• Соловьев
  • Триумф

В Кущевском районе вокруг выборов председателя сельхозкооператива кипят нешуточные страсти

В Кущевском районе вокруг выборов председателя сельхозкооператива кипят нешуточные страсти
Источник фото: vestivrn.ru

Краснодар, 23 ноября – ЮГ Times. Как пишут Кубанские Новости, выборы председателя местного СПК проходят напряженнее, чем политическая гонка между Клинтон и Трампом

Для жителей села Ильского Кущевского района назначенное на 25 ноября собрание членов сельскохозяйственного кооператива «Колхоз «Заря» значит куда больше, чем волновавшие весь мир дебаты кандидатов в президенты США. Селяне рассказывают, что уже несколько лет продолжается противостояние между десятками рядовых владельцев паев и председателем кооператива Юрием Коробкиным. Продление его полномочий и станет главным вопросом назначенного на эту пятницу собрания.

В Ильском не скрывают, что имя Коробкина фигурирует в судебных исках, земляки не раз жаловались на него в правоохранительные органы, многие недовольны эффективностью полевых работ – отдав колхозу почти всю жизнь, кубанцам больно видеть, как когда-то крепкое хозяйство переживает не лучшие времена. Кажется, все против несменяемого уже десять лет председателя. Но хватит ли у людей смелости открыто заявить об этом, отправив «неэффективного менеджера» в отставку? Давайте разберемся.

Прошлый век

Формат сельскохозяйственных кооперативов – далеко не самая популярная форма агропредприятий, таким образом на Кубани работают единицы. Само время и новые экономические условия, изменения в земельном законодательстве сделали СПК неактуальными.

Например, банки не спешат кредитовать СПК, предпочитая работать с акционерными обществами, деятельность которых более регламентирована и финансово прозрачна. Действующее законодательство не детализирует очень многие процедуры в работе СПК, что дает широкий простор для всевозможных махинаций. Сколько членов в кооперативе, как хозяйство распоряжается землей и полученными доходами, кто получает выгоду от имущественных активов бывшего колхоза – зачастую эта важная информация остается для рядовых станичников тайной за семью печатями.

Согласно Закону № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации», членами кооператива и владельцами его активов являются лица, работавшие в них на момент образования СПК и внесшие паевой взнос. Каждый, вне зависимости от должности, имеет в нем имущественный пай – определенную долю в принадлежащих агропредприятию фермах, цехах, недвижимости, сельхозтехники и другой собственности. Даже, если человек увольняется из кооператива, за ним сохраняется право на долю, с которой получает ежегодные дивиденды. Есть еще один путь – уволившийся член кооператива вправе продать свой имущественный пай, сразу получив его полную стоимость.

Однако реестр членов кооператива ведет не кто иной, как его председатель, который и выдает подтверждения права работника на имущественный пай. И здесь существует искус подтасовать реальное число членов СПК, вычеркнув из него реальных работников и внеся подставных лиц, – проконтролировать это очень сложно. В ЕГРЮЛ вносятся непонятные протоколы общих собраний (а как рядовые станичники узнают об этом?), втихую идет скупка паев по дешевке, реализуются другие сомнительные, с точки зрения закона, и совершенно незаконные схемы.

Хотя, гласит законодательство, деятельность СПК могут проверить ревизионные союзы, специализирующиеся на аграрной отрасли. Если же их представители относятся к работе формально или, еще хуже, на короткой ноге с председателем кооператива, вряд ли они станут поднимать шум из-за неблаговидных дел.

Столь подробное описание принципов деятельности сельхозкооперативов мы даем, чтобы не знакомый с тонкостями земельного законодательства читатель получил представление об этой форме хозяйствования и ее специфике. От теории переходим к конкретному примеру.

Кому достались миллионы?

В расположенном на реке Эльбузд селе Ильском около 1300 жителей – по кубанским меркам немного. На полях поселения работают СПК «Колхоз «Заря» и несколько фермеров. В советское время местный колхоз значился в числе лучших хозяйств, по праву гордясь высокими урожаями, но сегодня многое изменилось.

Официальные данные ЕГРЮЛ сообщают, что членами СПК являются всего 5 человек. Светлана Болотова, Сергей Коняхин, Юрий Омельяненко, Сергей Пронин и сам председатель. В Ильском поговаривают, что агропредприятие давно превратилось в «семейный бизнес» Юрия Коробкина – на селе скрыть родственные связи куда сложнее, чем в крупном городе. Но прямых доказательств этого нет. Между тем 14 лет назад, когда создавался кооператив, владельцами имущественных паев числились 100 человек. Сколько сейчас, в Ильском не знает никто. Ну или почти никто. Есть же председатель и его окружение, владеющее как информацией, так и паями в созданном несколькими поколениями кубанцев активами бывшего колхоза.

Если верить уставу СПК «Колхоз «Заря», еще в 2011 году на долю каждого члена кооператива приходился имущественный пай, стоимость которого примерно равнялась стоимости новенькой «Лады». Для селян, ежемесячные доходы которых редко превышают 20 тысяч рублей, стоимость каждого пая – огромные деньги. Паевой фонд кооператива, включающий все его активы, составляет 160 миллионов рублей. Однако это было пять лет назад, когда насчитывалось сто владельцев паев. Сколько сегодня собственников у многомиллионного каравая? Опрошенные журналистом рядовые станичники об этом не знают.

О пользе мутной воды

Ведь деятельность СПК «Колхоз «Заря» за последние десять лет, которые Юрий Коробкин возглавляет кооператив, проходит под завесой секретности для самих же бывших колхозников. Чтобы узнать, как правление распоряжается их же имуществом, люди отправляют официальные запросы.

Один из тех, кто решил вывести правление на чистую воду, – член кооператива и владелец имущественного пая Виктор Трибунский. На основании уже упоминавшегося ФЗ-193 «О сельскохозяйственной кооперации» он с полным правом просил у председателя Коробкина предоставить бухгалтерские балансы за последние 5 лет, реестр учета паевых взносов, перечень неделимого паевого имущества, а также протоколы собраний членов кооператива. По словам Виктора Трибунского, каждый документ приходится добывать чуть ли не с боем. Видимо, под грифом «совершенно секретно» держат и соглашение СПК с Южно-региональным аудиторским союзом сельскохозяйственных кооперативов «Альянс-Агро». Проводили ли ревизоры проверки деятельности «Колхоза «Заря» в последние годы, каковы их результаты – эта информация также недоступна. Полноправный член кооператива даже через запросы получить ее не может.

Видимо, Юрий Коробкин крайне занят бизнесом и у него банально нет времени для общения со своими же пайщиками. А может, он прекрасно осознает, что раскрытие информации сыграет против него, ведь порой в мутной воде ловить сомнительную прибыль удобнее. Наверняка знаком Коробкин и с Уголовным кодексом, предусматривающим суровое наказание за присвоение чужого имущества стоимостью в многие миллионы рублей. Кому же хочется отбывать за это реальный срок? Вот и остается члену кооператива Виктору Трибунскому, как и десяткам таких же селян, разве что на кофейной гуще гадать, угадывая результаты хозяйственной деятельности председателя.

Забытый урожай

Пообщавшись с десятком жителей Ильского, я убедился – люди ждут перемен, но многие из них откровенно запуганы. Большинство даже в беседе с журналистом боялись назвать фамилию. Объясняют это просто: СПК – самое крупное в поселении предприятие, в большинстве семей здесь кто-то да работает. Пусть платят копейки, но другую работу в селе не найти, а председатель Коробкин не терпит «разлагающих» разговоров и справедливых вопросов – тут же получишь расчет без выходного пособия.

– Так дальше нельзя — хозяйственные показатели все хуже и хуже, – говорит один из работников кооператива (аудиозапись беседы имеется в редакции. — Прим. авт.). – Топлива не хватает, зато хватает неубранных полей. Урожаи крайне низкие. В этом году убирали семечку, собрали 10 – 17 центнеров с гектара. Обычные показатели — 27 центнеров, но крепкие хозяйства получают 35 и больше. Не лучше и ситуация с зерном. Нужен руководитель, который спасет кооператив. Пока же мы плетемся в хвосте.

Убедиться в этом можно на подъезде к селу – урожай на некоторых полях лежит уже под первым снегом. Кое-где желтеет выцветшая кукуруза, часть угодий попросту заброшена. Угадать, где поля «Зари», а где соседствующих с ней фермеров, можно без труда – у тех земля обработана, прошла высадка озимых. Не случайно многие селяне с радостью готовы передать свои земельные паи более рачительным хозяйственникам.

Юрия Коробкина такое состояние, видимо, не смущает. При этом он не намерен просто так возвращать паи, на которых держится его благополучие. Ряд пайщиков, у которых истекли сроки аренды, рвется на волю – им принадлежит порядка 300 га земли, которые они готовы передать другому хозяйству. Чтобы «освободиться», люди обратились с иском в суд, понимая: по-другому совершить выдел и забрать свою же землю не получится.

На контроле у полиции

«Кипучая» деятельность председателя СПК заслуживает пристального внимания не только Минсельхоза, но и, как мне кажется, правоохранительных органов. Которые могут ответить на вопрос, почему Коробкин так цепко держится за землю, с которой не получает достойного урожая?

– Зная о наличии на территории хозяйства невостребованных земель, он оформил на свою дочь Юлию Смитюк (в девичестве — Коробкину. – Прим. авт.) право собственности на невостребованные земельные доли, – пишет в своем сообщении Виктор Трибунский. – В результате Юлия Смитюк – между прочим, глава собственного КФХ – стала собственником 114 гектаров земли.

Если это будет доказано, виновные могут понести уголовное наказание. В официальном сообщении о совершении преступления, направленном Трибунским на имя краевого главка МВД Владимира Виневского, содержится вся информация о деликатных аспектах.

Не тянуть с расставанием

А пока Ильинское живет в предвкушении общего собрания, его проведение здесь стало главной новостью последних недель. Ожидается, что председатель СПК должен отчитаться о финансовой и хозяйственной деятельности за прошлый год. Следующим вопросом станет утверждение списков принятых и уволенных членов кооператива, а на сладкое — выборы нового председателя.

При этом в повестке нет пункта о докладе представителя ревизионного союза по обоснованию досрочного освобождения от должности председателя кооператива. Значит, аудиторский союз вполне удовлетворен происходящим в «Заре», хотя реальные проблемы видны даже не знакомым с финансовой отчетностью селянам.

ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» определяет, что главу кооператива выбирают на 5-летний срок. Естественно, занимающий это кресло уже десять лет Юрий Коробкин станет претендовать и на новое продление его контроля над активами бывшего колхоза. Значит, членам СПК пора отбросить сомнения и страхи. Если в ближайшую пятницу не принять кардинального решения, ближайшая пятилетка вообще может поставить крест на когда-то успешном хозяйстве, а недобросовестные лица – окончательно разворовать принадлежащее членам кооператива имущество. Не нужно забывать, что последнее слово за членами кооператива, и только они вправе решать, как он будет дальше развиваться.

Некоторые, безусловно, будут надеяться на полицейское расследование и то, что Коробкин получил срок, но уже не в правлении. Однако расследование может затянуться на месяцы, ведь речь идет о доскональной проверке финансовой документации за многие годы. Куда быстрее и проще расстаться с «хозяйственником» уже сейчас. Другого шанса у членов кооператива, всех жителей Ильинского, может уже и не оказаться.

  • Платан Южный
  • Агентство деловых коммуникаций
  • novostroi-ki