• Астахов

Александр Кутков: «Аграрии - опора продовольственной безопасности России»

Александр Кутков: «Аграрии - опора продовольственной  безопасности России»

Может ли Россия прокормить саму себя? Сегодня в связи с возможными санкциями западных стран вопрос звучит крайне актуально. Ведь для отечественного продовольственного рынка, в котором почти половина мясомолочной продукции составляет импорт, санкции могут обернуться тяжелыми последствиями.

Директор Васюринского мясокомбината о том, кто не дает кубанским животноводам развернуться и почему нацпроект по развитию АПК не дошел до каждого агрария.

Об этом постоянно говорит президент России Владимир Путин. И на краевых совещаниях всех уровней губернатор Александр Ткачев. Но нередки и чиновники, за папками с бумагами не видящие человека, то важное дело, которым он занимается.


«У нас лучшие земли, а животных нет!»

Сегодняшним гостем «Юг Times» стал хозяйственник, создавший на месте полуразрушенных ферм и поросших бурьяном лугов крупное предприятие, продукцию которого не стыдно предложить на кубанском и российском рынке. Мы беседуем с директором ООО «Васюринский МПК» Александром Кутковым.

- Александр Иванович, расскажите об истории предприятия. Как все начиналось?

- Изначально работало подсобное хозяйство краснодарского отделения железной дороги. Лет двадцать назад, когда в стране было трудно с мясом и колбасой, отделение решило построить небольшой завод по производству колбасных изделий, чтобы кормить железнодорожников. Мы встретились с руководством, договорились о совместной работе. Когда построили, наступили новые времена, завод выкупили. С самого начала была однозначная позиция - не выпускать мясные изделия из зарубежного сырья. Люди, выросшие в СССР, помнят натуральный вкус советской колбасы. Почему наши дети и внуки должны есть другое? И, положа руку на сердце, могу заверить - все эти годы мы ни разу не использовали импортное мясо.

- Но животноводство в России, в том числе Краснодарском крае, и в 90-е годы, и сегодня переживает не лучшие времена. Покупали мясо по бывшим колхозам и
совхозам?

- Когда начинали, возникла отличная идея - выпускать качественные колбасы из проверенного местного сырья. Даже не подумали, где будем брать мясо. Считали, что во вчерашних коллективных хозяйствах его достаточно. Знаете, когда загораешься действительно большим, нужным делом, на мелкие проблемы внимания не обращаешь, думаешь - любые горы по плечу! Да и как это - на Кубани и нет коров? Оказалось, есть, но их катастрофически не хватает, поголовье с каждым днем быстро сокращается. Начали изучать зарубежный опыт. Оказалось, что лучшее мясо крупного рогатого скота в Европе - во Франции. Поехали туда, на выставку животных. Изучили опыт французов, направили к ним своих аграриев, пригласили экспертов к себе. Когда французы оказались на кубанских лугах в Отрадненском районе и под Горячим Ключом, они просто отказывались верить: у нас лучшие земли, а животных нет! Все расспрашивали, где прячем коров. Так не было их, по сравнению с советскими временами поголовье сократилось в несколько раз. В это время запустили национальный проект «Развитие АПК». Наши желания, опыт французов по разведению мясных пород коров, стремление президента Владимира Путина поднять с колен отечественное сельское хозяйство совпали. Мы решили, что на правильном пути.

- Но завезенных из Франции коров нужно где-то пасти. Сколько земли вам администрация выделила?

- Всю землю или в аренду взяли, или купили у других предприятий. Администрация Динского района ни пяди не дала. Взяли у людей паи в аренду на 15 лет, начали восстанавливать еще советские корпуса коровников, параллельно строили новые. На пастбища тогда было больно смотреть - земля запущена, бурьяном поросла. Даже некоторые пашни не обрабатывались. Мы предложили пайщикам полное юридическое оформление и конкурентную на тот момент цену. Это около 700 килограммов зерна, по мешку сахара и муки, 28 килограммов масла за пай в год.

Конечно, трудно было с самого начала, но глаза горели от благородной цели - работать на своем добротном сырье, выпускать высококачественную продукцию. Опыта предприятий замкнутого цикла - чтобы сами откармливали коров, забивали их, выпускали колбасы и сбывали их через собственную торговую сеть - практически не было. Всему приходилось учиться на собственных шишках…

- Хорошо. А как восстановили производство колбасы по советскому ГОСТу? Нужны же специалисты…

- Сразу нашли опытного советского технолога, многие годы проработавшего на мясокомбинате. Его главным девизом было «не нарушать технологию». И мы придерживаемся этого принципа уже 20 лет. Пришлось искать рецептуру и производительные тонкости по советским книгам, которые в библиотеках пылью покрылись, - страну как раз завалили «ножками Буша» и кенгурятиной, вкус настоящей колбасы из отечественного мяса уже стали забывать. Сегодня у нас больше тысячи работников в Усть-Лабинском, Отрадненском, Динском районах, Горячем Ключе, Краснодаре, которые получают конкурентоспособную зарплату. Мы принципиально работаем «по-белому» и с поставщиками, и с коллективом. Может быть, кто-то «в конвертах» платит чуть больше, но наши сотрудники имеют все положенные отчисления в Пенсионный фонд, уверенность, что завтра их не оставят с носом. Правда, бывают задержки по зарплате и налогам, и это наше предприятие не красит. Но мы надеемся, что в скором времени недоработки будут устранены.


«Народ на селе разленился»

- Отсутствие поголовья и собственной земли, наверное, не единственные проблемы, с которыми вы столкнулись при открытии производства?

- Пожалуй, главная проблема любого агропредприятия - народ на селе разленился, не хочет трудиться. Уже многие годы в стране насаждается культ потребления: «бери от жизни все», «живи в кредит»… Вот и стремится молодежь, еще ничего не достигнув, обзавестись новенькими иномарками, айфонами, квартирами. В принципе здоровые амбиции, стремление жить лучше - здорово. Но пахать, вкладываться в работу мало кого заставишь. Общаюсь с менеджером в автосалоне. Спрашиваю: «Кто вы по специальности?» «Ветеринар». Нам как раз ветеринары нужны. Предлагаю перейти на мясокомбинат, зарплата приличная. В ответ: «Зачем мне напрягаться, навозом пахнуть, когда эти же деньги я под кондиционером спокойно заработаю?» Вот и весь разговор.

Ситуация за последнее время меняется. На наших фермах и мясокомбинате большая часть сотрудников - молодежь. Есть и те, кто работает всей семьей. Вместе с ними переживали и переживаем трудные времена.

- Столько удалось преодолеть, набраться опыта на собственных шишках, целую книгу можно написать… Чем из достигнутого за эти 20 лет гордитесь больше всего?

- Отвечу и на этот вопрос. Представьте себе разрушенные фермы - они полностью восстановлены. Это в той же Старокорсунской, Пластуновской, Горячем Ключе. Заброшенные поля сегодня обрабатываются. Горжусь продукцией, за которую не приходится краснеть. Когда к нам на производство приезжают москвичи, они разводят руками - говорят, такого вкусного кефира и колбасы в Москве просто нет! Вот этим - вкусом из детства, вкусом натуральной колбасы, сливочного масла, молока - я горжусь. А также тем, что есть уже наши отечественные коровы и такое нужное всей стране дело.

- Да, выпускать продукцию без химии сегодня не каждому по плечу. И таких производителей нужно ставить в пример. Помнится, даже Дмитрия Медведева на Васюринский мясокомбинат привозили…

- Да, встречали мы и Дмитрия Анатольевича. Это было во время его избирательной кампании как кандидата в президенты России. В администрации Краснодарского края сочли, что можно показать руководству страны именно наше производство, активно участвующее в национальном проекте по развитию АПК, и он посетил одну из наших ферм мясных коров. Если честно, никак к приезду Медведева не готовились. Потемкинских деревень не было. Шла обычная ежедневная работа. В то время к нам приехали французские коллеги, и Дмитрий Анатольевич, сопровождавший его на тот момент министр сельского хозяйства Алексей Гордеев и наш губернатор Александр Ткачев увидели, что не просто иностранный скот закупили, но запущено полное сопровождение проекта. Медведев спросил по-английски у французов: «Как идут дела?» Президент французской ассоциации животноводов породы «Шароле» господин Мишель Боду ответил: «Если везде в России так будут относиться к животным, проблем с отечественным мясом и молоком не будет».

 

«Желание заниматься животноводством отбили»

- В целом как бы вы оценили успешность национального проекта по развитию села. Помощь государства чувствуется?

- Желание поддержать фермеров и агропроизводителей правильное. Это единственное верное, жизненно необходимое решение. Сколько еще будем зависеть от импортных окороков? Сейчас нашу страну пугают экономическими санкциями, растет цена евро и доллара. Президент прекрасно понимает, к каким последствиям это может привести. Но ведь Владимир Владимирович и сам не боится этих санкций, и нам уверенности придает. А что же мы, простые люди, должны в стороне стоять? Путин столько говорит про продовольственную безопасность, нашу независимость от импорта. Почему же его установки не выполняются на местах? Когда только открывали производство, поддержка на тот момент чувствовалась со стороны «Росагролизинга», «Россельхозбанка», это было нужно губернатору. Но далеко не всем чиновникам Динского района, которые затем во все колокола звенели об успешном развитии животноводства. Когда у нас четыре года длились судебные тяжбы по земельному участку, чем помогла динская администрация? Сегодня любое неправосудное решение можно облечь в красивые фразы, и вроде как по закону все будет. Да, глава района Сергей Жиленко не может воздействовать на судебную власть. Но где он был, когда нас незаконно не пускали на поля? Когда помешали сеять озимые, не дали собрать выросший урожай сои и кукурузы? Помимо закона есть мораль, государственная, гражданская позиция. Далее - очень сложно получить льготы по программам поддержки аграриев. Нужно так подойти, столько справок принести, что предприятие чуть ли не стерильным должно оказаться, а в сельском хозяйстве так не бывает. Сейчас рост цен на мясо ограничен, вместе с тем стоимость медикаментов растет, тарифы на газ, электроэнергию увеличиваются. За счет чего их покрывать?

Еще одна проблема, о которой я уже говорил, - производителям сложно получить землю. Дайте хотя бы небольшое преимущество тем, кто занимается животноводством! Поддержка села крайне необходима. Нужно только, чтобы она контролировалась сверху и осуществлялась не только на бумаге. Программа должна дорабатываться, изменяться уже на месте, подстраиваться под конкретные условия сельхозпроизводителя. В таком положении особенно ценна поддержка, которую оказывают представители власти. Так, я неоднократно обращался к председателю комитета ЗСК по вопросам законности, правопорядка и правовой защиты граждан П. М. Курдюк и председателю комитета ЗСК по вопросам имущественных и земельных отношений С.А. Тимченко. И они не отказывали в просьбах.

- В итоге - сегодня выгодно заниматься землей?

- Землей заниматься выгодно. Выращивать свеклу, подсолнечник, зерновые прибыльно. Молочное животноводство, если вести его правильно, внакладе не оставит. А вот с мясным скотоводством есть проблема. Мясной скот убыточный. И эта ситуация возникла не сегодня, но почему-то никто не подключался к ее решению. Сейчас уже, по большому счету, у фермеров и агропредприятий особого желания заниматься животноводством нет.

- Странное дело. На федеральном уровне разработан национальный проект, выделяются миллионы на поддержку аграриев. А на местах такие проблемы…

- И мне очень хотелось бы донести эти проблемы до руководства страны и нашего края. На личную встречу попасть сложно - в приемной узнают, по какой ты проблеме, разворачивают или в профильное министерство, или к ответственному за отрасль вице-губернатору. Пусть не я, пусть другой такой же производитель будет услышан властью. Поверьте, ему есть что рассказать!

- Так и до оппозиционных митингов недалеко…

- Нет, в митингах не участвую. Потому что хочу того же, что руководство страны, - поднимать отечественное животноводство.
У того, кто занят делом, нет времени размахивать плакатами.

- Вы упомянули Динской район. А в других муниципалитетах власть глуха к аграриям?

- Вовсе нет. Например, с главой Горячего Ключа Николаем Исхильевичем Шварцманом всегда можно найти общий язык, оперативно решить проблему. Потому что этот руководитель имеет твердый стержень порядочности, настоящего хозяйственника. А есть чиновники, живущие по принципу «и нашим и вашим», они думают только о собственном кошельке… Главное, чтобы таких руководителей вообще не было на нашем пути. Потому что порядочному производителю, аграрию крайне сложно один на один воевать с этой бюрократической машиной.

Порой кто-то советует: пусти скот под нож, открой несколько магазинов, как сегодня многие делают, занимайся торговлей и живи без проблем! Такая позиция - моя хата с краю - меня не устраивает. Не для этого президент Владимир Путин начинал национальную программу, радеет за поддержку села. На Кубани, да и в России в целом, настоящих хозяйственников, болеющих за отечественное животноводство, немало. И глава государства, и наш губернатор - деловые, патриотичные руководители. Жаль, что их примеру следуют далеко не все обитатели кабинетов рангом пониже, а проконтролировать их времени не хватает. Ведь страна последние годы готовилась к грандиозной Олимпиаде, смогла провести ее на самом высоком уровне.

- От проблем аграриев перейдем к проблемам покупателей. Вопрос обывателя - как отличить качественную мясную колбасу от напичканной добавками и химикатами?

- Отвечу на ваш вопрос как такой же покупатель. Определить, по большому счету, можно только по двум критериям: добросовестности производителя, его заработанному имени и с помощью лабораторного анализа. Сегодня технологии настолько позволяют обманывать покупателя - добавить запах, изменить состав - что отличить на глазок крайне сложно. Если бы все писали честно и четко, что кладут в колбасу, было бы всем все понятно. Например, мы выпускаем «докторскую». В ней только натуральные свинина, говядина, яйца, молоко - все, как требует ГОСТ. А кто-то выпускает колбасу под брендом (пусть будет условным) «Докторская по-ивановски». Обе, кажется, «докторские». Но в одной только натуральные компоненты, а в «ивановской» соя, непонятное растительное масло… Да, наша колбаса дороже. Посмотрите сами, сколько на рынке стоит килограмм мяса, десяток яиц и литр молока. Зато лично я знаю, что если ее моя же внучка съест, все будет нормально. Уверен в этом.

Для меня здесь очень важный показатель: на мясокомбинате и в собственной торговой сети заняты около 500 человек. И все они берут нашу колбасную продукцию. Мы не разделяем - это для продажи своим работникам, особенным людям, а это для всех остальных. У нас все люди, все покупатели - особенные.
И все 20 лет мы держим эту марку.

- Тогда почему вашу колбасу нечасто встретишь в магазинах? Насколько я знаю, у вас только собственная торговая сеть. Наверное, дело в сроках хранения?

- Современные технологии позволяют удлинять срок годности продукта и без использования химикатов. Возьмем свежее охлажденное мясо и упакуем его в специальной газовой среде, никаких консервантов не нужно, консервируется за счет содержания в воздухе углекислого газа. Сроки мы стараемся выдерживать по технологии. Но главная причина, по которой мы не работаем с сетями, - они диктуют условия, по которым им комфортно работать, а нам, поставщику, нет. Поэтому и создали собственную торговую сеть.

Сегодня по Краснодарскому краю работает около 115 павильонов. Понятно, что не всем кубанцам удобно за продуктами ехать на рынок, где обычно стоят наши павильоны, во многих городах и уже станицах развиваются магазины шаговой доступности. Мы стараемся расширять сеть там, где это возможно, и искренне благодарны всем, кто покупает нашу продукцию, выбирает качество и натуральные компоненты.


Фото автора

  • Платан Южный
  • novostroi-ki
  • Агентство деловых коммуникаций