери, американки по происхождению - Дженни Черчилль. Рядом свободное место, где в скором времени должна появиться надгробная плита, под которой будет покоиться прах Уинстона Леонарда Спенсера Черчилля. 

Несколько лет тому назад он подробно описал церемонию собственных похорон и не пожелал, чтобы его похоронили в усыпальнице в Лондоне. Как-то он говорил своей жене, что хотел бы, чтобы его похоронили как солдата. С Клементиной Уинстон прожил пятьдесят шесть лет. Отсюда, с холма, Грин показал мне на извилистую ленту дороги, по которой похоронная процессия будет приближаться к месту погребения. В этом месте, где сейчас царил деревенский покой, будут толпы: люди, оркестры, речи».

Но даже один из лучших британских продюсеров, изобретательный фантазер, коим был Графтон Грин, и в малой степени не мог представить грандиозности прощания с Уинстоном Леонардом Черчиллем, которое устроила милая его сердцу Великобритания.


ПОГРЕБЕНИЕ ОРЛА

Похороны Черчилля национальное телевидение транслировало на весь мир. В списке стран Советский Союз, естественно, отсутствовал, но слухи о грандиозности события доходили. Кармен, получив персональное приглашение от Грина, просил разрешение даже у ЦК, но однозначно получил отказ:

- Это совсем не то, что интересует советских людей, - проскрипел Суслов, главный идеолог страны, когда ему доложили о предстоящих похоронах. Он повлиял и на мнение Брежнева ограничить советскую делегацию далеко не главными персонами. В конце концов поехали (точнее, полетели) зампред Совета министров СССР Руднев, маршал Советского Союза Конев, к которым на месте присоединился посол Солдатов. И это на фоне того, что на церемонию прибыли делегации около 120 стран, многие - на уровне высших лиц: президентов и премьеров. 

Погоды выдались удачными - без дождя, снега, тумана и холода, что в ту пору случается нередко. Покойного отпевали в главном зале Вестминстерского аббатства, где ему была оказана величайшая честь - на церемонии присутствовала вся королевская семья во главе с Елизаветой II.

За всю историю Британии было лишь несколько случаев, когда монарх лично посещал похороны подданного, в жилах которого не текла королевская кровь. Последним перед Черчиллем, кто удостоен подобной чести, был герцог Веллингтон, скончавшийся сто тринадцать лет назад.

Надо сказать, что государственных похорон до Черчилля было почтено лишь десять человек не из числа членов королевской семьи. Среди них такие фигуры, как Исаак Ньютон и адмирал Нельсон. Осуществлением погребения, получившего кодовое название Hope not, королева Елизавета руководила лично, в результате оно стало самым масштабным за всю историю Великобритании. Тело предварительно установлено в Вестминстер-холле для трехдневного народного прощания, а ровно в 9 часов 30 минут 30 января 1965 года началась сама церемония. Гроб, накрытый государственным флагом, на плечах вынесли восемь рослых офицеров военно-морских сил и поместили на артиллерийский лафет, на котором еще в 1901 году везли останки королевы Виктории...

Вслед за лафетом двигались члены семьи: жена, дети, внуки. Мужчины шли пешком, женщины ехали в каретах, запряженных шестеркой гнедых лошадей, на облучках сидели кучеры, облаченные в алые средневековые ливреи.

Вослед за семьей следовала кавалерия конной гвардии в парадных мундирах, за ними - оркестр в ярко-красных киверах, далее - колонна военных моряков и отряд лондонской полиции, все в парадном.

Шествие сопровождал полносоставный оркестр военно-воздушных сил, который играл траурный марш Бетховена. Обстановка вызывала потоки слез. Тысячи горожан, пришедших проводить своего орла, искренне горевали. Уинстон Черчилль воистину уходил в бессмертие.... 

Траурная процессия, растянувшаяся почти на полтора километра, медленно проследовала через историческую часть города, от Трафальгарской площади до собора Святого Павла, оттуда в Тауэр.

В 9 часов 45 минут Биг-Бен пробил в последний раз и замолчал до полуночи, а в Сент- Джеймсском парке прогремело 90 орудийных залпов, по числу лет покойного.

В соборе, где проходила панихида, присутствовали главы прибывших делегаций и королевская семья во главе с Елизаветой II: королева-мать, герцог Эдинбургский, принц Чарльз, а также первые персоны королевства: архиепископ Кентерберийский, премьер- министр Гарольд Вильсон, члены правительства и командование вооруженных сил страны, высшие генералы родов войск.

Из собора траурный кортеж направился к пристани, где гроб переместили на катер, чтобы доставить тело усопшего на вокзал Ватерлоо. Когда небольшое судно под звуки «Правь, Британия!» стало подыматься по Темзе мимо знаменитых лондонских доков, десятки крановщиков склонили гигантские стрелы портовых кранов прямо к воде.

У вокзального перрона уже стоял специальный поезд, куда гроб снова перенесли восемь офицеров, в остальных вагонах разместились члены семьи и наиболее знатные особы.

В Блейдоне процессию ожидал скромный кладбищенский катафалк, возле которого стояли местные мальчики, у каждого в руках горела большая восковая свеча.


Продолжение следует...


За всеми важными новостями следите в «Одноклассниках» и на канале «Яндекс.Дзен»

 


Читайте также:

Мэр Краснодара принял участие в мастер-классе по баскетболу
25 Октября
Общество

Мэр Краснодара принял участие в мастер-классе по баскетболу

Мастер-класс провел генеральный менеджер ПБК «Локомотив-Кубань» Алексей Саврасенко.
Жители Кубани могут проверить свои знания в этнографии
25 Октября
Общество

Жители Кубани могут проверить свои знания в этнографии

Участники должны будут за 45 минут ответить на 30 вопросов.
Курорты Краснодарского края будут практически полностью заполнены в новогодние каникулы
25 Октября
Общество

Курорты Краснодарского края будут практически полностью заполнены в новогодние каникулы

Рост турпотока связан с эффектом отложенного спроса из-за пандемии.
Краснодарская Служба спасения за неделю выполнила 38 аварийно-спасательных работ
25 Октября
Общество

Краснодарская Служба спасения за неделю выполнила 38 аварийно-спасательных работ

Они тушили пожары, демонтировали незаконные постройки, а также спасали людей и животных.
Коронавирус на Кубани выявили еще у 130 пациентов
25 Октября
Общество

Коронавирус на Кубани выявили еще у 130 пациентов

Общее число заболевших коронавирусом в крае достигло 16 603 человек.
Деревья в парке «Краснодар» утеплили для защиты от холода
24 Октября
Общество

Деревья в парке «Краснодар» утеплили для защиты от холода

Их накрыли специальными куполами.
20:40 МЧС обследовало 100 кв. миль Азовского моря в поисках пропавших моряков 19:40 Мэр Краснодара принял участие в мастер-классе по баскетболу 17:24 Жители Кубани могут проверить свои знания в этнографии 17:00 Курорты Краснодарского края будут практически полностью заполнены в новогодние каникулы 15:34 СК возбудил уголовное дело после взрыва на танкере в Азовском море 14:20 В Краснодарском крае скончались шесть человек с коронавирусом 12:10 Краснодарская Служба спасения за неделю выполнила 38 аварийно-спасательных работ 10:50 Коронавирус на Кубани выявили еще у 130 пациентов 10:16 Поиски пропавших моряков взорвавшегося танкера продолжаются в Азовском море 23:45 Росморречфлот: Пожара на борту танкера в Азовском море не было
Обмен трафиком СМИ2