• Влад Завадский

Анна Минькова: «Главное - сократить пропасть между обществом и властью»

Анна Минькова: «Главное - сократить пропасть между обществом и властью»

Заместитель главы региона о сложной ситуации в краевой медицине и важности первичного звена, детсадах и коррупции в системе образования, этнопроектах и своих учителях.

Здравоохранение, образование, коммунальная сфера - это те вопросы, с которыми каждый из нас сталкивается ежедневно. Если приходится платить за охрану в школе, или врач хамит, или вода из крана течет, то виноватыми неизменно становятся власти. И в этом есть доля истины. Но во многом виноваты мы сами. О сегодня и завтра социальной сферы Краснодарского края «Юг Times» рассказывает вице-губернатор Кубани Анна Минькова.

- Анна Алексеевна, вы очень успешный и известный журналист. При этом, безу-словно, имеете и богатый управленческий опыт. Однако уровень ответственности за принятие решений на прежнем месте работы и нынешнем несопоставим. Когда поступило предложение от Вениамина Кондратьева поработать в одной команде, не опасались ли уходить на повышение, не было мысли: «А вдруг не справлюсь?»

- Не льстите мне. Еще нахожусь в таком приятном положении, когда не все знают о том, какую должность занимаю. Совершенно спокойно могу передвигаться по городу и вести привычный образ жизни. Нет, наверное, людей, которые в одночасье меняют свою жизнь и ни о чем не думают. Я не исключение... Разумеется, страшно. Не скрою, что до сих пор волнуюсь и боюсь с какими-то вещами не справиться. Ответственность гигантская, бюджеты маленькие, но задачи нужно выполнять. Был период, месяца полтора, когда по утрам подходила к зеркалу и говорила себе: «Стоп... ты вице-губернатор, соберись!» В принципе главное изменение произошло в личном плане: в моей жизни стало меньше семьи, работа отнимает почти все свободное время.

- Скажите, какой опыт работы на телевидении оказался для вас наиболее полезен сегодня, когда вы стали одной из самых заметных и влиятельных персон в верхнем эшелоне региональной власти?

- Да, опыт, полученный в прежние годы, очень пригодился. Считаю, что повезло с наставниками, их было много. Например, азбуку тележурналистики я постигала у заслуженного кубанского журналиста и писателя Владимира Рунова, в дальнейшем работала пресс-секретарем мэра Краснодара Владимира Евланова, пресс-секретарем губернатора Александра Ткачева - они стали не просто руководителями, но и учителями.

 

Проблемы возникли не вчера

- Вам пришлось проводить тотальную ревизию ведомств, которые курируете. Так ли все плохо на Кубани, как пишут об этом некоторые СМИ? В каком состоянии, на ваш взгляд, сейчас социальная сфера региона?

- Я против огульной критики, обвинений. И в то же время не приемлю сахар и льющийся елей. Предпочитаю золотую середину. Можем что угодно говорить о себе: как многого добились, приводить блестящую статистику побед. И не погрешим против истины. Если сравним наш регион с соседними, то быстро обнаружим, каких высот за последние десять лет достигла Кубань. Но когда наша социологическая группа выходит на улицу и приносит данные о 80% недовольных жилищно-коммунальным хозяйством, ростом цен, медициной, образованием и далее по списку, понимаем, что между властью и населением - бездна. На мой взгляд, наша главная задача - сократить эту пропасть между общественным мнением и краевой властью. Найти точки cоприкосновения.

Недавно я побывала в Приморско-Ахтарском районе. Уезжала оттуда с тяжелым осадком. Было не очень приятно, потому что проблемы, которые там есть, возникли не вчера и даже не при предыдущей команде. Например, Дом культуры в станице Ольгинской 1924 года постройки, в здании никогда не было капитального ремонта. Картины упадка: снаружи вроде ничего, но внутрь лучше не заходить. Полы провалены, потолки провисают, в единственной целой комнатушке репетирует хор бабушек, им аккомпанирует дедушка на гармошке. На то, чтобы привести здание в порядок, нужно 25 миллионов рублей. С одной стороны - деньги вроде и небольшие, но таких сельских клубов по краю сотни. В нынешнем году в краевом бюджете не предусмотрено на ремонт ДК ни копейки!.. Недавно решила поучаствовать в коллегии министерства здравоохранения края. Показатели по смертности в России резко выросли. Президент Владимир Путин держит эту проблему на особом контроле. Считаю, что исправление демографической ситуации в стране - личная заслуга главы государства. И вдруг все возвращается на круги своя - снова проблемы.

Причин масса. Среди них есть, конечно, экономические, но имеются и чисто профессиональные, медицинские. У нас первичное звено все «просело». Я говорю даже не о небольших участковых больницах и фельдшерско-акушерских пунктах, а о крупных районных центрах. Визуально в большинстве из них - бардак. Для того чтобы навести порядок, не нужны даже деньги. У меня сложилось впечатление, что в муниципальные ЦРБ человек приходит не лечиться, а умирать. Если честно, я не сторонник каких-то кардинальных кадровых решений, но считаю, в таком виде, как сейчас, краевую медицину оставлять нельзя.

 

Целевой набор как панацея

- В редакцию звонят люди из районов и жалуются, что в местных поликлиниках им отказываются давать направления в краевые медцентры. Как быть?

- На самом деле это проблема не краевой больницы, а поликлинической сети, которая почему-то отказывает. Поликлиническая сеть - это то самое проблемное первичное звено. На этом уровне должны ставить правильные диагнозы, а если не могут - немедленно отправлять уровнем выше. У нас в поликлинику может приходить человек со второй, третьей, четвертой стадией рака. И только когда он начинает умирать, ему дают желанное направление.

Главная проблема здесь - кадровый голод, отсутствие квалифицированных специалистов. В крае на одного участкового приходится 6-7 участков. Он просто физически не справляется с этой работой. Все бегут из малых сел в более крупные населенные пункты, где инфраструктура лучше, нагрузка поменьше. Как заставить специалиста задержаться? С сентября повышаем зарплаты первичному звену: врачам - на 6 тысяч рублей, медперсоналу - на 3 тысячи. Изыскали такую возможность, хотя денег в бюджете - кот наплакал. В нашей семье тоже произошла трагедия, на мой взгляд, по обычному медицинскому недосмотру. Свекор два года ходил в поликлинику с кишечными коликами, пил назначенные лекарства, а потом оказалось, что у него рак в последней стадии, когда уже ничего сделать нельзя. Словом, все прелести муниципальной медицины я испытала на личном опыте.

- Есть ли выход?

- Проблему можно решить только одним способом: усилить первичное звено. Как это сделать? В первую очередь - целевым набором. Студент медицинского вуза учится шесть лет. На него тратятся огромные бюджетные деньги, а затем он говорит: «В село не поеду». Недавно столкнулась с девушкой, которая за годы учебы в Краснодаре успела замуж выйти, связями обрасти, быт наладить. Зачем ей в глубинку? Я ей говорю: «На тебя наложат штрафные санкции». Она отвечает, мол, накладывайте - я заплачу. И ведь заплатит. Потому что у нее место в частной клинике и зарплата в сорок тысяч рублей. А нам еще кого-то учить...

 

Краевой хоспис необходим

- Насколько печальна картина сегодня?

- В настоящее время в регионе работают более 18 тысяч врачей и 40 тысяч средних медицинских работников. Укомплектованность составляет порядка 61,3%. То есть дефицит кадров огромный - более 7 тысяч врачебных ставок и 9 тысяч - для среднего медицинского персонала. В Армавире, Приморско-Ахтарском и Новокубанском районах укомплектованность еще ниже - 47-48%. Есть и более успешные в этом плане муниципальные образования - в Выселковском и Динском районах показатель 82%, в Новороссийске - 71%.

При острой нехватке медработников некоторые районы не предоставили ни одной квартиры для приглашенных врачей. А ведь на Кубань активно едут со всей страны, в том числе и медики. В прошлом году они получили 104 служебных квартиры в Сочи, где жилой фонд остался после Олимпиады, в Темрюкском и Славянском районах - по одной квартире, в Армавире - десять квартир. Но в 70% муниципалитетов эту проблему вообще никак не решали.

- Недавно мы опубликовали материал «Хоспис вместо больницы», в котором речь шла о закрытии 4-й горбольницы в Краснодаре. Как развиваются события?

- Вопрос окончательно не решен. Я была на днях в этой больнице. Там действительно создано 30 хосписных коек. Но то, что увидела, никоим образом не соответствовало этому определению. Проблема в другом: на Кубани вообще нет хосписов. Есть один частный, но он в Северском районе. И там нет, например, УЗИ. Люди должны ехать в это учреждение не умирать, а лечиться. У нас все паллиативные койки разбросаны по больницам. И это неправильно. Что касается неврологического отделения, то все места совершенно спокойно можно распределить по другим медучреждениям. Думаю, 4-я горбольница - не то место, в котором должен быть хоспис. Однако ее нужно закрыть хотя бы на капитальный ремонт. Ведь современное лечебное учреждение - это не просто советская сетка-кровать, к которой подносят капельницу. Это и кислород, и подъемники - словом, вся необходимая инфраструктура.

 

Как «тушить» проблемы

- Не секрет, что в отношении высшего образования и средних школ у родителей масса нареканий: взятки, поборы... Как собираетесь решать эти проблемы?

- Жалоб по этой линии действительно поступает огромное количество. И знаете, не всегда можно в них разобраться. Потому что зачастую эти обращения анонимные. Каким образом реагировать на такую бумагу, если нам не известны ни имя, ни фамилия человека, в отношении которого нарушается закон? Да, есть и конкретные случаи, но все они известны и уже стали достоянием общественности. Мы не спускаем проблему на тормозах, а разбираемся с каждым прецедентом и, если нужно, принимаем жесткие, в том числе и кадровые, решения. Будем поступать так и впредь.

- Остро стоит в крае и проблема с детскими садами. Почему в одних районах ее решают, а в других - нет?

- В России здравоохранение и образование - полномочия муниципального уровня. Проблема детских садов возникла не вчера, все прекрасно понимали, что демографический взрыв потребует мест в детсадах. А они, напомню, в 90-х пустовали, и их тогда раздавали направо и налево под застройку и коммерческие проекты. Теперь хватаемся за голову. В крае есть районы, где проблема с нехваткой мест в детсадах решена полностью, но их всего два - Ейский и Каневской. В остальных муниципалитетах, особенно в Краснодаре, просто катастрофа. Из 22 тысяч детей от трех до семи лет, стоящих в краевой очереди, более 10 тысяч живут в кубанской столице. Город задыхается от количества приезжих, за последние годы он разросся, наплыв оказался гигантским. Такая же проблема уже и в краснодарских школах. Например, в образовательном учреждении, где обучаются мои дети, есть классы, которые заканчиваются на букву «о», в ряде учреждений учатся в три смены, в то же время к 2020 году стоит задача полностью ликвидировать вторую смену. Через пять лет начнем «тушить» эту проблему? Нет, заниматься ею нужно уже сейчас и планово.

- Какие-то локальные успехи уже достигнуты на этом поприще?

- Ситуация действительно крайне сложная, и мы, в меру бюджетных возможностей, стараемся ее исправить. Говорить, что на краевом уровне ничего не делалось, тоже нельзя. За два предыдущих года на Кубани создано почти 23 тысячи новых мест в детских садах - больше, чем запланировано по «дорожной карте». В прошлом году на решение проблемы направлено более 3,3 миллиарда рублей, в 2015 году -  3 миллиарда. Этого недостаточно, ведь, как я уже сказала, в регион активно едут молодые семьи со всей страны. Только в 2014 году у нас родились 73,5 тысячи малышей. Нет другого пути, как до 2016 года закрыть актуальную очередь в детские сады. Выполним это за счет оптимизации пространства в действующих дошкольных учреждениях, групп краткосрочного пребывания, семейных детских садов. И все же саму проблему не закроем, поскольку помимо 22 тысяч детей от 3 до 7 лет у нас растет еще порядка 130 тысяч малышей до трех лет, которым скоро будут нужны места. Так что работа продолжится и после 1 января 2016 года.


«Атамань» без админресурса

- Недавно вы заявили, что выступаете «против продажи билетов по разнарядке и принудительных, по графику, культпоездок в «Атамань». Намерены ли организовать некую революцию, переоценку ценностей в сфере культуры?

- Если каждый день делать одно и то же, напрасно рассчитывать на новый результат.
С другой стороны, я понимаю, что предыдущей командой создан ряд проектов, которые иначе как ключевыми для региона не назовешь.

По «Атамани» мы убрали административный ресурс, теперь никого в этнографический комплекс «загонять» не будут. Практика показала, что проект прекрасно развивается и без чиновников, туристы туда охотно едут. Конечно, этностаница расположена не очень удобно, общественным транспортом или по пути на черноморские курорты туда не попасть. Поэтому, считаю, таких площадок должно быть несколько. Пока на уровне идеи, предложения обсуждается создание этностаницы на федеральной трассе рядом с Краснодаром. Город расположен в сердце региона, поэтому попасть в новый музей под открытым небом будет проще. Через краевой центр на побережье едут миллионы туристов, которые смогут посетить новый объект. Он должен стать круглогодичным, где,  к примеру, школьники смогут узнать о сельской жизни, научиться доить корову, прокатиться на лошади, окунуться в станичную атмосферу.

- Что станет с проектом «Цветик-Семи-цветик», о ребрендинге которого объявлено недавно?

- Руководство благотворительного фонда выступило с предложением изменить название на «Край добра», мы лишь поддержали это решение. Во-первых, «Цветик-Семицветик» существовал как государственное предприятие, а он должен быть именно общественным фондом, к которому администрация не имеет финансового отношения. Помогать ему мы, конечно, будем, но только морально, поддерживая его работу в регионе. Другая причина смены названия - «Цветик-Семицветик» работал в семи направлениях, в том числе поддерживал малообеспеченные семьи, талантливых ребят, творческие школы. Сейчас денег у людей стало объективно меньше, кубанцы меньше жертвуют, поэтому программы сократили до двух - помощь сиротам и болеющим детям.

- Еще одно направление, которое вы курируете как вице-губернатор, - пресса, процессы приватизации имущественного комплекса районных газет. Как оцениваете положение дел на рынке?

- Приватизации больше не будет. Это решение главы региона Вениамина Кондратьева. Начавшиеся процессы приватизации прекратят, подходы пересмотрят. СМИ - серьезнейший инструмент управления общественным мнением, в умелых руках его можно использовать как угодно, поэтому власть не имеет права допустить, чтобы «районки» стали частными предприятиями. В соответствии с законодательством материальная поддержка СМИ не предусмотрена, мы работаем с ними в рамках контрактов на информационное обеспечение деятельности органов власти. Других механизмов поддержки - ни грантов, ни субсидий - нет.


Public health, education, and municipal economy are issues we face in our everyday lives. Vice Governor Anna Minkova speaks of the present day and the future of the region’s social sphere.

Q.: You had to totally revise the offices you are in charge of. Is all so bad in the Kuban region - just how the press describes it?

A.: I and you probably read different articles. I am against unfounded accusations and criticism. But - at the same time - I don’t accept sugariness and sycophancy. I prefer the golden mean. We may say anything we want about ourselves - how much we have achieved, how many victories we have gained. But when our team does a public opinion poll in the streets that states that 80% are dissatisfied with the public utilities, price rises, medicine, education, etc. - we all comprehend that there’s an abyss lying between the power and the population. In my opinion, our main task is to shorten the gap between the public opinion and the regional authorities. To find the points of possible contact.

Q.: In other words - you acknowledge there are lots of problems, don’t you?

A.: Of course I do. The other day I took part in the session of the regional Health Care Ministry. The national mortality rate has of late risen steeply. The problem stays under the control of President Putin. I consider that recent improvement of the demographical situation in the country was Mr. Putin’s personal merit. But suddenly all returns to the worse.

There are lots of reasons why it happens - economic, but also professional, medical ones. Our primary medicine is real junk. What I mean here is not merely the village first-aid stations, but also hospitals in big rayon centres. Visually most of them are a real mess. To put them in order, you won’t need even money.

Q.: Many parents complain about our secondary and higher education: bribes, extortions to pay for the security guards, stationery… How are you going to solve these problems?

A.: Indeed there many complaints on the issue. And you know - you wouldn’t be able to sort out all of them. Why not? Because many complaints are anonymous. How can we react, if we don’t even know the name of the person whose rights were broken?

Of course, there are other cases too - but they have since long ago become known to the public.

  • novostroi-ki
  • Платан Южный
  • Агентство деловых коммуникаций