• Астахов

Песнотворец

Песнотворец Виктор Захарченко - о казачьей душе и славе, женской красоте и ревности, призвании и счастье

Накануне 75-летнего юбилея Виктора Гавриловича нам удалось побывать на репетиции Кубанского казачьего хора. Дирижировал сам Захарченко. Бодро и вдохновенно. Вся гамма переживаемых от музыки и пения эмоций отражалась на его лице и кончиках пальцев. Его ладони гладили и рубили воздух, а пальцы трепетали, словно бабочки. На губах сияла легкая улыбка, он прикрывал глаза в истоме - и весь растворялся в нежной проникновенной кубанской мелодии. В перерывах между пением отпускал комплименты красавицам-казачкам, шутил и острил. А после охотно согласился дать интервью «Юг T imes». И не просто отвечал на вопросы. Читал стихи и молитвы, пел и даже аккомпанировал себе на белом рояле.

Говорили долго и душевно на разные темы. И из всей беседы выбрали главные мысли главного человек а Кубанского казачье­го хора. 

О ЖЕНЩИНЕ И МАТЕРИ

Всю жизнь нас окружают женщи­ны. Неважно, блондинки они или брюнетки. Для меня женщина - во­площение доброты и нежности. И, конечно, важно личностное на­чало. Чем ярче личность, тем она индивидуальнее - хоть в искусстве, хоть вне его. Отношение мужчины к женщине идет от матери. Моя мама была сверхнежным челове­ком. Нежность, которая идет от мамы, и составляет женскую сущ­ность. Даже если ты стар, все равно хочется положить голову на колени матери.

В Сибири у меня друг живет - на­родный артист, старик, убеленный сединами. У него еще мама жива. И когда он подходит к ней, мать его гладит по голове: мой хороший, мой маленький… И ему нужна ла­ска, пусть он даже и сед.

…Семья, по нашим казачьим обыча­ям и обрядам, создается не просто так. Продление рода человеческого - главная ее задача. Раньше, когда свадьбы играли, в выборе пары уча­ствовали родители жениха и неве­сты, бабушки и дедушки. Старики говорили, на ком жениться. Чтобы брак не был случайным и не при­нес горя семье, развода. Ибо тради­ционная культура в целом стоит на защите этноса.

О НЕЖНОСТИ И ТАЛАНТЕ

Нежность отражается и в пении. В моей жизни было очень много женщин, с которыми я пел, писал для них. В Сибирском народном хоре, где я работал главным хор­мейстером, была солистка Галина Меркулова с необычайно нежным голосом. Я написал для нее несколь­ко песен: «Девичья песня», «Деви­чьи страдания», «Иванушка». Они имели потрясающий успех. Песни были спеты настолько задушевно, настолько искренне, что зрители просто не отпускали нас со сце­ны. Заставляли повторять снова и снова.

Женское исполнение отличается глубиной и интимностью, но не плотской, а одухотворенной. Над певицей парит дымка светлости, веришь каждому ее слову. Мужчи­ны не могут сымитировать жен­ский трепет, тот, который передает­ся зрителям…

Когда я пришел в Кубанский каза­чий хор, судьба мне послала талант­ливейшую Марину Крапостину с ее трагической судьбой. Прожила она всего 30 лет. Проработала в хоре 4 года. С учетом того что уходила в де­кретный отпуск, занимался я с ней очень мало, наверное, около года. Но забыть ее пение невозможно. Когда пела, держала зал в оцепенении.

Для Марины я написал много пе­сен. О предательстве, которая она, к сожалению, испытала. Супруг оставил ее с маленьким ребенком… Я давал ей песни, вчитывался в их смысл, и песни эти оказывались пророческими. Вот она пела «Солн­це низенько, милый гуляет с дру­гой...» Песня кончается тем, что женщина эту измену не вынесла. Милый возвращается к ней, а она поет: «Не надо, мое сердце уже под землей…» Так случилось и в судьбе Марины.

Когда она ушла из жизни (рак!), у меня было потрясение. Я думал: как же так?! Я написал для нее столько песен! Никто, кроме нее, их не спо­ет!..

И вот как-то приезжает к нам груп­па из Украины. Выходит девушка и объявляет: «Песня посвящается памяти солистки Кубанского каза­чьего хора Марины Крапостиной». Как запела! И вижу: это же моя Ма­рина! Так и оказалось: ее тоже зовут Марина. Только Гольченко. Вот так один талант сменился другим.

В хор все время приходят таланты. Таланты неисчерпаемы. Конечно, казачьих мужских песен значи­тельно больше. Но без женских Ку­банский казачий хор представить нельзя.

О РЕВНОСТИ

Ревность - чувство очень эгоистич­ное. Ревнителю кажется, что он так любит. Но ревность завязана на любви к себе. Главное за этим - самолюбие, гордыня, тщеславие. Чувство это эгоистичное и страш­ное. Незаслуженно обижает любимого человека. В 99% у мужчины или женщины в голове развивается просто больная фантазия.

Конечно, и я, и моя жена тоже не могли избежать подобных чувств в молодости. Но если любишь, поче­му не порадушься, что она счастли­ва с другим?

О гениях

Часто задумывался над тем, какие общие черты у всех выдающихся личностей - художников, артистов, музыкантов? Оказывается, гении, создав мировые шедевры, не успо­каивались на этом. Гоголь написал второй том «Мертвых душ» и сжег его. Толстой 7 раз переписывал «Во­йну и мир». Откройте первую ре­дакцию, которая была написана не менее гениально, чем другие. Кто его заставлял переписывать? Однако гений, сделав шедевр вы­сочайшего качества, видит, что он еще несовершенен. Можно чуточку улучшить. И чуточку прибавить. И конца этому нет. Вот что главное. А теперь возьмем других: тех, кто любуется своими собственными сочинениями - это середнячок. На­писал я песню, похлопали мне за нее, «браво!» прокричали. Но есть Чайковский и Шаляпин - вот какая высота! Как я буду говорить о себе «великий»? Великие они! Ни в коем не отношу себя к гениям. Но тот скромный дар, которым на­делил меня Господь, стараюсь раз­вивать.

О МИССИИ

Каждого из нас Бог наградил та­лантами. Наша обязанность уви­деть их и распорядиться ими пра­вильно. Мое скромное дарование - не самое главное, без которого мир остановился бы, не будь его. Это способность к тому, чем зани­маюсь, - традиционная культура, народные песни; записывать их, расшифровывать, издавать сборни­ки, обрабатывать, собирать людей, разучивать эти песни. Мне дал Го­сподь руководить Кубанским каза­чьим хором. И другая должность, хоть самая высокая в стране, мне не нужна. Другие должности требуют других талантов.

Песни я пишу так. Открываю сти­хи - и… рождается мелодия. Стихи должны быть глубокими, касаться жизни и судьбы народа и быть по­лезными для людей. И вот песня на­писана. Как ее принимает зритель? Публика всегда очень объективна. Необъективна та, которая приходит бесплатно, с цветочками. Вы будете петь хорошо или не очень - они все равно похвалят и цветы преподне сут. А я считаю: платно приходите, возмущайтесь, если не нравится. А если концерт затянулся и зрители даже слезу пустили, значит, я не зря живу на этой земле.

О ПУТЕШЕСТВИЯХ И ВОСПОМИНАНИЯХ

В детстве я мечтал странствовать по свету. Зачитывался романами Жюля Верна. Хотел побывать везде и всюду. Мечты мои исполнились. Кубанский казачий хор проехал по всем континентам. Не добрались только до Северного и Южного по­люсов.

Да, мы гастролировали по всему миру. Но где бы я ни был, какие бы красоты ни видал, возвращаясь до­мой, понимал: пусть у нас нет за­граничного лоска, но это наше все, родное.

Впечатлений с собой из поездок привозили море. В Сан-Ремо как-то проходил знаменитый фестиваль. 31 декабря в 23.00 наш хор открыл первое отделение. А ровно в полночь начинается второе. И тут выходят празднично одетые девушки, пред­лагают всем шампанское… Бьют часы, мы поднимаем бокалы за но­вый год и начинаем петь!

…Не забыть и встречи, которые были в Австралии. Мы находились там несколько месяцев. Объездили 16 штатов. Во всех давали концерты. Встречались с эмигрантами...

А вот в Японии, как правило, кон­церты проходили в больших спор­тивных залах, вмещающие 5-10 ты­сяч зрителей. Помню, как поразила нас огромная очередь на концерт Кубанского казачьего хора!..

Кстати, японцы заходя на концерт, снимают обувь. Зал расчерчен на клетки краской и каждый знает, где его место. Представляете 10 000 тапочек в зале? Хочется весело тол­кнуть их, перемешать: ищите-ка ваши тапочки! Концерт заканчива­ется. Все свои тапочки надевают и уходят. А если нас заставить разуть­ся на концерте? Для нас это экзоти­ка, а для них образ жизни.

Помню много лет назад мы пели: «…русские с китайцами братья на­век, Москва - Пекин». Это когда у нас хорошие отношения с Китаем были. А после 30 лет затишье было. И вот наш хор первым решить по­ехать к ним с концертом. Привел я в Кубанский хор китайца, с кото­рым мы выучили их песни. При­ехали в Китай. А популярна песня: «Ой, цветет калина...» Запели - зал загудел в истоме. А после спели ки­тайскую и поразили всех произно­шением. О БОГАТСТВЕ И ОЛИГАРХАХ

Мои песни не приносят мне каких- то материальных дивидентов. Вот Бабкина для финального концерта купила песню за десятки тысяч долларов. Кто-то ей написал. «Го­споди, чтобы я за песню десять ты­сяч баксов попросил?!» У меня нет недвижимости на каких-нибудь Канарских островах. И я не могу представить, что я поеду туда, при­хвачу с собой какую-нибудь девку, заховаюсь… Это не моя жизнь. Жить ради денег для меня безумие. Если человек занимается бизнесом и у него есть искренне желание куда-то вложить, например, храм постро­ить, это замечательно. Если деньги направлены на пользу людям, тогда есть в этом смысл.

А если для личного утешения? Ког­да олигархи покупают зарубежные клубы или жируют в «куршавелях», это вызывает у людей озлобление. В традиционной культуре нет тако­го, чтобы богач одержал победу над бедняком. Олигархи должны пом­нить: в русских песнях или сказках всегда побеждают только бедные, то есть народ. Поэтому непременно в культуру, так же, как и в искусство, надо вкладывать средства. Ибо культурный человек значит «высо­конравственный» - тот, кто созида­ет добро. По моему глубочайшему убеждению, культура, а тем более традиционная народная, должна занимать одно из самых первых мест.

О СЛАВЕ И УСПЕХЕ

Первая и самая дорогая моя награ­да - победа Кубанского казачьего хора в 1975 году на первом Всерос­сийском смотре-конкурсе государ­ственных русских народных хоров. Где абсолютно неожиданно для всех мы заняли первое место и зва­ние лауреата. Тем более я тогда был единственный художественный руководитель, не имевший ника­ких званий. Скромный хормейстер, приехавший с государственным Сибирским хором. Хор был в кри­тическом состоянии - творческом и экономическом, когда я пришел. Не было худрука. Многие соли­сты разъехались. И тем не менее в короткий промежуток время мы смогли подготовить программу, поехать на конкурс. И вернуться с триумфом.

Успех пришел потому, что я со­знательно шел к своей цели. Я себя готовил. У меня не было другой мечты - только хор. «Одна, но пла­менная страсть», как Лермонтов го­ворил. И хор - это главная награда. К наградам отношусь очень спокой­но. С моей точки зрения они только за достойные дела. У каждого по- настоящему творческого человека есть желание что-то создать - спеть, сплясать, написать книгу. А не во­прос: что мне за это дадут?

Секрет успеха очень прост: надо усердно служить своему делу. Для этого нужно понять: а какое оно, твое дело? В чем твое призвание? Как верующий человек, считаю, что призвание - это свыше, от Бога. Мое дело - традиционная народная культура вообще, и Кубанский каза­чий хор - крест, который я с досто­инством и радостью несу десятки лет. И успех хора зависит именно от того, что мы осознанно служим своему делу. И делаем это не только ради денег.

О КАЗАЧЕСТВЕ

Вот вы спрашиваете, что нужно сделать, для того чтобы возродить казачество? Нужно много усилий. И не просто со стороны каких-то отдельных лиц, структур, а от са­мого казачества и народа. Что та­кое казачество и каким ему быть - ответы на эти вопросы давно известны. Это история. И теперь от нас зависит, чтобы мы следо­вали тем традициям. Потому что смысл казачества заложен в на­шей вере. Казаки всегда служили православию. И потому в народ­ных песнях, в народной культуре - заповеди, как жили казаки. Это назидание, как жить потомкам. Если изучать традиционную куль­туру, то и мы станем на этот путь. Возрождение казачества зависит от многих составляющих: положе­ния в мире вообще и положения России в частности. И понимания того, что страна наша переживает не такое простое время, взять тот же кризис. А если с точки зрения духовной, то апокалипсис уже действует. Поэтому не учитывать это состояние нельзя.

Дети не знают подлинную исто­рию, учебники неправильные. Но терять надежду нельзя, достижени­ям, даже тем, что есть, надо радо­ваться и наращивать дальше духов­но-нравственную культуру.

О СЧАСТЬЕ

Однозначно считаю себя счастли­вым человеком. Потому что испол­няю ту миссию, которая предна­значена мне Господом. Я носитель фольклора, родился в станице и до 17 лет не слышал никакой другой музыки. У меня были выдающиеся учителя в области дирижирования, хоровой музыки и фольклористики. Моя мама, друзья, те люди, от кото­рых я записывал народные песни... Всю жизнь Бог посылал мне добрых людей. Я обязан и чиновникам, и предпринимателям, и всем, кто поет в моем хоре. Это через их го­лоса я выражаю те мысли, которые меня волнуют.

Меня трижды приглашали худо­жественным руководителем хора Пятницкого с предоставлением квартиры в центре Москвы и дру­гими благами. Я ответил: «Если Господь даст мне даже три жизни, я не успею сделать все для Кубан­ского казачьего хора». Я счастлив тем, что в своей жизни шел всего в одном направлении. Записывал народные песни: в Сибири, на Ку­бани. Издал массу сборников. Це­лые тома.

ИТОГИ

75 лет - возраст не просто старца. А старца, убеленного сединами. Когда я пришел в Кубанский хор, не знал его истории, не знала и Кубань. От­дельные сведения были, но держа­лись в архивах под большими зам­ками. И вдруг я узнаю, что хор наш существовал еще до революции, а вовсе не родился в советское вре­мя, как тогда пропагандировали. Я очень рад, что мне удалось вернуть несправедливо забытую историю Кубанского казачьего хора. Возро­дить этот хор и утвердить имя его. И вот мы отметили уже 200 лет. Это было на моем веку. Но точка еще не поставлена.

Я должен издать еще много сборни­ков традиционной народной пес­ни. Ход жизни неумолим, человек живет от рождения к старости и к смерти. Я это понимаю и уже сегод­ня готовлю себе смену. Я уйду, но никогда не уйдет из жизни Кубан­ский казачий хор.



  • Агентство деловых коммуникаций
  • novostroi-ki
  • Платан Южный