• Mice Forum Sochi
  • Продажи и маркетинг 2017
  • туристическая выставка

Сергей Мышак: «Каттани с пистолетами в администрации края не будет»

Сергей Мышак: «Каттани с пистолетами в администрации края не будет»

Кубанский омбудсмен о деполитизации института уполномоченного, массовом нарушении прав граждан при заключении договоров ОСАГО и создании спецподразделения по борьбе с коррупцией.

Не секрет, что интересы граждан, сталкивающихся с различными проблемами, далеко не всегда бывают в должной мере учтены. Порой представителям власти просто недосуг заниматься вопросом одного «маленького человека» или общественной организации.
И тогда в дело вступает омбудсмен, назначенный региональным парламентом, или его представители на местах.

- Сергей Валентинович, коротко расскажите, что представляет из себя институт уполномоченного по правам человека в Краснодарском крае.

- Деятельность уполномоченного регулируется соответствующим региональным законом, который определяет порядок назначения на должность сессией ЗСК и, разумеется, наделяет определенным функционалом - правами и обязанностями. Если коротко, то это рассмотрение жалоб и заявлений граждан, правовое просвещение населения, межрегиональное и международное сотрудничество, иные специфические вопросы. Чтобы уполномоченный мог решать возложенные на него задачи, создан аппарат. А финансируется наша деятельность из краевого бюджета отдельной строкой. Это открытые данные - чуть более 12 миллионов рублей. Сумма остается неизменной в течение трех последних лет, не сокращена она и сегодня.

 

Не будем ругать Краснодар

- В прошлом году вы намеревались привлечь к работе на общественных началах помощников в муниципальных образованиях. Для чего?

- Строго говоря, это не аппарат, а общественники, которые согласны были бы сотрудничать с уполномоченным в интересах или населения в районах края, или каких-то отраслевых органов, минсоцобеспечения, здравоохранения. Эта работа шла около года. Разумеется, ту или иную кандидатуру мы согласовывали с местными властями. Пытались найти тех, кто способен вести диалог, а не вступать в конфронтацию. Ведь самое главное в чем? Помощник уполномоченного должен обращаться в местные органы власти, а чиновники, в свою очередь, обязаны отзываться и реагировать на такие запросы. Разу-
меется, они могут сослаться на нормы закона о порядке обращения граждан и отвечать в течение 30 дней. Вот для того, чтобы ускорить эту работу, и нужен общественник. На запрос омбудсмена власть должна ответить за 10 календарных дней.

- Судя по представленному докладу за 2014 год, при подборе помощников вы столкнулись с определенными проблемами. В частности в Краснодаре городская администрация так и не смогла предложить подходящую кандидатуру...

- Да, была такая история. Но не будем ругать только краевой центр. Подобное происходило и в других городах и районах. Нам предлагали людей, состоящих в различных политических партиях, депутатов, муниципальных служащих. Но мы хотим соответствовать духу законодательства, согласно которому деятельность омбудсмена деполитизирована. Потому и среди помощников не должно быть левых, правых, центристов... Что касается кубанской столицы - предлагали пять человек. Все не подошли именно по названным мною причинам. После повторного запроса, когда не согласились с кандидатурами, один из замов, видимо, выполняя поручение главы, написал, что в Краснодаре подходящего человека нет. И это почти в миллионном городе? Мы поблагодарили их за работу и оставили за собой право найти подходящего помощника. Но кто он, пока не принято решение, не будем озвучивать.

Буквально на днях президент подписал изменения в Федеральный конституционный закон «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации». А изменения, относящиеся к региональным уполномоченным, внесены в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». В него введена новая глава, которая регламентирует деятельность региональных омбудсменов. В ближайшее время нам, вероятно, придется приводить в соответствие с этими нормами краевое законодательство. Мы будем предлагать узаконить статус помощника.

Скажу, что люди подобраны во всех муниципальных образованиях края. И готовы работать.

 

Степень свободы

- Критики института омбудсмена говорят, что вся эта работа, дескать, есть подтверждение какой-то несостоятельности действующих органов власти. У вас нет такого ощущения?

- Во-первых, мне кажется, что одно другому не мешает: я имею в виду общественников и систему государственной правозащиты. И во-вторых, если власть делегирует полномочия человеку, который подскажет ей, где она не права, то ничего плохого здесь нет. Значит, государственная система созрела для этого. Подобный опыт применяется примерно в 150 странах мира. Правда, работают и называются они по-разному: омбудсмены, защитники, народные адвокаты, но все эти системы созданы государством.

- Вы ощущаете себя независимым?

- Это вопрос философский. В конце концов любой человек может зависеть от обстоятельств, времени, в котором он живет, людей, с которыми он знаком, от какого-то влияния. Независимость - это как власть: сколько ее заберешь, столько у тебя и будет. Потому надо меньше оглядываться на те обстоятельства, которые могут помешать высказывать свою точку зрения. Благо, для этого есть все инструменты. Считаю, что законодатели приняли очень мудрое решение и не наделили уполномоченного каким-то лишним функционалом. И это очень правильно: омбудсмен может власти подсказать, что здесь она не права, срочно принимайте меры. Возникает второй вопрос: а зачем это нужно? Для того, чтобы власть созрела! Потому что степень отклика, его оперативность тоже говорят о зрелости власти, способности слышать критику. Мне кажется, что вся эта схема у нас только притирается, хотя и работает в регионе уже больше 10 лет.

 

Правила игры - общие

- В каком сейчас, на ваш взгляд, состоянии пребывает гражданское общество Краснодарского края?

- У нас была возможность обменяться мнениями о состоянии гражданского общества Кубани весьма предметно, когда работали члены совета по правам человека при президенте. Много было разговоров именно о состоянии гражданского общества, звучала критика. Наверное, я повторюсь, но скажу, что не может быть гражданского общества отдельно в Краснодарском крае, или в Воронежской области, или еще где-то. Мы живем в правовом поле Российской Федерации, поэтому оно в целом складывается из общих установленных правил игры. Нельзя говорить, что гражданское общество развивается где-то быстрее, а где-то - медленнее. Да, есть какие-то субъективные колебания, но в среднем его состояние приблизительно одинаковое. Сегодня в крае работает около семи тысяч общественных объединений. Мы видим, что есть определенная разобщенность. Мне кажется, что пока гражданское общество находится на пути становления: растет, набирает опыт, претерпевает какие-то трансформации, но оно есть, работает, объединяет людей по интересам, сферам деятельности, взглядам на жизнь...

- Какие меры нужно предпринимать, в частности администрации Краснодарского края, чтобы эти тысячи объединений могли в полной мере реализовать свой потенциал?

- Государство наделено правом поддержки некоммерческих организаций, и на Кубани эта поддержка, я скажу, неплохая: и по выделяемым средствам на общественный сектор, и по выполнению тех или иных функций, которые администрация края делегирует общественным объединениям. Насколько я знаю, общественники все громче и громче говорят о том, что надо изменить подход к системе выдачи региональных грантов, а условия их получения должны быть прозрачными. В любом случае выбор за властью. На мой взгляд, будет правильно, если она уйдет от распределения грантов и делегирует эти полномочия НКО-оператору. И ни в коем случае не посреднику, пусть это делает сама общественность. Думаю, целесообразно разделить направления финансирования. Давно созрела необходимость создания некоего методического центра из общественных организаций, в котором работали бы специалисты, оказывающие методическую помощь в составлении тех же заявок на гранты. Я хочу сказать, что власть не может чувствовать нерва общественных объединений, как его чувствуют они сами.

 

Договориться до абсурда

- Как вы отреагировали на прошлогоднюю историю с признанием некоммерческой организации, которую возглавляет член экспертного совета Ирина Дубовицкая, выполняющей функции иностранного агента?

- Эта ситуация с включением в реестр иностранных агентов Краснодарской краевой общественной организации выпускников вузов притянута за уши, надумана. Общественники тоже недоумевают. Да, это НКО провело мероприятие на зарубежные деньги, но выступало в поддержку политики России.  Не было риторики, наносящей вред нашей стране. Все акции этой организации носили просветительский характер. Тем не менее, в управлении юстиции по Краснодарскому краю усмотрели в мероприятиях Краснодарской краевой общественной организации выпускников вузов признаки политики. В суде первой инстанции вынесли соответствующее этому выводу решение. Но во второй не утвердили. Однако в списке иностранных агентов она осталась. Абсурд, да и только. Чтобы отечественные НКО не просили иностранные средства, им надо дать наши. И дать честно. Надо за них побороться. Субсидии - не обязанность государства, а право направить деньги в этот сектор. Именно распределение через НКО-операторов снимет очень много подобных вопросов. Я участвовал в первом судебном заседании в качестве свидетеля, потому как, согласно закону, не могу представлять в суде интересы третьих лиц. Мне хватило этого  статуса свидетеля, чтобы заявить свою точку зрения: я не вижу признаков политической деятельности в мероприятиях, проводимых Краснодарской краевой общественной организацией выпускников вузов и ее представителей. Этак недолго и до абсурда договориться: любой вид деятельности можно объявить политическим. Лампочку включить и выключить - уже политика. К тому же наше  законодательство не дает ответа на этот тонкий вопрос. Найти его можно пока только в определениях суда.

 

Акцент на ОСАГО

- В докладе уполномоченного за 2013 год очень много внимания было уделено проблемам ЖКХ. Годом позже тональность документа несколько изменилась, и на первый план вышли нарушения прав кубанцев в других сферах. Стало меньше проблем в ЖКХ?

- К сожалению, не могу порадовать: нарушений в коммунальной сфере меньше не стало. Однако, на мой взгляд, есть проблемы, о которых нужно говорить в первую очередь. Например, в докладе анализируется масса нарушений прав граждан в страховании. Как думаете, скольких людей касаются злоупотребления компаний в ОСАГО? Приблизительное количество можно оценить, если выйти на городские улицы. Страховщики с прошлого года нарушили права каждого, кто ездит за рулем.

Получение полиса обязательно для автовладельца. Но страховщики навязывали гражданам другие виды страхования, которые носят добровольный характер. Загнали людей в тупиковую ситуацию: либо они должны потратить лишние деньги и сесть за руль авто, либо без ОСАГО стать нарушителями и нарваться на штраф. Объясняя дополнительные платежи, страховщики ссылались на нехватку денежных средств, снижение страховых сумм.

Ситуацию прошлого лета можно назвать бредовой. Мы посмотрели много пунктов по выдаче полисов. И обнаружили массу интересного - от предложений пойти и купить бланк за 2000 рублей до добровольного взноса на развитие страховой организации. В одном месте нам даже предложили застраховать собственные похороны. Это было похоже на сговор.
Я обратился в краевое Управление Федеральной антимонопольной службы. Получил очаровательный ответ: куда должен записаться и как к ним попасть на прием. Пришлось дважды писать письма, стучаться в эту дверь, объяснять полномочия уполномоченного. В местном УФАС, в лучших традициях бюрократии, попытались тему замять, провести разъяснительную работу, хотя у меня самого довольно много юристов, которые могут ликбез провести, в том числе и им. Прокуратура оказалась гораздо мобильней: сразу отреагировала на письмо, были возбуждены административные дела. Знаю, в Ейске прокурор оштрафовал на 150 тысяч рублей местных страховщиков. Но в целом ситуация не изменилась. Разве что чуть-чуть: одни страховщики ушли с рынка, некоторые упорядочили свою деятельность. Проблема носит федеральный характер, и ее нужно решать на правительственном уровне.

 

Стрельбы и засад не будет

- Недавно губернатор края назначил главу антикоррупционного управления. Известно, что в структуре будет работать 30 человек. Как вы считаете, есть ли шанс на то, что управление будет эффективным?

- Все почему-то думают, что в краевой администрации появился некий комиссар Каттани, который будет бегать с пистолетом и бороться с коррупцией. Нет, не так. Это не силовая структура, хотя ее и возглавляют бывшие правоохранители. У этих сотрудников четкие полномочия - стоять на страже интересов антикоррупционного законодательства. Это прохождение госслужбы, конфликты интересов, декларирование доходов и расходов, соблюдение правил приема на работу, конкурсные процедуры, банковские счета, недвижимость за рубежом… Надо понимать, что это не оперативная служба, никто не будет ни за кем следить, ловить чиновников за руки и вести профилактику взяточничества. У них нет таких прав. Это все сфера правоохранительной деятельности. В общем, стрельбы и засад не будет.

- Не эффективнее ли бороться с коррупцией с помощью инструментов общественного контроля?

- Да, безусловно, я с вами согласен. Ничего лучше общественного контроля еще не придумано. К тому же в прошлом году был принят Федеральный закон «Об основах общественного контроля в Российской Федерации», который устанавливает правовые основы организации и осуществления общественного контроля за деятельностью органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций.

- И последнее. Как вы относитесь к тому, что буквально недавно краевые парламентарии отказались опубликовать в открытом доступе данные о своих доходах?

- Если закон обязывает публиковать данные о доходах, то надо публиковать! Знакомить граждан с информацией о доходах должны не только депутаты ЗСК, но и чиновники, руководители государственных корпораций и другие.

Ну а кто не хочет ознакомить налогоплательщиков с этими данными, тот должен уйти. На мой взгляд, это правильно.

 

досье «Юг Times»

Сергей Валентинович Мышак родился 16 августа 1963 года в Донецке Украинской ССР.

Окончил Новосибирское высшее военное командное училище МВД, военную академию имени Фрунзе. Закончил обучение в Московском государственном открытом университете по специальности юрист-правовед.

С 1984 по 1999 год - служба на командных должностях в Вооруженных силах СССР и Российской Федерации. Принимал участие в боевых действиях на Северном Кавказе. Воинское звание - полковник.

С 1999 по 2004 год работал в администрации муниципального образования город Кропоткин в должности заместителя и первого заместителя главы города.

С 2004 по 2008 год - глава муниципального образования город Кропоткин.

С 2008 по 2012 год - начальник управления по взаимодействию с общественными объединениями, религиозными организациями и мониторингу миграционных процессов администрации Краснодарского края.

10 июля 2013 года избран Законодательным Собранием Краснодарского края на должность уполномоченного по правам человека в Краснодарском крае.

Награжден государственными наградами: орденом «За военные заслуги» и медалью ордена «За заслуги перед Отечеством 2 степени».

  • Агентство деловых коммуникаций
  • novostroi-ki
  • Платан Южный