• Астахов

Владимир Порханов: «Бесценна каждая капля крови»

Владимир Порханов: «Бесценна каждая капля крови»
Источник фото: minzdravkk.ru

Краснодар, 19 декабря – ЮГ Times, Оксана Рафальская. На минувшей неделе командная работа нейрохирургов и торакальных хирургов Владимира Порханова, Игоря Басанкина и Валерия Кононенко была удостоена премии имени Михаила Перельмана. Кубанские медики стали победителями в номинации «За проведение уникальной операции, спасшей жизнь пациента (торакальная операция)».

- Владимир Алексеевич, за что конкретно получена премия?

- Поступила больная из Туапсе, гигантоклеточной опухолью были поражены пять позвонков. Пациентке отказали в центральных клиниках, была угроза полного паралича. Собрались хирурги, мы провели мозговой штурм и решили сделать срединный задний доступ к месту операции. Убрали полностью пять позвонков с этой опухолью, все артерии во избежание кровопотери эмболизировали, поставили вместо удаленных позвонков конструкцию. В результате полностью освободили от компрессии спинной мозг, легкое, сердце, пищевод. Послеоперационный период прошел без осложнений, специального лечения не проводилось, больная встала на второй день, чувствует себя хорошо.

Ученики отдают наставнику самое сложное

- Так ли уж важно, когда выполненные под вашим руководством или вами лично операции отмечаются наградами?

- Премий у нас достаточно много, нет больницы в России, где четыре премии «Признание», которые вручаются за проведение уникальных операций, спасших жизнь людей. Мы их получали в 2002, 2005, 2010 и 2014 годах. Операции могут потребоваться всякие, и вы должны быть готовы выполнить любую в силу вашей профессии.

Еще 30 лет назад мировая медицина пророчила России сомнительное первенство по количеству легочных онкозаболеваний. Так оно и получилось: число случаев рака легкого огромно. Люди очень много курят - это основная причина. Поэтому большая часть операций относится к легочной хирургии. Просим пациентов после столь сложных операций бросить курить, а они продолжают!

Я постоянно говорю: мы не должны хвалиться, что убрали у человека пол-организма. К примеру, удалили опухоль легкого, которая прорастала в пищевод, грудную стенку, три ребра, часть аорты или же сделали операцию на сердце, три клапана поменяли. Мы знаем, что эти больные мало живут после таких операций, летальность высока. Необходимо заниматься ранней диагностикой доклинических форм «малого рака» легкого. Это - будущее хирургии.

- Вы ведете счет операциям, которые провели за свою практику?

- Я - нет. Но мои ученики подсчитали, что уже около 20 000 операций. Они мне подсовывают (улыбается) самые сложные случаи. Так и нужно. Бывает, я им ассистирую.

- Чем запомнилась самая первая операция?

- Оперировать начал с 1967 года, еще будучи студентом. Это было в годы учебы в «первом» (Первый Московский государственный медицинский университет им. И. М. Сеченова, - прим. ред.). Поступил в 1965 году, прошел все стадии подготовки.

Брал ночные дежурства, читал, ходил в морг. И вот тебе доверяют сначала историю больного. Потом позволяют его осмотреть. Так и растешь.

Первой моей операцией стала аппендэктомия. Как это случилось? Вы приходите и ассистируете, ассистируете, и хирург видит, как у вас руки и голова работают. Потом он говорит: «Сделай разрез». Сделал, нормально, все в порядке. Выполнил еще и еще, этапами. И потом мне доверили операцию по удалению червеобразного отростка слепой кишки.

Надежно, быстро и аккуратно

- Почему увлеклись именно легочной хирургией?

- Когда был в шестом классе, отец привел меня в госпиталь к Владимиру Константиновичу Красовитову (ведущий хирург госпиталя, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой оперативной хирургии и топографической анатомии Кубанского
мединститута, - прим. ред.), с которым они дружили. И там я впервые увидел торакальную легочную операцию. Увидел бы сердечную, может быть, стал бы кардиохирургом.
С этого все пошло.

Я хотел стать торакальным хирургом, стремился к этому, тренировался, делал специальные упражнения для гибкости рук. Кстати, в переводе с греческого хирургия значит «рукодействие».

Главное, чтобы ты делал операцию очень аккуратно, без кровопотери. Нужно бережно относиться к тканям, стараться обойти каждый сосуд - чтобы пациенты поправлялись. И потом понял, что во время операции необходимо смотреть на себя как бы со стороны. Я наблюдал за собой и, конечно, много учился. Знаете, для меня это такое состояние… Кураж. Надежно, быстро, аккуратно и красиво - вот что должен делать хирург.

- В чем уникальность операций, которые выполняются в стенах краевой клинической больницы?

- Например, есть операции, которые проводятся пациентам с опухолевыми тромбами нижней полой вены, скажем, опухоль почки. Однажды к нам попал такой больной. Провели мозговой штурм - решили пойти нестандартным, оригинальным путем по предложенной нами методике и подключить искусственное кровообращение, сильно охладить больного. Перекрыли кровоток, вскрыли нижнюю полую вену, сердце, в итоге - кровопотеря всего 0,4 литра. И таких пациентов был не один десяток. Все они поправились.

В некоторых клиниках, согласно опубликованным данным, кровопотери - от 15 до 25 литров. Бережное отношение к крови должно быть. Подавляющее большинство операций, которые выполняются в краевой клинике, проходят практически без переливания крови.

Идеальный расклад

- Какие события для краевой клинической больницы стали наиболее знаковыми в уходящем году, чем он запомнился?

- Мы занимаемся такими вещами, которые многие в мире не делают. Например, впервые пересадили трахею. Совместно с медуниверситетом создали искусственную диафрагму. Хотим делать искусственные легкие, сердце, которое будет биться. Вот что мы хотим! Может быть, лет через 20 создадим банк органов, которые будут выращиваться для пересадки больным. У нас огромный поток больных - 1 декабря мы выписали 100-тысячного, думаю, до конца года выпишем еще 20 тысяч пациентов.

Чем еще запомнился год? Меня избрали депутатом Госдумы, но я отказался от мандата. В этом году меня выбрали действительным членом Академии наук по торакальной хирургии. В крае еще не было академиков среди врачей практикующих.

- Если бы вам предложили: практиковать, но отстраниться от руководства клиникой или оставаться главным врачом, но прекратить оперировать, что бы выбрали?

- Выбирать или-или не смог бы. Чтобы проводить операции так, как это видите вы и считаете необходимым (все ведь зависит от руководителя клиники, который может сказать: «А зачем нам такая операция?»), нужно быть главврачом. Но я еще и практикующий хирург. Это идеальный расклад.


Как ранее сообщал Юг Times

Кубанские врачи пройдут спецподготовку для работы на Кубке конфедераций и ЧМ-2018 по футболу

Электронные сигареты могут приравнять к обычным

На Кубани складывается тревожная ситуация с распространением ВИЧ-инфекции

  • Платан Южный
  • Агентство деловых коммуникаций
  • novostroi-ki