• Mice Forum Sochi
  • Продажи и маркетинг 2017
  • туристическая выставка

Василий Комлацкий: Казачеству веры больше

Василий Комлацкий: Казачеству веры больше

Атаман казачьего войска, неподконтрольного кубанской власти, о жизни, горцах и дефиците доверия к полиции

Помимо официального Кубанского казачьего войска, пользующегося преференциями и благорасположением краевых властей, в регионе действует Всекубанское войско – это организация нереестровых, или, как они сами себя называют, общественных казаков. Чем отличаются эти структуры? Как нереестровое казачество относится к инициативам губернатора Александра Ткачева по патрулированию улиц вместе с полицией и миграционной службой? Если реестровые казаки сидят на «бюджетной игле», то кто содержит их общественных собратьев?

- Василий Иванович, действительно, в чем принципиальная разница между реестровым и нереестровым казачеством? Есть ли она вообще?

- В глобальном плане различий нет – мы, как и реестровые казаки, возрождаем традиции и культуру кубанцев, готовим призывников. По сути мы занимаемся тем же, но без командных окриков из администрации. У нас более традиционный, а значит, демократичный казачий уклад. Не секрет, что на кругах в Кубанском войске атаманов порой выбирают не по качествам человека, а по указке сверху. И при Владимире Громове (атаман Кубанского казачьего войска в 1990-2007 годах, ныне депутат Законодательного Собрания Краснодарского края – прим. ред.) так было, и сейчас.

Всекубанское войско работает по законодательству об общественных организациях, а реестровое казачество ближе к администрации и зарабатывает за службу деньги. Мы, как структура, бюджетных средств совсем не получаем. Если честно, это досадно – ведь наши казаки также готовы нести службу, но, чтобы попасть в дружину, им нужно зачисление в реестр. Не получаем мы денег и из-за границы. Когда пошла волна выявления «иностранных агентов», проверяли и наши счета, нарушений не выявили. Нереестровое войско содержится за счет пожертвований самих казаков, помощи наших сторонников.

Вместе с народом

- Василий Иванович, на прошлой неделе губернатор Александр Ткачев одобрил создание еще 270 ставок для казаков, которые вместе с миграционной службой будут проверять места проживания иностранных рабочих. На ваш взгляд, почему государство все больше нуждается в общественной, казачьей поддержке? Ведь не только на Кубани, но и в других регионах уже появились патрули в папахах?

- Почему милицию переименовали в полицию? Прежде всего произошла утрата доверия населения. Чуть ли не каждый день новостные ленты рассказывают, как сотрудники МВД в том или другом регионе совершают преступления. Поэтому и стали привлекать казачество! Чтобы казаки и полиция присматривали не только за общим порядком, но и друг за другом.

Сейчас прямо говорят о недоверии к ФМС – эта служба не справилась с объективной оценкой миграционных процессов, контролем над притоком иностранных рабочих, перемещением мигрантов внутри страны. Поэтому губернатор делает правильно. Среди казаков правонарушений на порядок меньше, чем в общей массе жителей. Это свидетельствует о воспитании, преданности делу, православной вере. С другой стороны, привлекая казаков, мы подключаем и общественность. Потому что казачество от народа, в отличие от некоторых аппаратчиков, не оторвалось.

Казачий край

- Значит, бюджетных вливаний у вас нет. Чтобы войти в дружину, нужно записаться в реестр. А чем же занимается ваша организация? Где находит поддержку?

- Люди, когда видят, что инициатива исходит не из администрации, не по разнарядке сверху, более охотно откликаются, бережнее относятся к созданному. Например, несколько лет сотрудничаем с военкоматом Тбилисского района, проводим в карьерах стрельбища с будущими призывниками. Символично, что один из военкомов района - полковник Борисов, уйдя в запас, стал заместителем нашего районного атамана. Нереестровые казаки начинали Гречишкинские поминовения, которые сегодня приобрели региональный статус. Это мероприятие посвящено командиру казачьей сотни Андрею Гречишкину, который вел бой с напавшим на них отрядом из более 700 горцев. Мы нашли потомков отважного казака, установили памятник. Месяц назад в Каневском районе прошел казачий праздник с джигитовкой. Там также поминали настоящего казака – полного Георгиевского кавалера Георгия Левченко. В 1918 году он возвращался домой с фронта и был убит революционерами-люмпенами. Вся станица вышла попрощаться с героем, его похоронили в ограде храма. Как после таких примеров можно говорить, что Кубань не казачий край? Она остается казачьей землей и сегодня. Это наша история, лицо региона, которое должно быть у любой территории.

Мир нужен всем

- На ваш взгляд, казаки и кавказцы могут мирно уживаться на одной земле?

- Горским народам нужно честно признать, что эта земля – российская. Давайте все признаем подписанные нашими предками после долгих кавказских войн соглашения. Если без конца поднимать тему межнациональных конфликтов, то они продолжат бурлить, не дадут стабильно развиваться многонациональному Югу России.

Лучше вернуться к периоду куначества – дружественных отношений и разрушению
межэтнических барьеров. Еще до революции мы стали кунаками. Кубанцы приняли кавказскую черкеску как удобную и красивую парадную форму и в знак уважения к жителям Кавказа. Мирное сосуществование наших народов не только возможно, но и жизненно необходимо.

- Василий Иванович, на ваш взгляд, в будущем реестровые и нереестровые казаки смогут объединиться? Ведь перед современным обществом стоят куда более серьезные проблемы, включая ту же бесконтрольную миграцию, которые можно решить только вместе.

- Я смотрю на другие общественные организации, например, ветеранские, и вижу – нельзя запрячь всех в одну телегу. Видимо, необходимо существование отдельных структур, которые бы в масштабах края координировались, работали сообща. На низовом, хуторском и районном уровне между нашими казаками нет противостояния – они встречаются на праздники, вместе выходят в патрули, участвуют в памятных и культурных мероприятиях.

  • Платан Южный
  • Агентство деловых коммуникаций
  • novostroi-ki