• Соловьев
  • Триумф

Айтеч Хагуров: «В село надо вложить так же, как и в Олимпиаду»

Айтеч Хагуров: «В село надо вложить так же, как и в Олимпиаду»

Ученый и писатель об агросоциологии и продовольственной безопасности, кампанейщине и социальном маразме, о главной силе на селе и преступных землевладельцах

Главным предметом изучения социологии села явлется человек. Именно его присутствие оживляет все экономические процессы, сводит на нет различные природные катаклизмы. В нашей стране село - еще и хранитель национальных культурных традиций. Если людей не вернуть на землю, всех нас ожидает мрачное будущее. В этом уверен Айтеч Хагуров, профессор, доктор социологических наук, руководитель сектора социологии села института социологии Российской академии наук.


Агросоциология

- Айтеч Аюбович, какие задачи решает возглавляемое вами научное подразделение?

- Вообще, агросферу изучает огромное количество научных центров, институтов. Только у нас в крае, как я однажды подсчитал, их действует около 50. Специализация самая разная: животноводство, птицеводство, садоводство, растениеводство. И в каждой отрасли есть множество научных направлений. Чего только не изучают: от самых мелких букашек до космических факторов, влияющих на урожайность, плодородие почв, сельскохозяйственные процессы... Но все же главная производительная сила на селе не трактор, не корова, какая бы она ни была породистая, а человек. Вот человека, его личность, окружение, трудовое поведение, стимулы, социальное самочувствие исследуем только мы.


Город счастья

- Сейчас вы заняты проектом с замысловатым названием «Риски взросления современной России: институциональные дисфункции в трансформирующемся обществе». Объясните, что это за работа.

- Проекты идут по общим программам института социологии Российской академии наук, к которому мы относимся. Все исследования ведутся за счет бюджетных средств. Основная форма отчетности - доклады на отчетных сессиях и публикация результатов в научной периодике. Мы пытаемся воздействовать на общественное мнение. Как хорошо это получается, уже другой вопрос.

Мы рассматриваем село, в отличие от экономистов, не как место, где производится продукция, а как подсистему общества, которая выполняет ряд важных функций, в частности решает вопросы рационального расселения людей на земле. Согласитесь, мир был бы ужасен, если бы все люди планеты вдруг стали обитателями мегаполисов. Уже замечено: начались обратные процессы. Падение Детройта - тому яркий пример: еще недавно жизнь в нем била ключом и казалось, конца процветанию Детройта не будет. Спустя всего лишь 60 лет его покинуло более миллиона жителей, опустели целые кварталы, огромные небоскребы оказались заброшены, а на улицах расцвела наркоторговля. Примером же идеального населенного пункта может служить индийский город Ауровиль - социальный эксперимент под эгидой ЮНЕСКО. В нем проживает не более 50 тысяч человек. Это идеальное число для населенного пункта. Большее количество уже угнетает человека.


Социальная катастрофа

- В Краснодарском крае это, допустим, Каневская, Ленинградская..?

- Совершенно верно. Если бы не несколько «но», как раз тех самых социальных дисфункций. Во-первых, это вопросы рационального расселения жителей. Сейчас, в связи с состоянием сельских населенных пунктов, с этим большая проблема. В России, по грубым подсчетам, 150 тысяч населенных пунктов. Из них треть, больше пятидесяти тысяч, в жутком виде: или вообще обезлюдели, или в них доживают свой век десять, а то и меньше человек. Несколько лет назад мы в день теряли по одной деревне. И с этим нельзя мириться.

Переходим ко второй функции: социальный контроль над территориями. В России с ее огромными территориями этот фактор играет огромную роль. Простой пример: раньше очень широкая сеть расселения была по сибирской тайге - многочисленные поселки леспромхоза. Они пачками исчезали в 90-х годах. Первое последствие - нынешние лесные пожары. Мы столько там теряем, что это невообразимо. Нельзя сказать, что у нас в регионе эта дисфункция проявляется особенно сильно, но все же можно найти медвежьи углы со стариками в Апшеронском, Отрадненском, Усть-Лабинском, Щербиновском, Приморско-Ахтарском районах. Отправьтесь, например, в хутор Дальний Динского района, и увидите там совершенно мрачную застывшую картинку из советского прошлого.


Больное общество

- Что надо делать? Наука может ответить на этот вопрос?

- Да, разумеется. Рецепт давно известен. И это следующая дисфункция или проблема, если хотите: обеспечение сельских жителей рабочими местами. Агропромышленный комплекс в этом смысле имеет огромный потенциал. Сельское хозяйство - лишь серединка, где занято не так уж много людей. Но они способны обеспечить работой многих. Это и производство сельхозтехники, и перерабатывающая промышленность, транспорт. Говоря языком экономиста, мультипликативный эффект. Если серединка барахлит, как у нас, то все остальные без работы. Мне смешно, когда слышу аргументы наших чинуш о том, что в США 2% населения кормят всю страну. На самом же деле отрасль дает работу 23 миллионам американцев. У нас же - Кубань тому яркий пример - села превратились в спальные районы близлежащих населенных пунктов. То есть главнейшая функция села утрачена.

С ней же связана и другая важнейшая вещь - сохранение культурных традиций. Да, есть национальные творческие коллективы, но это здесь разница, как между физкультурой и спортом. Об этом можно говорить долго и много. И самых разных функций выделить еще вагон и маленькую тележку. Скажу, что если важнейшая подсистема нашего государства, обеспечивающая продовольственную безопасность, серьезно барахлит, то наше общество больное. Ставлю такой диагноз.


Кубань еще не подпирает

- Как взаимодействуете с региональной властью? Интересуются ли чиновники собранными вами материалами? Особенно сейчас, когда вопрос продовольственной безопасности - один из главных информационных трендов сегодня.

- Не буду скрывать: взаимодействие очень плохое. Лет десять назад, когда я возглавлял кафедру социологии в КубГАУ, я задался таким же, как и вы, вопросом и отправился в краевую администрацию. Справедливости ради скажу, что какой-то молодой человек очень восторженно отозвался о нашей работе и отметил, что результаты исследований крайне необходимы. Но, насколько потом понял, начальство быстро его пыл охладило. Все же нам отрядили клерка, который по мере сил помогал в организации всероссийской конференции по социальным проблемам села. И все: провели и забыли. Этот эпизод, на мой взгляд, очень хорошо иллюстрирует отношение местной власти к нашей работе. Чиновники почему-то считают, что сами разбираются в вопросах лучше всех. В крае уже несколько лет создаются «карманные» социологические службы, которые на-гора выдают нужные результаты и красивые цифры.

Эффективнее получаются контакты с федеральными властями. Мне часто звонят из исследовательского центра аппарата Правительства РФ и интересуются какими-то цифрами. Иногда оплачивают, но чаще благодарят.

Кубань - это все же регион, где еще не «подпирает». В других местах - Новосибирской области, Алтайском крае - взаимодействие с региональной властью есть.


Социология будущего

- То есть вы не теряете надежду на то, что власть воспользуется плодами вашего труда?

- Да, конечно, когда «подопрет», это обязательно произойдет. Меня умиляют попытки составления планов по «устойчивому развитию села». Впервые, это вопрос обсуждался еще в 1991 году на конференции в бразильском Рио-де-Жанейро. Ученые обсуждали все то, что натворили в ХХ веке. Симпозиум дал богатейший материал. Наши федеральные чиновники спустили вниз в регионе указания разработать такие программы. Те быстренько сляпали - справились. Если бы кто-нибудь из них поинтересовался содержанием той научно-практической конференции, то они бы почерпнули много интересного, Основные ее призывы были обращены к главам государств и бизнесу: «Умерьте свои аппетиты», «ХХ век сделал нас банкротами», «Что мы оставим потомкам?» Разве мы видим что-то похожее на эти процессы? Нет, конечно. Чиновники - жадные, а бизнес - бешеный. Так что разговоры о новой аграрной политике страны, и Кубани в частности, не более чем кампанейщина.

- Может ли социология предсказывать будущее?

- Вы знаете, и да и нет. Я часто сам задаю себе этот вопрос. В смысле каких-то глобальных прогнозов наша наука не преуспела. Яркий пример - развал Советского Союза. Ни один зарубежный социолог не предполагал, что СССР скоро перестанет существовать. Лишь одна женщина, француженка, не помню ее фамилии, в Будапеште в 1983 году на моих глазах с картами рисовала гибель Союза в самых мрачных красках. Оказалось, что она с «сумасшедшинкой». Французы потом извинялись перед нами. Кто мог тогда предположить, что события пойдут именно по этому шизоидному сценарию. Невозможность предсказать будущее - видимо, слабое место социологии. Однако в больших проектах наша наука играет очень важную роль.

Кстати, на региональном уровне также есть попытки предсказать будущее. Не буду скрывать: сам грешен. В 90-х годах я много говорил и писал о том, что на Кубани начнутся процессы, аналогичные латиноамериканским: появятся крупные землевладельцы, связанные с преступностью. Если посмотреть статистику, то две трети кубанской земли в руках крупного бизнеса. А уж связаны ли они с какими-то бандитами, судить не мне. Хотя разве та же Кущевка не есть свидетельство того, что я был все-таки прав?


Чиновника заставит нужда

- В одном из интервью вы говорили, что обоюдные экономические санкции - это благо для российского села. Недавно «благо» продлилось. Вы остались при своем мнении?

- Непосредственного влияния на самочувствие села санкции пока не оказывают, но я один из тех, кто всей душой принимает эти процессы. И прошу Всевышнего, чтобы они продолжались и дальше. И вот почему: решение радикальных проблем на селе все-таки зависит от российского чиновника. К сожалению, это главный субъект, действующий в сельском хозяйстве. Заставить его идти на какие-то крупные шаги практически невозможно. Начнут работать, только когда будет большая нужда. И в этом есть главная трагедия нашей аграрной отрасли.

Да, я надеялся, что процесс импортозамещения начнется внутри страны, но он, к сожалению, переместился на Восток и в Латинскую Америку. Только запреты смогут стимулировать внутренние резервы нашего государства. В кубанских условиях нужно всемерно способствовать развитию крестьянских хозяйств. Это та особая форма жизни, которая имеет самую высокую выживаемость даже в непростых экономических условиях. Я все еще надеюсь...


К сельскому хозяйству - как к Олимпиаде

- Но ведь из сел уезжают. Сельское хозяйство требует все меньше и меньше рабочей силы - человека заменяют машины. Что нужно сделать, чтобы вернуть людей, например, в кубанское село?

- Рецепт давно известен. Нужно возрождать животноводство. Эта отрасль содержит колоссальный социальный потенциал, мощный ресурс обеспечения занятости населения. Но это самая главная боль нашего сельского хозяйства. Сейчас, к сожалению, по многим позициям деятельность правительства по решению проблем агропрома носит какой-то игровой, модернистский, непонятный характер. А требуются очень фундаментальные деяния: Россия - особая страна в плане ее территорий, она заложница своих аграрных проблем. Когда у нас брались за решение этих проблем основательно, засучив рукава, сделав это общенациональной проблемой, Россия добивалась блестящих успехов. Иными словами, для решения данного вопроса нужна мощная политическая воля, аналогичная той, которая была проявлена при подготовке и проведении сочинской Олимпиады. Если власти приложат столько же усилий, финансовых средств, управленческих решений, то ситуация, уверен, изменится не только в российском селе, выздоровеет и общество.


Социальный маразм

- И последний вопрос. Вы - яркий представитель современной адыгейской литературы. Поделитесь творческими планами...

- Вещь, над которой я сейчас работаю, называется «Один день профессора Градова». Это своеобразное посвящение одному из самых известных произведений Александра Солженицына «Один день Ивана Денисовича». Мой герой, как видно из заголовка, ученый, выживает, как все. Сюжет таков - профессор вынужден в течение дня решать различные бытовые вопросы в учреждениях типа райгаз, электросети... И везде он встречается с разными формами социального маразма. Например, слушает разговор о том, как библиотекари делают приписки, потому что к ним никто не ходит. Его внучка не посещает школу, потому что в учебном заведении аттестация и все заняты составлением и подготовкой документации. Учителя даже ночуют в спортзале. Вещь пока только в зачаточном состоянии, но в финале мой герой обязательно попадет в психбольницу.


Aitech Khagurov: “Village Is Worth Investing, Like Olympic Games Were”

Aitech Khagurov, a known scholar and Adyghe national writer, ponders over agro-sociology, lack of system in elaboration of programs of agricultural development, social debility – and of fiction.

It is human being who is the main subject of study in social science. His or her presence in rural areas helps revive all economic processes and diminish the consequences of natural cataclysms. In Russia, a rural area is more than that – it’s also a custodian of the national cultural traditions. To put it into nutshell, murky future should be anticipated for all of us if we should deviate from our native soil.


Prof. Aitech Khagurov, D.Sc., Head of the Sector of Rural Sociology, Institute of Sociology, Russian Academy of Sciences

“I can say that the agrarian sphere is studied by a huge number of scientific centres and institutions – only in Russia, there are some 50 of them. Their specialization is vast: animal husbandry, poultry farming, horticulture, plant cultivation, etc. – with lots of scientific schools in each of them. They study everything – from tiniest bugs to cosmic factors affecting crops yield, soils fertility and agricultural processes… But it is a human being, not a tractor or a cow, however thoroughbred it may be – that is the main productive force in the country. And it is our scientific department that studies the human being, his or her personality, environment, working behaviour, impetuses and social health.

“I make no secret of the fact that our interaction with the regional authorities is very bad. Some ten years ago, when I chaired the Department of Social Studies at the Kuban Agrarian University, we did research on food security and I went to the regional government – where, to tell the truth, some young official showed a real enthusiasm about our activity and assured me that our results were extremely important. However, as I soon understood, his bosses quickly dampened his enthusiasm. In fact, they did send us some clerk who helped us organize a national conference on the social problems of the rural areas. But after the conference they forgot of us. In my opinion, this episode is a good illustration of the local authority’s attitude to our work. The regional officials believe that they know all about sociology – so every now and then they open some ‘pocket’ sociological agencies that produce the results and nice figures they want them to produce.

“Our contacts with the federal government look much more efficient. Quite often, I receive calls from the Cabinet of Ministers’ Research Centre, whose experts want me to provide them with some figures. Sometimes they even pay for that, but more often they just thank us.

“Kuban is an exception, though. I know that in other regions – the Novosibirsk oblast, Altai krai – such interaction between the sociological agencies and regional authorities does exist.

“Sometimes the sociologists dare foretell the future. I should say that I myself in the 1990s said and wrote that the Kuban region would be facing processes similar to those occurred in Latin America – that large landowners connected with crime would appear here."

  • Платан Южный
  • Агентство деловых коммуникаций
  • novostroi-ki