Погода
56.99 64.15
16 Мая 2018
Интервью

Валерий Шмунк: Бизнесу нужна прибыль, а работа на экологию требует расходов

Источник фото:  img-fotki.yandex.ru
Источник фото: img-fotki.yandex.ru

Валерий Шмунк, руководитель отделения «Российский Кавказ» Всемирного фонда природы России (WWF), известный ученый и правозащитник о необходимости зеленого каркаса для столицы Кубани, продуктах с надписями «эко-» и «био-» и отсутствии внятного территориального планирования.

Приближающийся курортный сезон — это не только миллиарды рублей, которые оставят у нас туристы, но и критичная нагрузка на Черноморское побережье. Причем не только на коммунальную и транспортную инфраструктуру, о чем регулярно говорят власти, но и на экологию. Природе все сложнее выдерживать давление со стороны туриндустрии и отдыхающих.

— Ушедший 2017-й был объявлен Годом экологии. На ваш взгляд, как он прошел в Краснодарском крае, что удалось улучшить в охране окружающей среды?

— Думаю, мы уже привыкли к тому, что, когда очередной год официально посвящают чемуто (кино, литературе или экологии), тематическая его часть заведомо провалена. Кино не стало лучше, люди не начали читать больше, а окружающая среда не превратилась в более благоприятную.

Особенно явными стали провалы в Год экологии на федеральном уровне, о чем уже сказано многое.

Если говорить непосредственно о Краснодарском крае, назову невыполнение планов по созданию особо охраняемых природных территорий. До сих пор не удалось организовать природный парк «Маркотх». Надеюсь, в нынешнем году процесс все-таки завершится, а редкие экосистемы будут сохранены.

Это очень важно сделать в регионе, испытывающем избыточное и нерегулируемое давление миллионов туристов — они приезжают на побережье именно для того, чтобы отдохнуть на природе. Сомневаюсь, что в случае утраты реликтовых фисташково-можжевеловых и можжевелово-дубовых лесов на хребте Маркотх повысится туристическая привлекательность данной местности. А это нанесет серьезный удар по населению, чье экономическое благополучие в значительной степени зависит от туристов.



КРАСНАЯ КНИГА КРАЯ: ШАГ ВПЕРЕД

— Считается, что ослабление режима особо охраняемых природных территорий (ООПТ) произошло из-за многочисленных поправок в федеральное законодательство. Что вы об этом думаете?

— Эти новеллы привели к тому, что в Год экологии продолжилось ползучее расширение горнолыжных курортов на территориях Сочинского национального парка и Сочинского заказника.

Каких-то внятных идей в плане развития экотуризма на ООПТ не увидели. Напротив, изза неконтролируемого потока туристов уже теряются ценные места обитания копытных. Мы не против развития туризма, но этот процесс должен учитывать территориальное распределение животных, наличие уникальных ландшафтов и растительных сообществ. Пока же в основном теряем, а не сохраняем.

Но не все так печально. Все-таки в Год экологии краевые власти внесли изменения в положение о ведении Красной книги Краснодарского края, в котором применена система категорий Международного союза охраны природы, пусть и не полностью. Если в двух словах, в новой редакции положения есть большой плюс: ранжирование видов растений и животных по категориям осуществляется на основе оценки угрозы их исчезновения. Такого прогрессивного подхода пока нет даже в федеральной Красной книге.



НАЧИНАТЬ НУЖНО С РИТЕЙЛА

— Какие экологические проблемы на Кубани вы считаете ключевыми? Как они возникли и что необходимо, чтобы региональные власти их решили?

— Я думаю, для основных районов, привлекательных для туризма (побережье Черного и Азовского морей, предгорья), это избыточное давление туристического потока, особенно в теплое время года. Многие виды предлагаемого отдыха никак нельзя назвать экологическими. Например, джипинг. Специалисты, изучающие земноводных и пресмыкающихся края, долгие годы бьют тревогу по этому поводу, так как многие маршруты проходят по малым водотокам, которые имеют критически важное значение для сохранения этих классов животных.

В целом у нас в стране крайне низкая культура обращения с отходами, поэтому даже там, где организованы постоянные маршруты, скажем, на ООПТ, все равно регулярно приходится организовывать вывоз оставленного туристами мусора.

Проблема утилизации отходов в крае остра, как и в России в целом. Население региона постоянно растет за счет внутренней миграции, а решений этого вопроса пока не предвидится. Я думаю, наиболее внимательные люди уже давно заметили: если в городе открылся ресторан фастфуда или крупный торгово-развлекательный центр, почти наверняка в радиусе нескольких десятков километров участки вдоль дорог будут усеяны упаковкой с соответствующими логотипами.

Первый шаг, который должны предпринять власти, это именно уменьшение объема отходов. Думаю, тут нужно работать с ритейлом. Без этого совершенно преждевременны PR-истории на тему раздельного сбора мусора, которые на данном этапе полезны лишь с точки зрения просвещения населения, но имеют мало практического смысла.

И, конечно же, мы должны двигаться в сторону сортировки отходов, а пока лишь сжигаем несортированный мусор, значительно усугубляя и без того тяжелую ситуацию с химическим загрязнением окружающей среды. Пока в отношении утилизации отходов Россия находится на одном уровне со странами третьего мира и очень сильно отстает от Европы, Северной Америки и Японии.



КУДА ДЕЛИСЬ ШМЕЛИ И ПЧЕЛЫ?

— Экология — это не только парки и заказники, но и города. Не первый год активисты вместе с властями обсуждают решение проблем Краснодара, в частности, создание зеленого каркаса. На ваш взгляд, способен ли такой проект улучшить ситуацию в краевом центре?

— Это вопрос современного градостроительства. И здесь российские власти не учитывают опыт других стран, в том числе негативный. В целом у нас до сих пор не сложился концепт города как места, которое во всех смыслах работает для человека. Географ и статистик, автор фундаментальных работ по районированию, городскому и сельскому расселению Вениамин Семенов-Тян-Шанский написал в 1910 году труд «Город и деревня в европейской России: очерк по экономической географии», где была сделана попытка определиться с тем, что же считать городом. В целом это поселение, мало зависимое от деревни экономически и занимающееся производством.

Так вот, во времена Семенова-Тян-Шанского город в России находился лишь в процессе становления, и я думаю, данный процесс до сих пор не завершен. Это видно по крупным агломерациям вроде Краснодара или Сочи, которые растут как на дрожжах без какого-либо внятного территориального планирования.

В то же время в странах, в которых город давным-давно состоялся, видно, как власти озаботились зелеными каркасами еще несколько веков назад. Как только в военном деле появилась мощная артиллерия и стены крепости уже не стали справляться, во многих европейских городах устаревшие оборонительные сооружения были срыты, а на их месте появились широкие парковые зоны. Взять, например, утопающие в зелени Краков, немецкие и французские города.

Для любой крупной агломерации крайне важно иметь зеленый пояс, который сглаживал бы негативное воздействие - ведь Краснодар окружен не только дорогами, но и полями, на которых используются средства для борьбы с насекомыми. Я уверен, многие жители города обратили внимание, насколько меньше стало пчел, шмелей и других насекомых, которые еще недавно кружили над фруктами на рынках. Может, для кого-то это и не очень приятное соседство, но факт остается фактом - опылителей становится все меньше.

Создание зеленого пояса благоприятно скажется не только на населении, но и тех видах живых организмов, которые находятся в наиболее угрожаемом состоянии в связи с интенсивным развитием сельского хозяйства, транспортной загруженностью и так далее.



ЭПОХА УГЛЕВОДОРОДОВ ПОДХОДИТ К КОНЦУ

— Заинтересован ли бизнес в Краснодарском крае во внедрении «зеленых технологий» и от чего это зависит? Актуален ли для крупного и среднего бизнеса вопрос охраны окружающей среды?

— Интерес к внедрению есть, а вот условий нет. Тут все очень просто, так как заинтересованность бизнеса всегда одна - прибыль. Возьмем в пример энергетику. До тех пор, пока сжигание органического топлива дешевле альтернативных источников, никаких значимых изменений не будет. Тем не менее, и запасы нефти, газа, угля не бесконечны, а это значит, нужно заранее думать над тем, чтобы перейти на новые рельсы без катастрофического провала для экономики.

Тем более что, по некоторым данным, пик потребления нефти уже пройден лет 6-7 назад, что подтверждается обострившейся борьбой за ресурсы на Ближнем Востоке. И здесь очень важна роль государства. Очевидно, высокоуглеродная экономика, к которой мы так привыкли, уходит в прошлое, и государство должно заранее создавать условия, которые мотивировали бы бизнес создавать и внедрять «зеленые технологии». Это могут быть, например, льготы для домохозяйств, как в Германии, которые дают финансовые преимущества тем семьям, которые размещают на своих домах солнечные батареи.

Именно государство определяет правила игры. Скажем, путем создания систем сертификации. У нас полно продуктов на полках, в названиях которых обыгрывается тема экологии. «Эко-», «био-» или «фермерский», «домашний». Но при этом покупатель не может определить, действительно ли перед ним «экологичный» товар, полностью завися от доброй воли производителя. Необходима система сертификации, которая позволила бы ввести «зеленые» стандарты производства или предоставления услуг, которые гарантировали бы право тем или иным брендам называться экологически ответственными.



ДЕЛО ЗА ПОДПИСЬЮ ГУБЕРНАТОРА

— В прошлом году WWF совместно со Всероссийским обществом охраны природы готовил проект природного парка «Маркотх». Расскажите об этой работе.

— Думаю, можно добавить, что работы было очень много, так как территория планируемого природного парка раскинулась на пять муниципалитетов. В обществе, к сожалению, бытует мнение, что ООПТ - обязательно высокий забор, куда никого не пускают и не дают развивать бизнес. На встречах с местными властями мы доводили информацию о том, что проект учитывает и интересы природы, туристов, и транспортную сеть. В принципе дело сейчас осталось за подписью губернатора, проект получил одобрение со стороны федерального Минприроды.

— Население Краснодарского края в курортный сезон увеличивается в два-три раза. Что, на ваш взгляд, могут предпринять власти для улучшения ситуации?

— Да, нагрузка намного превышает возможности территории. Скажем, давно исчерпаны ресурсы существующих очистных сооружений на побережье — думаю, туристы и местные жители регулярно сталкиваются с различными инфекционными заболеваниями. В этой сфере власти также могли бы совместно с экспертами-природоохранниками разработать систему стандартов, возможно, даже сертификации.

Если коротко, бизнес стремится извлечь максимальную выгоду, скажем, от аренды участка побережья. Но он отнюдь не всегда хочет вкладывать в благоустройство, а уже тем более в поддержание надлежащего санитарного состояния объекта, например, пляжа. Разумеется, власти должны договориться с бизнесом, чтобы решить проблему, понять, какая часть прибыли должна идти на благоустройство.

Думаю, здесь необходимо участие местных жителей и туристов — от уменьшения объема отходов до доведения информации о нарушениях до властей.



СИТУАЦИЯ ОСТАЕТСЯ БЛАГОПОЛУЧНОЙ

— Насколько в целом администрация Краснодарского края, новая команда губернатора открыта для общения с экологами и вашей организацией?

— У нас нормальные рабочие отношения в работе по региональному природоохранному законодательству и развитию системы ООПТ. Но хотелось бы большего участия в плане сохранения лесов и экологического просвещения населения.

К сожалению, зачастую приходится действовать через федеральные ведомства, чтобы краевые начали что-то делать. Думаю, они просто не привыкли взаимодействовать с природоохранными общественными организациями.

Например, не так давно пришел за материалами по оценке воздействия на окружающую среду, а чиновник крайне удивился, что вообще кто-то обратился, да еще и от общественной организации. То есть участие граждан в обсуждении экологически значимых вопросов воспринимается как нонсенс. Должно пройти немало времени, чтобы произошли значимые изменения в отношениях общества и властей.

— Если сравнивать экологическую ситуацию в Краснодарском крае с другими регионами, какое место может занять Кубань в таком рейтинге?

— Наверное, расположится в первой десятке в России. Я думаю, пока ситуацию можно описать как в целом благоприятную. Но имеются негативные тенденции. Происходят они из-за отсутствия долгосрочного территориального планирования, которое учитывало бы все сферы, в том числе экологию. Формально все это есть, но работают стратегические документы крайне неубедительно и разобщенно.

Зачастую регионы планируют свое развитие, словно они одни во Вселенной, и это немедленно обесценивает такие документы. Складывается впечатление, что власти никак не могут определиться, что же делать с системой ООПТ, и это относится ко всей стране. Краснодарский край в этом вопросе, кстати, в числе положительных примеров.

Но в результате регулярно предлагаются и попадают в стратегии опасные идеи вроде строительства дорог через Кавказский заповедник. Как будто бы власти не в курсе, что федеральный закон запрещает такие проекты на заповедных землях. Почему так происходит? Потому что инициативу генерировали субъекты СКФО, а вот конечный пункт дороги — Адлер - находится в Краснодарском крае. Между ними — особо охраняемая природная территория федерального значения.


Никита Серебрянников

Читайте также:

Йохан Вандерплаетсе: В своей работе мы сосредоточены не на эмоциях, а на фактах
12 Сентября
Интервью

Йохан Вандерплаетсе: В своей работе мы сосредоточены не на эмоциях, а на фактах

Подчас Йохан Вандерплаетсе ощущает себя более русским, нежели бельгийцем.
Олег Жарко: Зарубежные инвесторы заинтересованы в развитии благоприятного бизнес-климата на Кубани
04 Сентября
Интервью

Олег Жарко: Зарубежные инвесторы заинтересованы в развитии благоприятного бизнес-климата на Кубани

Лидерские позиции края по привлекательности ведения на его территории бизнеса сложно оспорить.
Сергей Скородумов: Санкции дали обратный эффект, обеспечив регионам новый стимул роста
29 Августа
Интервью

Сергей Скородумов: Санкции дали обратный эффект, обеспечив регионам новый стимул роста

Внешние связи регионов стали важной составляющей международных отношений России.
Евгений Первышов: город растет, и мы должны обеспечивать для этого все условия
23 Августа
Интервью

Евгений Первышов: город растет, и мы должны обеспечивать для этого все условия

Глава города рассказал о том, что сегодня интересует жителей Краснодара и всей Кубани.
Сергей Мясищев: Здоровый образ жизни теперь моден, а значок ГТО — престижен
15 Августа
Интервью

Сергей Мясищев: Здоровый образ жизни теперь моден, а значок ГТО — престижен

Сергей Мясищев об инфраструктурном наследии чемпионата мира по футболу.
Вадим Камалов: Часть компаний уйдет, но рынок от этого только выиграет
08 Августа
Интервью

Вадим Камалов: Часть компаний уйдет, но рынок от этого только выиграет

Вступили в силу очередные изменения в закон «Об участии в долевом строительстве…».
21:53 Вина «Фанагории» взяли пять медалей на престижном международном конкурсе 21:42 На ремонт здания детской школы искусств в Лабинске выделили 121,7 млн рублей 21:21 В Сочи расчистили более 9 тыс. метров ливневок 21:12 Новый импульс роста Кубань найдет в Китае 17:59 Военный технополис «Эра» в Анапе приступил к работе 17:33 Реклама уходит в онлайн 17:26 В Краснодаре трое мужчин срывали с людей ювелирные украшения и наручные часы 17:09 В Лабинском районе заложат первый на Кубани экосад площадью 32 га 16:47 В Краснодаре обсудили промежуточные итоги разработки Стратегии развития города до 2030 года 16:18 С начала 2018 года на Кубани произведено 37 тысяч тонн говядины
Обмен трафиком СМИ2