• Астахов

Александр Тарасиков: «И через четверть века бронза Барселоны - как кошмарный сон»

Александр Тарасиков: «И через четверть века бронза Барселоны - как кошмарный сон»
Источник фото:

Краснодар, 22 марта – ЮГ Times, Владимир Приходько. Один из самых знаменитых в мире гандбольных тренеров о женской психологии, специфике спортивной педагогики и олимпийском золоте Рио-де Жанейро.

Создателю и основателю гандбольной «Кубани» 23 марта исполняется 70 лет. Возраст солидный, но Александр Иванович полон энергии и юношеского задора - хоть сейчас на тренерский мостик. Своего желания юбиляр, в общем, и не скрывает. А в пример приводит давнего друга и великого волейбольного наставника Николая Карполя, который продолжает работать и в 78 лет.

- Александр Иванович, расскажите о своем детстве, почему выбрали гандбол?

- Родился и вырос я в Краснодаре в послевоенные годы. Был шестым, самым младшим ребенком в семье. Отец и мать - простые рабочие, как и все в те годы, с утра до ночи трудились. Дети же болтались сами по себе. У нас ведь не было тех соблазнов, которые сегодня окружают молодежь, - телевидения, Интернета, многих других развлечений.

Учился в знаменитой школе № 12. Ее порой называли краснодарской «республикой ШКИД», ведь учениками в ней были росшие в военной безотцовщине, голоде и лишениях дети.

В моем детстве у сверстников было, по сути, две альтернативы. Первая - спорт. Выбор тогда был небольшим: футбол, волейбол, баскетбол, бокс, борьба, легкая атлетика. Это была реальная возможность выбиться в люди, как модно сейчас говорить, социальный лифт. Вторая - алкоголь, воровство и, как следствие, места лишения свободы. По этой стезе тогда многие отправлялись.

Я связал свою жизнь со спортом. С шести лет пробовал силы, наверное, во всех секциях, которые были в Краснодаре. Так что порог гандбольной школы в Пашковской переступил достаточно подготовленным, но по нынешним меркам все-таки поздновато - в 15 лет.

Тогда словно что-то перемкнуло: это мое. Я нашел то, чего не требовалось в других видах спорта. Ведь гандбол демократичен: не нужно быть очень высоким, как в баскетболе, или быстрым, как в легкой атлетике. Все решают трудолюбие и стремление быть первым. Этого у меня хоть отбавляй.

В ожидании славы

- Кто стал вашим первым тренером?

- Юрий Корчагин. Он работал простым школьным учителем. Настоящий гандбольный энтузиаст. Поражал всех интеллигентностью, выдержкой, обаянием. Аккуратный и подтянутый, он был примером для окружающей детворы. А еще умел расположить к себе, увлекательно преподносил нам все прелести гандбола. Он не только рассказывал, но и показывал, как надо бросать, падать, бежать в отрыв, вести силовую борьбу.

Ему досталось достаточно сильное поколение. Из моих однокашников многие оказались от-личными гандболистами. А такие люди, как Александр Овсянников, Виталий Барсуков, Александр Панов, Виталий Крохин, стали заслуженными тренерами СССР, сделав блестящую карьеру. Мы были настоящей спортивной бандой: навели шороху на различных всесоюзных соревнованиях - например, стали третьими на Спартакиаде школьников РСФСР в 1965 году.

Помимо занятий гандболом, я еще и работал. Жили мы небогато. Матери с отцом было сложно содержать шестерых. В 14 лет я устроился помощником столяра в мастерской неподалеку от дома. За короткое время получил специальность и стал приносить домой деньги - сначала 37-40 рублей, затем - больше. Вечером тренировался. Домой являлся, чтобы поспать. И так каждый день. Тогда казалось, что передо мной блестящее будущее спортсмена. Награды, кубки, медали и сопутствующая им слава. Однако все вышло по-другому.

Судьба распорядилась иначе

- После того, как получили аттестат зрелости, наверное, подали документы в вуз...?

- Совершенно верно. Это было в 1966 году. Я не особенно переживал: бронза спартакиады школьников РСФСР, звание «кандидат в мастера спорта»... Однако меня неожиданно завали-ли на одном из профильных экзаменов - легкоатлетическом забеге. Прибежал первым, но поставили «удовлетворительно». После узнал, что мое имя в списки занесли карандашом и не зачислили на первый курс из-за парня, который был в забеге пятым. Оказалось, у него какой-то блат. В итоге я отправился служить в армию.

Сейчас думаю, что все сложилось так, как и должно было. А тогда очень сильно переживал.

Служил в Краснодаре, в спортроте, которая базировалась в Авиагородке. Соревнований было хоть отбавляй - по округам, всесоюзные. Уровень серьезный - соперничали с ЦСКА, СКА, в которых хватало очень сильных гандболистов.

За эти два года я понял, что достиг потолка как игрок, блестящей карьеры мне не сделать. Ни в сборную, ни на чемпионаты мира не попаду. В 1970 году демобилизовался и устроился тренером на малой арене стадиона «Кубань». Параллельно играл и судил.

Так сошлись звезды

- Почему вы стали женским тренером?

- Все просто. Потому что все теплые местечки в мужском гандболе были заняты, а женского тренера не хватало. С девочками работать никто не хотел. Это очень сложно. Пацану дал по затылку, наказал - и тренируй дальше.

С женщинами по-другому - нет присущего мужчинам карьеризма. Но если сплотить гандболисток в одну команду, благодарности не будет границ. Они влюбляются в тренера, крутятся вокруг. Создается неповторимая атмосфера.

Свою первую ватагу девчонок я набрал в 9-10-х классах школ бедных городских микрорайонов - в Пашковском, Комсомольском и РМЗ. Многие болтались по улицам, лазили через заборы, воровали яблоки.

В 1973 году эти девчонки выиграли Спартакиаду школьников РСФСР. Этот успех, считаю, стал тем фундаментом, на котором позже была создана звездная команда.

В тот же самый момент, так сошлись звезды, в краснодарской команде «Сельхозтехника» неожиданно освободилась вакансия тренера. Василия Похильченко вместе с игроками пере-манили в свердловскую команду «Калининец». Желающих быть наставником женщин опять не нашлось. Предложили мне. Основу команды составили мои 15-16-летние девчонки.

За шесть лет мы сделали практически невозможное: завоевали право играть в высшей лиге чемпионата СССР и в год дебюта, в 1979-м, заняли 9-е место.

В крае такой прыти от нас никто не ожидал. В городе даже не было стандартной гандбольной площадки.

Конец гегемонии

- Почему?

- В те годы существовал негласный запрет на строительство новых спортивных сооружений. Власти хотели, чтобы в регионах возводили жилье и создавали производства. Выручил ректор сельхозинститута Александр Трубилин, который на свой страх и риск оформил новый зал как лекционные аудитории.

Через четыре года, в 1983-м, мы стали серебряными призерами чемпионата страны. И еще шесть лет подряд ниже не опускались.

В 1989 году именно моя «Кубань» прервала гегемонию киевского «Спартака». Эта команда, которую тренировал знаменитый Игорь Турчин, двадцать лет - с 1969-го по 1988-й - не про-играла ни одного чемпионата СССР. Наши команды встретились в полуфинале. И на глазах тысяч кубанских болельщиков киевлянки были повержены. В финале плей-офф в трехраундовом поединке мы выиграли у «Ростсельмаша», которым руководил мой принципиальный оппонент Александр Панов, тоже, кстати, краснодарец, с которым мы начинали играть на Пашковке.

После такого успеха я стал тренером сборной. Ее костяк составляли мои игроки. Мы добыли золото чемпионата мира в 1990 году и бронзу Олимпиады в Барселоне-1992. Обидно проигранный норвежкам полуфинал до сих пор для меня кошмарный сон.

Эпизод на Ставропольской

- О ваших тренировках и требовательности ходят легенды. Ваши воспитанницы любят об этом рассказывать. Например, о том, как заставляли звонить перед сном...

- Не я один был таким. Это характерно для всех тренеров советской школы. Мне одна из спортсменок рассказывала, что много лет спустя после завершения карьеры, выпивая бокал вина, поймала себя на мысли, что вот сейчас выйдет Тарасиков и такое начнется...

Мои воспитанницы знали, что дисциплина - основа всего. Я настолько изучил подопечных, что даже утром на тренировке мог определить, кто нарушал и каким образом. Следить за гандболистками мне помогал весь Краснодар. Отовсюду докладывали. Случалось, ловил и сам.

Вспоминаю такой эпизод. После полуночи едем в такси с женой из гостей по улице Ставропольской. Вижу знакомые силуэты. Четыре человека: два парня и две девушки. Кричу таксисту: «Стой!» Выхожу и вижу молодых людей, девушек уже нет. Сначала подумал, что показа-лось. Осмотрелся. И в кустах увидел Ольгу Степаненко и Светлану Розинцеву. Причем последняя спряталась так хорошо, что я ее не сразу обнаружил.

Не думаю, что они держат на меня зло. Многие до сих пор благодарны. Иные сделали неплохие карьеры и вне спорта.

Гандболу нужен энтузиаст

- Ваш ученик Евгений Трефилов в прошлом году завоевал с женской сборной золотые медали в Рио-де-Жанейро. Как оцениваете этот успех?

- Прежде всего рад, что в составе этой команды были две моих воспитанницы - Владлена Бобровникова и Анна Сень. Обеих помню еще девочками 14 и 16 лет. Что касается значимости побед, то всегда их главный результат - новый приток в секции тех, кто желает заниматься гандболом. Но этого после Рио не произошло. Почему?

Наверное, главная причина в том, что недостаточно эффективно работают наши спортивные школы. И это касается не только гандбола. Воспитанников в местных баскетбольном «Локомотиве», футбольной «Кубани» и волейбольном «Динамо» практически нет. Выделяется только проект Сергея Галицкого - ФК «Краснодар». Да, в основной команде пока почти нет выпускников футбольной школы, играют легионеры. Но я уверен: бизнесмен на правильном пути. Скоро, очень скоро на поле будут выходить местные футболисты.

Такого бы состоятельного энтузиаста и в наш гандбол!

  • Платан Южный
  • novostroi-ki
  • Агентство деловых коммуникаций