• Астахов

Василий Комлацкий: «Будет средний класс на селе - люди не возьмутся за вилы»

Василий Комлацкий: «Будет средний класс на селе - люди не возьмутся за вилы»

Краснодар, 15 сентября – ЮГ Times, Никита Серебренников. Прогремевший на всю страну «поход» кубанских фермеров в Москву поднял целый пласт проблем, многие из которых тянутся еще с начала 90-х, когда после развала колхозов поля распределяли между их бывшими работниками. Часть острых вопросов при поддержке региональных властей и ОНФ решаются. Так, станичники смогли получить свои земельные доли в Ленинградском, Кавказском, Кореновском, Тбилисском и Динском районах. Для решения других вопросов требуются совершенствование законодательства и длительные судебные разбирательства.

Подводя итог «тракторному маршу», мы расспросили о реальных проблемах АПК и путях их решения заведующего кафедрой Кубанского государственного аграрного университета, профессора Василия Комлацкого. Наш собеседник также занимал посты директора краевого департамента сельского хозяйства и вице-губернатора, поэтому о ситуации в аграрной сфере рассуждает не только как ученый, но и как опытный управленец.

В поисках среднего класса

- Василий Иванович, комментируя ситуацию с «тракторным маршем» одному из федеральных изданий, вы отметили, что ключевая проблема фермерства - отсутствие ко-
операции…

- Мелким хозяйствам трудно конкурировать с агрохолдингами, потому что у нас в стране не появилось реальной кооперации, как в Европе. Там именно фермеры - главные производители сельскохозяйственной продукции, у них обширная сеть объединений по переработке, заготовке, сбыту, даже в банковской сфере. Так что в понятие «кооперация» входит целая инфраструктура.

Этим летом кубанские СМИ, в том числе «Юг Times», писали о намерении инвесторов построить в регионе зональные логистические центры. Это современное и действительно жизненно необходимое для отрасли АПК начинание. Громадные логистические центры стоимостью в миллиарды рублей нужны крупным торговым сетям. Но в той же Европе, откуда мы перенимаем опыт и где подобные центры зародились еще десятилетия назад, наряду с ними успешно действуют и малые логистические центры - оптовые и закупочные базы. Простой пример: у фермера 100 кур. Куда каждый день девать яйца? Стоять на рынке у него нет времени. Как реализовать мясо фермеру, у которого 100 кроликов? То же молоко напрямую у аграриев никто не принимает, молокозаводы не хотят возиться с теми, кто сдает надои от нескольких десятков коров. При этом ничего нового выдумывать не нужно, в Советском Союзе система потребкооперации работала. Даже я помню, как, будучи школьником, сдавал в заготконторы куриные яйца, косточки абрикосов, фрукты. Но в 90-е она была напрочь развалена.

Убежден, что именно из-за отсутствия таких закупочных баз и захлебнулась предложенная властями несколько лет назад инициатива по развитию альтернативного животноводства. Одно дело - декларировать ее с высоких трибун, а другое - создать инфраструктуру для реального развития.

- Получается, властям легче работать с крупным бизнесом, чем с десятками мелких хозяйств. И не только в АПК, но и в других отраслях экономики.

- Выходит так. Действительно, с крупным бизнесом работать легче. Пришел один хозяин, и чиновники решили с ним текущие вопросы. Легче собрать налоги с одного предприятия, чем с десятка небольших.

Но президент Владимир Путин не случайно говорит о необходимости развития именно среднего класса на селе. В западных странах большую часть продукции производят как раз небольшие фермы. В Швеции средний размер фермерского хозяйства - 44 га, при этом оно занимается животноводством. Агрохолдинги там составляют меньшую часть. У нас же наоборот - большинство земель в руках крупных предприятий.

Фермеры, работающие на земле с девяностых годов, и есть средний класс на селе. Они создают стабильное социально-политическое положение, ведь если будет большой разрыв между богатыми и бедными, народ возьмется за вилы. К сожалению, таких аграриев на Кубани немного. Они как раз между агрохолдингами и селянами, которые за мешок картошки продали свои паи. Кстати, имущественные паи - долю от колхозных ферм, элеваторов, тракторов - никто не получил. Ни копейки. Все было разворовано руководителями колхозов и совхозов. Сами хозяйства были неизвестно как обанкрочены, но директора бедными не остались.

Обсуждение не решит проблем

- Как вы расцениваете недавний «тракторный марш»? Чем, на ваш взгляд, он был вызван?

- Я не поддерживаю подобные протестные акции. За ними стоит желание попиариться, показать себя, а не проблему. Вполне возможно, что такая акция была кому-то выгодна, ведь стоило ее проведение не один рубль… В то же время нельзя не признать, что на районном уровне существует немало проблем, которые местными чиновниками затягиваются.

Конкретный пример - три года назад я пытался помочь фермерам из Курганинского района получить под кролиководческую ферму два гектара земли. Ничего не вышло. В администрации нас месяцами водили за нос. А в позапрошлом марте СМИ сообщили, что начальник муниципального управления сельского хозяйства пойман на взятке в 1,5 млн рублей. Комментарии излишни. Не президент, не губернатор, не «Единая Россия» стали виновниками конкретной проблемы, а отдельный чиновник, который в конце концов и погорел на взятке. Такие примеры есть по многим территориям.

Что мешало фермерам озвучить свои вопросы раньше? Да то, что местные чиновники как огня боятся независимой, неподконтрольной им силы, которая сможет поднимать проблемы на краевом или федеральном уровне. Это особая бюрократическая психология, трясущаяся от любой инициативы снизу, - раз она исходит не от администрации, значит, неправильная. Здесь большая ошибка. И хорошо, что губернатор Вениамин Кондратьев сегодня проводит встречи с общественностью, обсуждает конкретные проблемные ситуации.

- То есть между властью и фермерами была нарушена коммуникация?

- Ну а кто бы озвучивал проблемы фермеров на уровне Краснодарского края? Есть Кубанская ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов. Многие годы ее возглавляет Виктор Сергеев. Почему именно эта общественная структура, призванная представлять интересы фермеров, не поднимала их проблемы? Почему сами активисты, поехавшие маршем в Москву, не обратились туда? Вероятно, потому, что авторитета у организации нет. Как и реальных дел.

Власть сделает большую ошибку, если спустит ситуацию на уровень «карманных» общественников, а не тех, кто имеет свое мнение и не боится его озвучивать. Кулуарные обсуждения никому не прибавят авторитета, и самое главное, они не решают проблем. Дайте людям выговориться, выпустить пар - услышьте их и, может быть, увидите рациональное зерно. Но, начиная с самого низового уровня, отдельные чиновники стараются замалчивать проблемы. До губернатора они доходят, только когда уже, фигурально выражаясь, костер разгорелся и дымом запахло на всю страну. Нужно признать - у власти и фермеров не было средств коммуникации друг с другом.

Не хватает молока и пчел

- Перейдем к другой актуальной теме. Прошло больше двух лет, как в нашей стране заговорили об импортозамещении. Вы видите реальные подвижки в этом вопросе?

- Они есть. Стало больше птицеводческих хозяйств, свинокомплексов, увеличились площади садов. Но, опять же, это все за счет крупных холдингов. Стране остро не хватает молока, которое рекой течет к нам из Белоруссии. Даже министр сельского хозяйства Александр Ткачев говорит, что России нужно более миллиона коров. Почему бы не развивать в этом случае небольшие фермы? В Голландии средняя ферма - всего 20 коров, но именно такие хозяйства поддерживают всю отрасль.

Еще одна проблема, о которой почти не говорят. В последние годы остро проявилась потребность в пчелах, необходимых для опыления урожая. За счет этого насекомые дают в 150 раз больше дохода, чем за счет меда, прополиса и маточного молочка. Минсельхоз подсчитал, что из-за недоопыления растениеводство в Краснодарском крае ежегодно теряет около 6 млрд рублей. Что делают власти? Завозят шмелей из… Бельгии. Я не шучу - в Воронеже бельгийцы построили лабораторию и развозят их по всей стране. Так не пойдет. Это же не космический корабль, даже не автомобиль, а пчелы! Почему их поголовье, по сравнению с 1990 годом, уменьшилось на Кубани в четыре раза? Этим вопросом также нужно заняться. Опыление пчелами повысит урожайность того же подсолнечника от 15 до 40%. У нас высаживается 500-550 га подсолнуха, вот и подсчитайте, сколько теряется.

- «Сельское хозяйство дает хороший урожай зерновых, но зерно уходит в порты. А ведь можно перерабатывать и у себя. Должны быть экономические дивиденды. Если вывозят зерно, почему его вывозят? Почему работаем по старинке?» - в прошлом году акцентировал внимание Вениамин Кондратьев…

- И с его позицией нельзя не согласиться. Сегодня фуражное зерно в Краснодарском крае некому съедать - нет достаточного поголовья. Поэтому и продают за границу. Там им откармливают животных и птицу, которых потом в виде тушек и колбас везут в Россию. Фактически сегодня мы развиваем западного фермера, западное животноводство. Продаем при этом даже не комбикорм, а зерно. Его перерабатывают уже на их предприятиях. Далее, погубив животноводство, оставляем за рубежом и колоссальное количество органических удобрений. Каждая свинья дает около тонны навоза, корова - до полутора тонн. Мы потеряли примерно 5-6 млн тонн органических удобрений только из-за снижения кубанского поголовья. При этом продолжаем выращивать пшеницу, ячмень, другие культуры, а химикаты для них везем тоже из зарубежья.

Кто зарабатывает на АПК?

- А что, на ваш взгляд, нужно для того, чтобы хозяйства занялись животноводством? На нем же не заработаешь сверхприбылей, как на экспорте зерна.

- Необходимо прежде всего жесткое волевое политическое или административное решение. Нужно спросить с фермера, который взял 5 тысяч га земли, причем и из государственного фонда перераспределения, почему он не разводит коров. Потому что, вырастив зерно и продав его за границу, он получит до 300% барышей. Но развитие животноводства - государственная стратегическая задача. Это интересы страны.

Побудить наращивать поголовье можно традиционным методом кнута и пряника. Губернатор Вениамин Кондратьев уже озвучил - тем, кто занимается животноводством, будут увеличены бюджетные доплаты. Но этого мало. Нужно еще жестко спрашивать с тех, кто берет в аренду тысячи гектаров и не строит фермы. Такие договоры нужно волевым решением разрывать.

- Какие направления развития кубанского АПК вы видите в ближайшей перспективе?

- Прежде всего семейные фермы, под которые нужно создавать инфраструктуру, заготовительные малые логистические центры, перерабатывающую и реализующую продукцию сеть. Причем на кооперативных началах. Ведь любой бизнес стоит на четырех китах: нужно что-то произвести, переработать, реализовать и получить за это деньги.

Отсутствие кооперации мешает сегодня нормальному экономическому развитию небольших хозяйств. Всю продукцию: и овощи, и зерно, и животноводческую - у них скупают оптовики по бросовым ценам. По пути от фермы в магазин цена молока вырастает в четыре раза, те же арбузы оптовики приобретают на бахче по 5-6 рублей. А на рынке они стоят же по 13-20 рублей. И зарабатывают на этом вовсе не сельхозпроизводители.



Следите за новостями ЮГ Times

в Facebook на русском языке https://www.facebook.com/yugtimes/

и на английском языке https://www.facebook.com/kubanforeigners/

в Twitter https://twitter.com/YUGTIMES


  • Платан Южный
  • novostroi-ki
  • Агентство деловых коммуникаций