Погода
56.99 64.15
11 Февраля 2015

Татьяна Рудакова: «Часто мы ждем дядю, который придет и наведет порядок»

Татьяна Рудакова: «Часто мы ждем дядю, который придет и наведет порядок»

Известная кубанская правозащитница о том, как избежать незаконного преследования со стороны правоохранителей, готовности современного общества отстаивать свои интересы и деятельности Общественной наблюдательной комиссии.

Без малого 15 лет своей жизни собеседница «Юг Times» посвятила защите прав заключенных. За это время десятки человеческих судеб были спасены от произвола в местах лишения свободы, заведомо неправосудных решений. Как это удалось сделать?

- Татьяна Андреевна, еще лет десять назад, когда в стране была объявлена масштабная охота на оборотней в погонах, один за другим стали вскрываться факты применения насилия в отношении арестованных с целью получения нужной  следствию информации. Насколько удалось избавить правоохранительную систему от недозволенных методов ведения расследования?

- Точно могу сказать: за эти годы заметно изменились характер и предмет обращений граждан в наш адрес. Действительно, в первые годы в основном поступали жалобы на применение пыток в так называемых «пресс-хатах» со стороны сотрудников тогдашней милиции. Нередко дело доходило до летального исхода, человеку приписывали са-
моубийство при наличии множественных побоев и следов насилия на теле. Я была просто поражена масштабами произвола. Все это время не только наша организация, но и сотни общественных объединений по стране работали на предотвращение подобных фактов, действуя в соответствии с Европейской конвенцией по правам человека, которая, как известно, запрещает пытки, «бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание». Благодаря общественности и СМИ сегодня удалось искоренить массовый характер подобных издевательств на территории изоляторов временного содержания.

Но не могу сказать, что все идеально. Явление настоящего времени – это так называемые «заказные дела». Когда в поле зрения правоохранителей попадают крупные фигуры – представители власти или бизнеса. Людей задерживают, и начинается травля. Одни в итоге лишаются должности и статуса, другие – предприятий и всего, что было нажито за долгие годы.

 

Под независимым контролем

- Общественники участвуют в судьбах и простых людей, и тех, чьи имена ассоциируются с деловой или властной элитой?

- Да. Статус принципиального значения не имеет. Иногда достаточно сделать лишь звонок и сообщить о факте нарушения прав арестованного, чтобы последовала адекватная реакция со стороны надзирающих органов. Сразу оговорюсь: мы не пытаемся из каждого подследственного или осужденного сделать оправданного. Если человек совершил преступление, он должен понести наказание в соответствии с законом. Но прежде его вина должны быть доказана приемлемыми и допустимыми способами. Важным моментом для нас является и то, что человек, лишенный свободы, не может быть лишен прав и достоинства. Ни разу за 15 лет, общаясь с заключенными, я не спросила, в чем они обвиняются или за что осуждены. Главное, независимо от статуса и социального положения, – это их права, которые нарушаются в той или иной степени.

- Вы на протяжении нескольких лет входили в состав Общественной наблюдательной комиссии. Какими функциями и полномочиями обладает эта структура?

- Члены ОНК занимаются общественным контролем за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания (изоляторы временного содержания в МВД, СИЗО и исправительные колонии), а также содействуют этим лицам. В настоящее время такой общественный наблюдательный контроль есть в каждом регионе. Фактически именно на членов ОНК гражданское общество возлагает ответственность за мониторинг соблюдения прав человека в местах лишения свободы, предоставление обществу и государственным органам достоверной информации для последующего устранения первопричины нарушения права. Общественные наблюдатели имеют уникальную для российских правозащитников возможность беспрепятственно входить в любые ИВС, СИЗО и ИК без разрешения руководителя этих учреждений. Посещения носят уведомительный характер, когда члены ОНК за день (а порой и за час) сообщают начальнику о своем визите. Более того, они вправе использовать средства видеофиксации - фотоаппараты и видеокамеры. Что любопытно, разработка и принятие закона о формировании и работе общественных наблюдательных комиссий заняли почти 8 лет: от внесения законопроекта в 2000 году до вступления в силу в 2008-м!

 

Главная цель достигнута

- Как не стать жертвой незаконного преследования?

- Если вас задержали по подозрению в преступлении, которого вы не совершали, первое – не подписывать документы, не ознакомившись с их содержанием. А если к вам применяются пытки, незамедлительно при первой же возможности сообщить об этом на «горячую линию» в ОНК. В данной ситуации нужно действовать оперативно. Чем больше подписей и печатей должностных лиц окажется в деле, тем сложнее потом будет доказать свою невиновность. Либо, наоборот, если вы потерпевший, а виновник явно пытается уклониться от ответственности, также имеете право привлечь общественный контроль. Как это, например, было несколько лет назад в одном из сочинских детских лагерей, где был установлен факт избиения детей сотрудниками ОМОН. Как только нам сообщили о случившемся, на место выехала сводная мобильная группа по общественному расследованию. Предстояла трудоемкая работа, отдыхающие разъезжались по домам, и нужно было успеть всех опросить. Две недели работали. Результат не заставил себя ждать. Изначально следствие возбудило дело в отношении двух омоновцев. После нашего независимого расследования – в отношении восьми.

- Более 15 лет вы возглавляли межрегиональную общественную организацию «Матери в защиту прав задержанных, подследственных и осужденных», которая на данный момент находится в стадии ликвидации. Почему это объединение прекращает свое существование?

- Для начала напомню, для каких целей оно создавалось. В 2000 году, после того как на моего сына – профессионального кинолога, прошедшего Чечню, было заведено сомнительное дело, дала себе слово во что бы то ни стало защитить его от беззакония. Бросила работу. Пошла по инстанциям. В итоге мой сын на свободе - дело закрыто за отсутствием состава преступления. Это вселило в меня надежду, что смогу помочь другим матерям, оказавшимся в подобной ситуации. На этой почве и возникла организация, деятельность которой оказалась весьма востребованной. Считаю, что сегодня главная цель – а это, повторюсь, принятие Федерального закона «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания» - нами достигнута. В регионах созданы ОНК. По сути, наше объединение и общественные наблюдательные комиссии дублируют друг друга. Это первая причина. Во-вторых, осенью прошлого года были приняты поправки в закон об общественных объединениях, которые обязывают общественников привести в соответствие с федеральным законодательством свои уставы. При этом нас поставили в жесткие рамки, прежде всего по срокам. В общем, такие наступили времена, что нам проще свернуть деятельность.

 

В партнерстве с государством

- Какое будущее у общественных организаций в нашей стране?

- Для того чтобы решить какую-то социальную проблему, люди прежде всего должны объединиться и с помощью инструментов института гражданского общества начать двигаться к цели. В нашей стране, особенно в провинции, очень развито иждивенческое отношение ко всему. Зачем что-то создавать? Придет дядя - наведет порядок.

Но даже если так получилось, что люди объединились на базе комплекса проблем, они дальше не знают, что делать. Как создать устойчивую организацию, как работать и нарабатывать связи. За рубежом государство создает все необходимые условия для того, чтобы люди объединялись и сами, своими силами решали проблемы.

Я посетила в США 26 общественных организаций. Во-первых, люди моментально умеют самоорганизоваться. Во-вторых, для создания общественной организации там достаточно открыть счет в банке. Если организация открывается для решения конкретной проблемы, то изначально необходимо еще и написать проект на проведение исследовательской работы. Власти его изучат, действительно ли он социально значимый, какую пользу принесет человеку, штату, стране. И затем, в случае одобрения, начинается финансирование.

- Как это работает на практике?

- К примеру, в одном из так называемых «черных кварталов» начались кражи, грабежи, убийства. Это надоело жителям данного района. Они подготовили проект. Исследовали, на базе чего возникла проблема. Это плохое освещение улиц, неухоженные парковые зоны, где могут скрываться преступники, отсутствие полицейского участка и соглашений с охранными фирмами на охрану имущества и так далее. В итоге проект финансировали в течение нескольких лет. Был создан полицейский участок, на улице установлены фонари, в домах появились сигнализации… Когда мы были в Америке, этот проект уже заканчивался, шел четвертый год его реализации. За это время ни одного убийства, ни одной кражи здесь не произошло.О чем это говорит? Между государством и обществом выстроилась система взаимоуважения и взаимоконтроля. Граждане через свою активную позицию осуществляют контроль над действиями власти, а власть  контролирует их на предмет целевого расходования средств. У нас же государство усиленно контролирует общественников. Чтобы получить бюджетное финансирование на тот или иной проект, необходимо заполнить заявку, форма которой так хитро устроена, что по ней в любой момент организацию можно привлечь за нецелевое использование средств. Так, одно общественное объединение привлекли за трату средств на... аренду помещения.

Мы пробовали работать с международными фондами - у них все четко прописывается, на какую сумму можно рассчитывать и на что конкретно разрешено потратить средства. Они бесплатно проводят семинары, обучают тому, как вести отчетность, чтобы в дальнейшем между нашими организациями не возникло финансовых проблем. Все устроено по-человечески. Что мешает нашим государственным фондам работать так же?

 

досье «Юг Times»

Татьяна Рудакова родилась в 1956 году в Красноярском крае.

С 2000 года возглавляла межрегиональную общественную организацию «Матери в защиту прав задержанных, подследственных и осужденных».

Входила в состав общественно-наблюдательной комиссии края по защите прав человека в местах изоляции.

Член экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в Краснодарском крае.

В 2003 году была региональным координатором проекта «Мониторинг российских мест заключения» фонда «Социальное партнерство» и слушателем школы общественного инспектора.

С 2004 года - член общественного совета при ГУФСИН России по Краснодарскому краю.

В 2004 году стала лауреатом знака общественного признания «Символ свободы» в номинации «Правозащитник» за личный вклад в правозащитное движение в Российской Федерации, гражданское достоинство и бескомпромиссность.

Читайте также:

Николай Долуда: «Развитию казачества в России необходимо задать единый вектор»
15 Октября
Интервью

Николай Долуда: «Развитию казачества в России необходимо задать единый вектор»

Атаман Кубанского казачьего войска рассказал о роли казаков в жизни края и всей страны.
Вадим Кумпан: «История не только дает ответы, но и учит, как жить дальше»
07 Октября
Интервью

Вадим Кумпан: «История не только дает ответы, но и учит, как жить дальше»

Кубанский историк рассказал о «политических пятиминутках» и следующем экономическом кризисе.
Алексей Крыловский: «Миссия Кубани — реализовать самые прорывные идеи и проекты»
30 Сентября
Интервью

Алексей Крыловский: «Миссия Кубани — реализовать самые прорывные идеи и проекты»

Эксперт рассказал о потенциале районов края и роли Кубани в развитии экономики Юга России.
Александр Миндра: «Чтобы понять наши законы, без переводчиков подчас не обойтись»
24 Сентября
Интервью

Александр Миндра: «Чтобы понять наши законы, без переводчиков подчас не обойтись»

Генеральный директор «Краснодаррыба» рассказал о браконьерах, проблемах формирования особо охраняемы...
Виктория Лапина: «Касса не должна диктовать процесс создания большого искусства»
18 Сентября
Интервью

Виктория Лапина: «Касса не должна диктовать процесс создания большого искусства»

Министр культуры края рассказала о меценатстве, альтернативных театрах и цензуре, которой нет.
Константин Федоренко: «На истории изучат возвращение Крыма и санкции Запада»
11 Сентября
Интервью

Константин Федоренко: «На истории изучат возвращение Крыма и санкции Запада»

И.о. министра образования края рассказал об особенностях нового учебного года.
17:48 При пожаре в Новороссийске погибла женщина 17:35 В Сочи откроют новый археологический музей 17:23 Господдержка для кубанских садоводов вырастет до 500 млн рублей 16:59 В парке «Краснодар» появилась скульптура быка 16:37 Сгоревшее в Краснодаре здание спишут с городского имущества 16:26 Власти Краснодара попросили передать городу шесть военных многоэтажек 16:09 В Краснодаре прооперировали нападающего ФК «Кубань» 16:02 В Анапе водитель Hyundai сбил пешехода 15:54 На Кубани суд закрыл доступ к онлайн-площадкам по продаже дипломов 15:39 До конца недели на Кубани сохранится тепло